Год 2007-й – 2008-й

19 апреля 2007 года в Доме Русского зарубежья состоялась пресс-конференция, на которую прибыли Вице-губернатор Ставропольского края А.А. Воропаев, атташе по культуре Сербского посольства и от Болгарии, мой старый знакомый, певец Бисер Киров, работающий ныне в должности советника посольства по культуре.

Я очертил перед собравшимися семидесятью журналистами контуры предстоящего Кинофорума. Отобраны 234 конкурсных фильма из 34 стран мира, Внеконкурсная программа составит более 50 просмотров. При поддержке Национального Антитеррористического Комитета России мы проведем специальную программу: «Кинематографисты мира против терроризма», составленную из 20 художественных и документальных фильмов, лауреатов прежних лет.

Разместить всех участников Кинофорума предполагается в Кисловодске, в новом санатории «Солнечный». Хозяин санатория В.Г.Туривненко обещал, что приложит все усилия, чтобы принять нас. Я попросил Никиту Михалкова поддержать мое обращение к руководству ВГТРК с просьбой о генеральном спонсорстве Российского телеканала в освещении работы Форума. С его письмом и моим обращением посетил заместителя Генерального директора ВГТРКа А.А.Здановича.

Между тем проблем накануне Открытия хоть отбавляй. Ставрополь сократил количество участников Кинофорума с 300 до 220, на треть срезал предложенную нами смету. Предложено провести Открытие не на Пятигорском стадионе, как мы планировали до сих пор а в 600-местном зале Кисловодской Филармонии.

4 мая. И вновь на тернистых путях жизни «Золотого Витязя» сверкнул луч надежды на укрепление нашего движения. Состоялась неожиданная встреча с влиятельным русским предпринимателем Василием Васильевичем Анисимовым, которого я посетил вместе со своим новым сотрудником Андреем Владимировичем Гавриловым, (возглавившим новое подразделение «Золотого Витязя» дирекцию программ развития и спецпроектов), В ходе часового общения, выслушав мою информацию о сущности и задачах нашего Форума, В.В.А. сразу же решил поддержать «Золотой Витязь» и дал распоряжение перечислить «Золотому Витязю» средства, необходимые для завершения подготовки и проведения Кинофорума. В.В.А., не принадлежа к когорте тех «олигархов», которые превыше всего ставят личный «пиар», спокойно возводит православные храмы в России, Риме, Нью-Йорке, издает православную литературу, помогает снимать позитивные фильмы… Не скрою, что у меня вновь появилась надежда на то, что в жизни «Золотого Витязя» появляется мощная фигура, способная взять под крыло наш Форум. Случится ли это — покажет будущее.

7 мая позвонили из ВГТРКа, из приемной О.Б.Добродеева, соединили с ним. Мы договорились о встрече 10 мая.

10 мая в 11.00 я вошел в его кабинет. Вместо предполагаемых 15 минут, говорили — 40. Я говорил о том, что настало время более полного донесения до телезрителей происходящего на Кинофоруме «Золотой Витязь», деятельность которого полностью отвечает насущным духовным запросам народа и программе Президента в области культуры. Отметил я и то, что Российский телеканал стал уделять больше внимания духовному качеству демонстрируемых фильмов: «Остров», «В круге первом», «Паломничество в вечный город», «Вода»…

Олег Борисович обещал информационное спонсорство ВГТРКа: освещение Кинофорума в программе «Утро» накануне Открытия, три информационных блока в «новостях» — Открытие, Закрытие и сюжет по ходу работы Форума, подключение «Радио России» и «Маяка».
Договорились мы и о том, что после возможного проката первой версии «Лермонтова» по экранам страны, фильм покажут и по Российскому телеканалу.

За семь дней до Открытия я направил в Ставрополь начальника штаба Кинофорума В.А.Степанову, понимая, что ее присутствие там перед началом атаки необходимо. И я не ошибся. Было бы плохо, если бы мы этого не сделали. Ставропольцы слишком поздно начали готовиться к приему участников Кинофорума. Ни информации о предстоящем Кинофоруме, ни растяжек, ни какой бы то ни было рекламы не было в помине. Каждый день от В.А.Степановой приходили тревожные известия: единственный кинотеатр в Кисловодске соглашается отменить запланированный показ прокатного американского боевика, только за солидную денежную компенсацию. Санаторий «Солнечный» явно не будет сдан в эксплуатацию к нашему приезду. Звоню хозяину санатория — он уверяет, что осталась самая малость доделок, но существует противодействие чиновников.

За сутки до нашего вылета А.А.Воропаев известил меня, что санаторий не готов и нас придется расселять по разным гостиницам Кисловодска и Пятигорска. Но инерция запущенного маховика «Золотого Витязя» была уже неостановима.

21 мая первый десант из 160 участников Кинофорума погрузилась в чартерный рейс, и взяли курс на Миниральные Воды. Взлетев, я обошел оба салона, заполненных родными лицами и обратился к участникам Форума по громкой связи. Я показал первые экземпляры свеженького роскошного каталога. С гордостью объявил, что по рейтингу 50 журналистов ведущих московских изданий «Золотой Витязь» фигурирует на первом месте по каталогу, по организации и другим параметрам. В аэропорту — традиционные «хлеб-соль», казачьи песни, загрузка в автобусы и в путь…

И начались искушения… Когда меня с семьей и актрисами Л.Н.Федосеевой, Машей Шукшиной, Л.И.Касаткиной и Л.А.Чурсиной привезли на поселение в симпатичный горный пансионат, оказалось, что для меня с семьей номер не забронирован. По телефону нам дали команду ехать в Пятигорск, где нас, яко бы, ждут в гостинице. На пол пути — отбой, просьба возвращаться в Кисловодск. За окном «уж полночь близилась»… Подъезжаем к кисловодской гостинице «Виктория» — у ворот бездомные участники Кинофорума русские и болгары, которых тоже никак не могут разместить. Но они не унывают, загружаются в автобус и едут на ужин к благочинному Кавминводских храмов.

Всю ночь я не сомкнул глаз: не спал ни минуты. Так плохо мне не было никогда: голову сжимала обручем нестерпимая боль, хотелось раздавить череп руками, меня знобило, крутило, ломало. Под утро я не вытерпел, разбудил жену, попросил попить, дать таблетку от головной боли. Но поскольку я намеревался утром идти в храм на исповедь и причастие, она посоветовала мне перетерпеть. С трудом, поднявшись в 7 утра, я прибыл в храм. Священник, принимавший мою исповедь, видя мое состояние, вынес святой воды, что бы я омыл лицо. Стало немного легче. А после причастия в алтаре произошло чудо — боль и недомогание отступили совсем. После совершения молебна о предстоящем Кинофоруме, Благочинный поздравил меня с именинами, вручил большое Пасхальное яйцо с изображением Николая Чудотворца и попросил меня обратиться к собравшимся в Храме. Вместе с семьей, участниками Кинофорума и простыми жителями Кисловодска мы совершили Крестный ход.

После пресс-конференции, едва успев переодеться, помчался к зданию филармонии, перед которым была выстелена красная ковровая дорожка, играл оркестр, стояли нарядные казаки и юные барабанщицы. Соединившись с Губернатором А.Л.Черногоровым, мы первыми прошли по фестивальной дорожке к трибуне, и я начал «парад звезд». По микрофону объявлял каждого актера по имени, приветствовал делегации из 34 стран мира…

Открытие было, как всегда, красивым, благородным, на едином дыхании. Церемонию вели народный артист России Борис Щербаков и Инга Шатова.

Зрители по долгу аплодировали, не отпускали любимых артистов: Л.И.Касаткину, Л.Н.Федосееву-Шукшину, В.И.Сухорукова, А.Я.Михайлова, З.М.Кириенко, С.С.Говорухина. До слез тронули сердце зрителей славян дети из Косово, привезенные Иваной Жигон. Дети читали и пели по-сербски и по-русски, пели: «Этот день победы… Это — праздник со слезами на глазах!»

Фестиваль стартовал. Как написала спустя несколько дней в «Киевском вестнике» известная Украинская киновед Альбина Афонина: «Странствующий рыцарь — Золотой Витязь» каждый год проходящий в новом регионе, продолжил «патрулирование необъятных территорий земли российской и необозримых далей человеческой души».

Главным героем церемонии Открытия стал замечательный кинорежиссер Александр Сокуров. Именно ему в этом году вручалась Золотая медаль имени С.Ф.Бондарчука «За выдающийся вклад в кинематограф». Эту миссию я поручил исполнить лауреату прошлого года Маргариту Николову. Я находился за кулисами и не слышал всего, что говорил в своем ответном слове Александр Сокуров. Доносились лишь некоторые фразы его тихого голоса: что-то об ответственности русских перед Кавказскими народами…

Следом вручалась премия Президента Белоруссии А.Г.Лукашенко «За сохранение и развитие традиций» Александру Михайлову. Получив ее, А.Михайлов не оставил без ответа задевшие его слова Александра Сокурова…

— «Что же, нам и Курилы отдать…? раздать все наши земли…?

Зал зааплодировал. Ну, что ж, каждый художник имеет право на свое мнение по любому вопросу. Этот маленькая мировоззренческая разборка никак не повлияла на торжественность церемонии….

После праздничного, радостного и ритмичного Открытия, я пригласил на сцену Александра Сокурова, что бы он представил свой фильм «Элегия жизни. Ростропович—Вишневская». Я, зная, что новый фильм Александра должен на днях показываться на Каннском кинофестивале, поблагодарил его пред публикой за то, что он нашел время прилететь на «Золотой Витязь», перед тем, как отправиться в Канны. Александр наклонился к моему уху и тихо сказал: «В Канны я не поеду…»

В этот же вечер по Российскому телеканалу прошло интервью А.Сокурова, данное на открытии «Золотого Витязя», немедленно докатившееся до Канн и потрясшее его организаторов и участников. В нем Александр сказал, что Канны ему неинтересны, и он туда не думает ехать, а вот Кинофорум «Золотой Витязь» представляет для него безусловный духовный интерес. Спустя месяц, в Москве, Андрей Звягинцев, находившийся в то время в Каннах, как номинант со своим новым фильмом, рассказал мне о том, как задело организаторов Каннского фестиваля игнорирование Сокуровым приоритета Канн, как раскрученного, мирового киносмотра. Такое в истории Канн произошло впервые. Канны помнят лишь два отказа по уважительным причинам, с извинениями режиссеров и заверением в полном почтении к фестивалю. (А тут — просто духовная пощечина признанного мастера мирового кинематографа).

После просмотра «Элегии жизни», когда мы вышли на улицу, нас порадовали таким праздничным салютом, какой и в Москве-то по большим государственным праздникам не всегда увидишь.

Первые три дня из-за раздробленности организаторов и участников фестиваля по разным городам, отелям и пансионатам работа шла не слаженно. На третий день, собрав главных отвечающих за проведение Кинофорума с нашей и ставропольской стороны я сказал, что подобная разлаженность организационного механизма у «Золотого Витязя» была только один раз, в Рязани, где амбициозная руководитель культуры, была невнимательна к нам, создателям и главным организаторам «Золотого Витязя», считая, что она и сама справится со всеми организационными вопросами. И все пошло вразнос. Тогда я обратился к Губернатору, предупредив его, что если так будет и дальше, мы завалим рязанский форум. Есть лишь один выход: областное руководство культурой пригнет свою гордую голову и начнет выполнять те просьбы и планы, которые поступают от нас, главных организаторов «Золотого Витязя», единственных обладающих полной информацией, намеченной нами программой и многолетним опытом проведения Кинофорума в различных регионах, городах и странах.

Это был переломный день в жизни XVI МКФ. Ставропольцы поняли, о чем я говорю. Кинофорум заработал на полную мощность. В последующие дни я видел просветленные лица наших дорогих ставропольских коллег. От моих сотрудников никаких жалоб не поступало.

За исключением одной персоны, «приходящей сотрудницы», которая ежегодно, приходя к нам на месяц, успевает за это недолгое время внести в коллектив вирус разлада и интриг, выражая свое пренебрежение в адрес всех моих коренных сотрудников. Терпел я долго, поскольку не склонен к скоропалительным решениям и стараюсь беречь отношения с каждым сотрудником. Не раз предупреждал о недопустимости подобного отношения к главным создателям Кинофорума. Наконец, когда в Кисловодске я узнал о «закулисных», враждебных словах и действиях этой особы, чаша терпения переполнилась, и я принял решение отказаться от дальнейшего сотрудничества с «вирусом».

Превыше всего в своей повседневной, любимой работе я ценю отношения, атмосферу в коллективе. Я оберегаю эту атмосферу и самих сотрудников от негативных проявлений, а под час и друг от друга. В критические моменты, которые к счастью не так часты в нашем коллективе, я говорю своим соратникам: «Никого из вас, никому из вас я в обиду не дам!» Каждый из моих соратников мне дорог. Каждый из них, и все мы вместе за эти годы стали профессионалами своего фестивального дела.

Помощник Президента, актриса, постоянная Ведущая торжественных церемоний нашего Кинофорума, моя жена Инга, единственная из основоположников «Золотого Витязя» сотрудница, оставшаяся от первого Кинофорума с 1992 года по сей день. Она ведет все дела в домашней штаб-квартире, являясь главным «имиджмейкером, дизайнером» и советником Президента.

Арт-директор МКФ, мой старший сын Иван Бурляев, враставший в жизнь «Золотого Витязя» с отрочества. Помню, я предложил ему, пятнадцатилетнему учащемуся центральной музыкальной школы при Московской Консерватории написать позывные Кинофорума, заказав нечто торжественное, в духе «Боже царя храни». Спустя 30 минут он принес мне готовую музыку, абсолютно удовлетворив мои ожидания. В след за этим Иван написал марш, реквием по ушедшим коллегам, увертюру под лазерное шоу и все звучащее на Кинофоруме. Он помогает мне в создании всех торжественных церемоний Кинофорума, следя за вкусом и стилем «Золотого Витязя».

Замечательно, четко, спокойно, тактично созидает год за годом, форум за форумом наш главный координатор, руководящий связями с общественностью и всем миром Наталья Викторовна Сучкова. Она держит в голове и компьютере всю информацию, все «пароли и явки» кинематографистов и театральных деятелей из 60 стран мира. Однажды сказанное мною, не надо повторять и перепроверять. Все будет исполнено.

Директор кинопрограмм, кандидат киноведения, Ольга Валентиновна Курганова, пришла ко мне профессиональным дипломированным специалистом по американскому кино. Сегодня она — лучший специалист по славянскому кинематографу. Человека эмоционального, готового впасть в панику от осознания глобальности задач стоящих перед нею по регулированию отбора и кинопоказа 300 конкурсных фильмов, я год за годом приучал работать спокойно и уравновешенно, понимать, что все равно мы справимся со всеми проблемами. Я подвигаю О.В.Курганову начать писать научный киноведческий труд по славянскому кинематографу, убеждая ее, что никто в мире, как она не владеет ценнейшей информацией об уникальном, планетарном явлении — «славянской кинематографической культуре».

Исполнительный директор МКФ Алексей Костюченко, мой ученик с курса «авторской кинорежиссуры», стал за эти годы незаменимой административной подпорой в повседневной жизни нашей организации. Спокойный и трудолюбивый он порхает, как пчела, обеспечивая гостиницы, транспорт, питание, всю хозяйственную и административную жизнь не только «Золотого Витязя», но и кинотеатра «Эльбрус», который Правительство Москвы, вопреки обещанию, не только не передало «Золотому Витязю», но переподчинило своему ГУПу «Московское кино». И вот мы с Алексеем тянем этот бесполезный для нас груз, уже который год, сберегая кинотеатр неизвестно для кого. Груз этот тянет главным образом он.

Заместитель директора, мой помощник, порученец и советник, (второй оставшийся со мною ученик) Виктор Авилкин, трогательная, поэтичная натура с интересным взглядом на мир, искусство, политику. Его преданность делу «Золотого Витязя», в ущерб своей профессиональной режиссерской деятельности, не может не вызывать чувства ответной благодарности. Иногда перед ответственными выступлениями по телевидению я люблю беседовать с ним, получать подтверждение своим мыслям, слушать дельные его советы. Он следит, в отличие от меня, за текущей прессой, анализирует мои телевизионные битвы и общественно важные заявления наших идейных противников.

Главный режиссер кино-видео студии «Золотого Витязя» Алексей Александрович Лепегов. Человек необыкновенного сердца, бескорыстный, талантливый специалист в видео — электронном деле, он стал настоящим верным другом Фоума. Многие годы помогал создавать все видео программы Кинофорума и, наконец, решил стать штатным нашим сотрудником.

Я безмерно благодарен всем своим соратникам, связавшим с «Золотым Витязем» свои надежды и свою жизнь.

Очень обнадеживает приход в наш коллектив Андрея Владимировича Гаврилова, который на протяжении нескольких лет бескорыстно помогал мне словом и делом и, наконец, принял решение влиться в наш коллектив на постоянной основе, возглавив новое направление — «дирекцию специальных программ и развития». Уже первые месяцы его работы в коллективе принесли ощутимые результаты. Являясь офицером запаса, имея прекрасные аналитические способности, А.В.Гаврилов привнес в деятельность «Золотого Витязя» недостающий элемент планирования стратегии и тактики продвижения «Золотого Витязя».

Первая наша, осуществленная совместно с А.В.Гавриловым в рамках XVI МКФ, программа «Кинематографисты мира против терроризма», стала одним из главных событий Кинофорума. При поддержке Национального Антитеррористического Комитета РФ мы провели показ 20 антитеррористических фильмов, провели конференцию с участием представителей НАКа, ФСБ и ветеранов элитного подразделения «Альфа».

Я имел честь познакомиться с боевыми офицерами «Альфы», элитой русского офицерства, подружился с полковником В., спасшим Россию от гражданской войны в 1993 году. Этот человек, будучи подполковником, командиром боевого отряда «Альфы», получил от Ельцина приказ войти в осажденный «Белый Дом» и уничтожить всех мятежных депутатов.

Командир В. исполнил первую часть приказа — спокойно вошел с отрядом в «Белый Дом», ибо препятствий для «Альфы» не существует. Они прошли в зал заседаний, где были собраны все российские депутаты, не признавшие путчиста Ельцина, вышел на трибуну и сказал о том, что он имеет приказ ликвидировать всех, но он отказывается подчиниться этому преступному приказу, «довольно в России крови». Командир пообещал вывести депутатов из здания Парламента и довести их до автобуса. Когда бойцы «Альфы» выводили депутатов из здания, один из снайперов диверсионной банды «третьей силы», действовавшей в те кровавые дни в Москве выстрелил и убил одного из офицеров «Альфы». Но и тогда мудрые и мужественные «Альфовцы» не ответили огнем на подлый, воровской выстрел и, принося в жертву одного из своих витязей, не допустили в России гражданской войны. Это был великий пик, перелом октябрьских событий 1993 года, момент Русской Истины, сорвавший планы мировой закулисы по сталкиванию России в новую братоубийственную бойню.

В последствии один из высших чинов КГБ открыл журналистам правду о том, как накануне кровавых событий, один из начальников «ельциновской охранки» получил на складе 100 винтовок с оптическим прицелом, которые были розданы «желтой сотне» наших бывших, а теперь «двойных граждан». Как известно, подобного оружия не было ни у одного военного, участвовавшего в «официальной операции». Подонки разместились по крышам вокруг главных точек, решавших в те дни участь России: в здании Мэрии — напротив Белого Дома и у Останкинского телецентра. Они хладнокровно, поочередно стреляли то в российских военных, то в мирных граждан, пытаясь стравить их кровью. Один из этих мерзавцев послал пулю из Американского посольства в спину, нашего друга, кинорежиссера Александра Сидельникова, снимавшего на камеру момент штурма Белого Дома. Я был на месте убийства Александра, проверял истинность рассказа очевидцев его гибели: действительно, пуля поразившая замечательного режиссера, патриота своего Отечества Александра Сидельникова могла быть послана только из под дипломатической крыши.

После провала октябрьского погрома, ельциновская охрана сдала на склад снайперские винтовки и уничтожила все расписки, а «двойные граждане» покинули Россию, так и не воплотив в реальность мечты своих покровителей. Разгневанный «пропойца-президент» отомстил непокорным «Альфовцам», попытался расформировать легендарный отряд. Можно сказать — «Альфа» не выполнила приказ президента. Но вернее будет сказано — «Альфа» — до конца сохранила верность присяге, верность Родине. «Альфа» доказала, что способна действовать разумно, по чести, сообразуясь с высшей целесообразностью. «Альфа» не погибла, она по-прежнему живет, борется и всегда побеждает. «Альфа» вновь и вновь спасает Россию: Чечня! Дагестан! «Норд Ост»! «Беслан»!…

Кто-то поклоняется кинозвездам, шоу-менам, топ моделям… Я никогда не имел в жизни кумиров, но я преклоняюсь пред великими витязями России, бесстрашными, благородными, умными и красивыми офицерами «Альфы». «Альфа» — последний аргумент в схватке с террористами, последний аргумент в деле спасения России. Недаром чеченские головорезы в панике кричат: «Альфа идет!».

Именно такую песню, под названием «Альфа идет!» пел на нашем гала-концерте в кисловодском парке, специальный гость «Золотого Витязя» ветеран полковник «Альфы», композитор, бард Рустам Неврединов. За турникетом, окружавшим сцену, стояли тысячи зрителей и многие из них, не зная текста этой, вовсе «не раскрученной» авторской песни офицера «Альфы», с душевным ликованием и ощущением непобедимости Русской силы, подпевали: «Альфа идет!.. Альфа идет!» В финале песни я встал рядом с Рустамом и обняв его за плечи тоже вторил ему «Альфа идет! Альфа идет!» А когда смолк последний аккорд, невольно выплеснул зрителям переполнявшие меня чувства: «Золотой Витязь» и «Альфа» — едины!» И зрители одобрительно кричали в ответ, махали нам руками. В этот миг, в этом месте России «Золотой Витязь» и «Альфа» символизировали единение творческой мощи и воинской силы Великой Руси, вселяли в сердца людей ощущение непобедимости Русского Духа. Несокрушимости России.

В открытии антитеррористической программы и конференции приняли участие Заместитель руководителя аппарата Национального Антитеррористического Комитета РФ, генерал-майор В.И.Орлов, начальник ФСБ по Ставропольскому краю герой России, генерал-лейтенант О.М.Дуканов, офицеры «Альфы», которых мы наградили часами «Золотого Витязя». Эта программа была настолько интересной и важной, что Президиум МКФ принял решение провести в будущем году Первый Международный Кинофорум антитеррористических фильмов «Золотой Витязь».

Вновь одной из центральных тем Кинофорума стала тема Косова и Метохии, участь которых именно в эти дни решалась в ООН. Мы сочли необходимым вновь напомнить России и миру о величайшей, планетарной несправедливости: попытки отрывания от Сербии, ее исконной, сердцевинной земли. Как известно, шестьсот лет тому назад в Косово жили только сербы, иногда забредали, считанные на пальцах двух рук, албанские пастухи. В XVI веке, согласно турецкой летописи в Косово было не более 5% албанцев, пришедших сюда на штыках турецкой армии. В XIX веке албанцы пошли в наступление на Косовскую территорию, устремились к плановому захвату этой сербской земли. Мы назвали эту программу именем сербского фильма «Косово — погром без конца». В итоге появилось обращение к мировой общественности участников Кинофорума: «Всем нам, участникам 16-го Международного Кинофорума «Золотой Витязь» и всем людям в мире, интересующимся истиной, известно, что с незапамятных времен Господь Бог определил, что Земля Косово — исконная земля сербского народа.

Это памятник нерукотворный незабываемого сопротивления войскам Османской империи. Сербские воины, принесшие бесчисленные жертвы, ценой собственной жизни успели их остановить, и тем самым сохранили мир Европы на многие века.

Все люди, проживающие на святой земле Косово, должны принимать этот факт и считать себя гражданами Сербии, так как Косово — исторически неделимая часть Сербии.

Об этом определенно высказалось правительство России в ООН и в документе, адресованном гражданам всего мира. И мы, участники Форума, полностью поддерживаем этот документ, считая его чрезвычайно важным, определяющим устойчивый дух мира не только в Косово. Но и во всем Мире. Косово является действенной точкой равновесия мира, и разумным людям невозможно с этим не согласиться — от решений каждого из нас зависит очень многое».
Меморандум подписали около 300 кинематографистов и представителей СМИ из 34 стран мира.

Ежедневно проходили десятки встреч в Кисловодске и Пятигорске. Кроме того, пять — семь делегаций выезжали каждый день в Ессентуки , Лермонтов, Железноводск, Георгиевск, Минеральные Воды, Нальчик, Невинномысск, Буденовск, Левокумье и другие города и станицы края. 23 мая я примчался в Ставрополь на тезоименитство Епископа Ставропольского и Владикавказского Феофана, что бы поздравить Владыку и своего давнего друга с 60-летием. Традиционный день отдыха 27 мая участники фестиваля провели в Пятигорске у подножия горы Машук. Но меня там не было.

Вместе с 20 членами отдельной кино-делегации мы нанесли визит соседней республике Северная Осетия. Эту поездку предложил и воплотил в жизнь А.Н.Каньшин. Его помощники «Мегапировцы» подготовили и обеспечили этот двухдневный творческий десант. Мы въехали в Беслан с двухчасовым опозданием и наткнулись на оцепленный в центре города участок главной дороги, на котором догорала взорванная грузовая машина. А если бы наша делегация проехала без опоздания..?

Бесланская школа пронзила сознание и сердце всех участников этой поездки, напомнила о тех трагических днях, когда Россия и весь мир следили за ходом событий происходящих в этой школе, захваченной бандой чеченских террористов. Бесланцы оставили школьный спортзал в прежнем виде, как памятник, свидетельство совершенного здесь бесами варварского бесчинства. Одно дело видеть по телевидению, другое — оказаться здесь самому. Оказалось, что этот спортзал — весьма крохотное помещение. Бандиты загнали сюда более 1000 человек стариков, женщин, детей и младенцев. Не вероятно, как они могли уместиться на пространстве в 40 кв.м. Бандиты не давали им ни пищи, ни питья. Заложникам приходилось пить собственную мочу. А потом штурм. Офицеры «Альфы» без бронежилетов выносили из зала детей, а «нелюди» стреляли им в спины. На обгорелых стенах фотографии жертв этой рукотворной катастрофы — детей и русских офицеров. Л.Н.Федосеева-Шукшина едва сдерживала рыдания. Потом она рассказала, что увидела за решеткой в помещении, напоминавшем школьную библиотеку, обгорелую фотографию Василия Шукшина с пулевым отверстием в самом сердце. Здесь Русский писатель был вместе с бесланскими заложниками, здесь принял вторую смерть.

О чем думали эти звери, идя на неслыханное злодеяние — уничтожение безвинных детей. Они говорили: «мы пришли сюда умирать», сообщали по спутниковым телефонам своим подельникам — «сейчас мы отправимся к Аллаху». Каким разумом нужно обладать, чтобы не понимать, что детоубийц не примет никакой Аллах.

На пресс-конференции, устроенной ветеранами во Владикавказе присутствовало около 300 человек. Незабываемыми были встречи-концерты в действующей 58 Армии и в Суворовском училище. По началу солдаты и офицеры сидели в зале усталые и сосредоточенные на своих мыслях. Ведь каждый из них прямо отсюда мог через миг отправиться на боевое задание в самую горячую точку кровавого кавказского котла.

Но один за другим на сцене появлялись знаменитые русские артисты: Александр Михайлов, Зинаида Кириенко, Лидия Федосеева-Шукшина, Олег Штефанько, Евгений Леонов (Гладышев) с популярной питерской командой «оперов» и с задорной телевизионной песней «Прорвемся опера!» Лица воинов светлели, глаза открывались, они начинали подпевать. Заканчивали программу артисты Иркутского театра народной драмы знаменитым «Прощанием славянки». «Встань за веру Русская земля!..» И весь зал вздымался со своих мест, аплодируя в такт боевому кличу «Золотого Витязя» — «Мы вновь встанем в строй и все пойдем на смертный бой. Встань за веру Русская земля!» Артисты и воины в зале были едины, и общий наш духовный подъем был наглядным свидетельством того, что мы непобедимы.
Пока мы путешествовали по Осетии, наши коллеги на фестивале не только замечательно отдохнули, но и открыли 27 мая в Пятигорске мемориальную доску, на доме в котором некогда жил народный артист СССР Олег Жаков.

Продолжая начатую три года назад программу «МКФ «Золотой Витязь» — детям, будущему России, посетили Пятигорский Детский дом. Привезли детям подарки — красивые теплые курточки, открыли у них Киноклуб «Золотого Витязя», устроили премьеру конкурсного детского фильма, перед которым выступили его создатели — режиссер, маленькие артисты и Елена Санаева. Вряд ли я когда-нибудь забуду крохотную, двухлетнюю девочку, схватившую мою руку в момент приветствия зрителей первого ряда и не выпускавшую меня долгое время, так что приходилось протягивать неохваченным детишкам вторую, левую руку. А девочка все продолжала держать мою руку, целовала, прикладывалась к своей щеке…

Да разве можно описать все встречи, состоявшиеся за эти 10 дней. 300 замечательных фильмов было показано за это недолгое время: «Остров» — П.Лунгина, «Аппокалипсис» — Мэла Гибсона, «Дитя человеческое» А.Куарона, «Сыновья его братьев» — серба Сенишы Ковачевича, фильмы Тарковского, Сокурова, Колосова-Касаткиной, поляка Яна Кольского, финна Аки Каурисмяки; японские, китайские, иранские, венгерские, казахские, сербские, болгарские, белорусские, украинские фильмы… Я не мог быть всюду и очень много не видел, но с удовольствием слушал рассказы кинематографистов об их встречах со зрителями.

Вера Мельник, автор внеконкурсного украинского фильма «Другая жизнь или побег с того света» рассказывала, что слух о фильме шел впереди показа. История о том, как «зеленый змий», едва не погубил талантливого человека. Его, всем надоевшего алкоголика, бросила жена, уволили из театра. В отчаянии он приехал в родное село, где и встретил врача — «свою женщину», собирающую лекарственные травы, которая давно восхищалась талантом народного артиста. Вот она-то и спасла героя, спасла своей любовью. Заканчивая показ в одном городе, получали приглашение в другой. Жители Георгиевска на границе поселка встречали украинскую делегацию хлебом-солью, а перед клубом их ожидали выступления хора, танцевального коллектива. По красной ковровой дорожке под бурные аплодисменты они поднялись в зал. С 1988 года в этом поселке не было ни одного деятеля культуры, а тут целая делегация! «Нельзя было без волнения слушать житейские истории, которыми с нами делились зрители, — говорила В.Мельник, — Ну, посудите сами: женщина, уже потерявшая надежду на то, что муж бросит пить, уже решившая было от него уйти, посмотрев картину, сказала: «Буду бороться за него до конца. Спасибо за фильм, он дал мне надежду». Как можно было без слез слушать маленького мальчика, сказавшего: «Пожалуйста, покажите этот фильм моему папе. Он обязательно бросит пить. Я его очень люблю». «Где можно посмотреть..? Где можно купить этот фильм?».

И таких встреч состоялось более 400! «Золотой Витязь» всколыхнул северный Кавказ! Кинофорум явил светлую, неистребимую мощь славянской и мировой кино-культуры, силу и несокрушимость Русского Духа, способного любить и объединять все самое лучшее в мире.

Мы провели очередную международную конференцию «Духовные традиции. Кинематограф христианского мира». Продолжили начатый 10 лет назад разговор об истинных и ложных путях кинематографа, о сохранении национальных традиций, как альтернативы заволакивающей мир темной и примитивной глобализации, покрывающей угасающее сознание планеты мертвящим цунами — «культурой нового мирового порядка Антихриста». Мы говорили о необходимости спасения культуры из плена «рыночного» порабощения, в которое ввергли национальную культуру наши доморощенные «рыночники» — Швыдкой, Кудрин, Греф и прочая компания западофилов, едва не написал «запедофилов». Боже! Когда ты выдавишь этот гнойный нарыв с лица Русской земли, тех извратителей истинных путей нашего Отечества, которым законы и преданья наши звучат «смешно и бессмысленно».

Неужели эти жалкие «рыночники» не понимают, что торговать можно далеко не всем. Душой и культурой торговать грешно. «Даром получил — даром отдавай!» Господь изгонял предков этих торгующих фарисеев из Храма. И как бы не казалось длительным противоестественное пребывание этих прыщей земли Русской на теле нашей Родины, они — преходящи. Сколько я видел за пол века своего служения культуре подобных министров, чья злая воля отражалась и на культуре и лично на моей судьбе. Сколько раз они меня запрещали, боролись со мной и моими фильмами, издавали негласные указы об удалении Бурляева из кино-процесса, тормозили, чинили препятствия… И где они теперь? Министры приходили и уходили, а Бурляев оставался и продолжал служить России. Как говорит Библия «пусть хоть до небес возрастет величие их, но как прах развеется и не останется от них следа». Разве что дурная память — как о «не наших». Невольно вновь вспомнишь Н.Языкова:

Русская земля
От вас не примет «просвещенья».
Вы страшны ей! Вы влюблены
В свои предательские мненья
И святотатственные сны.
Хулой и лестию своею
Не вам ее преобразить!
Вы — не умеющие с нею
Ни жить, ни петь, ни говорить.
Замолкнет ваша злость пустая!
Замрет неверный ваш язык!
Крепка, надежна Русь Святая!
И русский Бог еще велик!

Впрочем, вы и Бога-то вновь с удовольствием бы отменили в России. Ох, как тревожит вас духовно возрождающаяся, воцерковляющаяся Россия. Вы совершили свою безбожную революцию — в 1917 году. Ваши безбожники-палачи Ленин, Лейба Бронштейн-Троцкий, Яшка Свердлов казнили помазанника Божьего, императора-мученика Николая II. Ваш «ученый брат» А.Яковлев с неучем-трактористом М.Горбачевым запустили механизм разрушительной перестройки — в 1986! Вы, руками трех иуд славянского мира, разорвали единое тело Великой, Малой и Белой Руси, собираемой по крупицам нашими славными предками на протяжении тысячелетий. Вы требовали расстрела восставших за русский народ Российских депутатов, защитников «Белого Дома» — в 1993! И снова вам русофобам, «образованцам» неймется: сегодня вы спустили с поводка очередную черную стаю своих «ученых братьев», увенчанных нобелевскими премиями, возопивших к Президенту Путину о недопустимости усиления роли Русской Православной Церкви в жизни России. Мол, «мы живем в свободной стране! Церковь у нас отделена от государства, и не гоже преподавать основы Русской Православной Культуры в школах», что бы дети России, не дай Бог, смогли обрести родную и прочную почву под ногами. Неверным вашим языком, с гонором торгашей одесского привоза, вы, по недомыслию своему кичитесь тем, что вы — атеисты. Не осознавая, что в Православной России подобными заявлениями вы обрекаете себя на позорное одиночество в компании 0,5% таких же, как вы, ущербных отщепенцев Земли Русской. Прикрываясь своей «нобелевской крышей», в своей «ученой» гордыне, вы всенародно заявляете, что вы — выше такого суеверия, как вера в Бога.
Конечно, все великие сыны России: ученые, писатели, композиторы, художники, полководцы, всем сердцем принимавшие Бога Вседержителя и Христа — вам не указ. Ни Ломоносов, ни нобелевский лауреат, академик Павлов, ни Державин, Пушкин, Лермонтов, Достоевский, Гоголь, ни Мусоргский, Рахманинов, ни Суриков, ни Суворов, Кутузов, Ушаков, Скобелев, ни Пастернак, ни Бондарчук, ни Тарковский вам — не указ. Все они, в отличие от вас слишком ученых, заблуждались!..
Державин, восклицавший: «Но сам собой я быть не мог! Твое созданье я, Создатель! Твоей премудрости — я тварь! Источник жизни, благ податель! Душа души моей и Царь! Твоей то правде нужно было, чтоб смертну бездну преходило мое бессмертно бытие. Чтоб дух мой в смертность облачился, и чтоб чрез смерть я возвратился, Отец, в бессмертие твое!»

Мятежный Лермонтов, восторгавшийся деяниями Творца: «Ночь светла, пустыня внемлет Богу и звезда с звездою говорит…» «С тех пор, как Вечный Судия мне дал всеведенье Пророка, в очах людей читаю я страницы злобы и порока…» …«Есть чувство Правды в сердце человека, святое вечности зерно. Пространство без границ, теченье века объемлет в краткий миг оно…»

Высокий ум, выдающийся дипломат Тютчев, провидчески уповавший на Промысел Божий: «Он жив Верховный Промыслитель! И суд ЕГО не оскудел. И слово «Царь-освободитель» за Русский выступит предел!»

И даже непокорный Пастернак, скованный атеистическим безвременьем, не побоялся исторгнуть из своего сердца: «О, Господи, как совершенны дела Твои, — думал больной. — Палата, больничные стены, ночь смерти и город ночной. Я принял снотворного дозу и плачу, платок теребя. О. Боже, волнения слезы мешают мне видеть Тебя. Мне сладко при свете не ярком, чуть падающим на кровать, себя и свой жребий подарком, бесценным Твоим сознавать. Кончаясь в больничной постели, я чувствую рук Твоих жар. Ты держишь меня, как изделье и прячешь, как перстень в футляр»…

В столь же критическом, переходном состоянии души, смертельно больной Тарковский, всю жизнь разрывавший цепи атеистического плена, всю жизнь тайно веровавший и искавший Господа, выплакал навзрыд свою, быть может, последнюю молитву: «Боже! Чувствую приближение Твое, чувствую руку Твою на затылке моем, потому что хочу видеть Твой мир — каким Ты его создал, и людей Твоих, какими Ты стараешься сделать их. Люблю Тебя, Господи, и ничего не хочу от тебя больше… Принимаю все Твое, и только тяжесть злобы моей, грехов моих, темнота низменной души моей не дают мне быть достойным рабом Твоим, Господи! Помоги, Господи, и прости!»

Конечно, пророки нашего Отечества — вам, ученым-атеистам, возвысившимся над святынями нашего народа — ничто! «Вам наши лучшие преданья — смешно, бессмысленно звучат. Могучих прадедов деянья вам ничего не говорят. Их презирает гордость ваша…» Да, что там Русские пророки, вам и зарубежные гении, верившие в Бога, нипочем: ни американцы Уолт Уитмен и Серафим Роуз, ни англичанин Шекспир, ни итальянец Данте, ни немец Гете, ни поляк Мицкевич, ни гениальный сербский ученый Никола Тесла…

Вас, сегодняшних бедолаг ученых-атеистов», остается лишь пожалеть. Вы, крепко оторвались от Русского народа. А может быть, никогда и не отождествляли себя с ним, горемычным. Вы забыли русские пословицы; «Не плюй в колодец…» «Не плюй против ветра…» А ветры веры Православной по России сегодня вздымаются не шуточные…

Ничего у вас, господин Гинзбург, и иже с вами «горе-ученых», не получится. Подобным «воззванием» вы навсегда запятнали свои имена так, что и «нобелевские побрякушки» вас не спасут. Вы останетесь в истории России, как жалкие богоборцы, вновь решившие ввергнуть Россию во тьму родного вам атеизма. Разве забудет Православная Россия вопль американского русофоба Збигнева Бжезинского о том, что «после развала СССР, главный враг для Америки — Русская Православная Церковь!» Все вы горделивые «ученые», желающие возвыситься над Богом, лишь выполняете заказ заокеанских бесенят и вашего главного предводителя — лукавого богоборца. Всем давно известно — что главным лукавым богоборцем и атеистом, желающим отменить Бога и его законы, является — дьявол. Как говорил Христос, обращаясь к фарисеям: «Ваш отец — дьявол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего.<…> Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он — лжец и отец лжи».

В своей программе, уже записанной для Первого Общественного Православного телеканала «Спас», я подготовил вам — «горе-ученым», подарок, который покажу по телевидению в октябре 2007 года: фильм замечательного православного кинорежиссера Валентины Гуркаленко «Звезда Полынь», повествующий правду о Чернобольской трагедии. В нем вы, увидите «братьев своей научной ложи», ученых атомщиков, отмечающих свой корпоративный шабаш, (иначе этого действа — не назовешь), весело проводимый накануне чернобыльской катастрофы. Видеопленка документально запечатлела «нобеленосцев», увенчанных рогами и хвостами, совершающих свое сатанинское шествие в сопровождении ведьм и прочей нечистой силы. Увидите как знаменитого ученого, с прицепленными ко лбу рогами, гордо восседающего в громадном котле, поджариваемого на адском огне, катит упряжка бесенят. Над этим «ученым» и сворой бесов возвышается транспарант, красноречиво констатирующий: «черт с нами!» Председательствует над всей этой дьявольской вакханалией, главный атомный гомункул страны — академик Александров, горделиво взявший на себя всю ответственность за «мирный атом», и преступно не предусмотревший в созданных им 28 атомных реакторах, уже действующих по всей стране, систему защиты от той катастрофы, которая вскоре после этого «милого, семейного атомного шабаша» грянет в Чернобыле. Ученые-атомщики забавляются. Их можно понять: у каждого внутри живет детское озорство. Только вот в какие игры играют эти «дети»?…

Приходит время и ученым России задуматься не только о своем личном спасении, но и воцерковлением науки. Во славу Божью и вас, ученых, лучше дело пойдет!


Изначальный замысел о М.Ю.Лермонтове, как о главном герое 16-го (Пятигорского) Кинофорума — не воплотился в жизнь по причине того, что Форум перенесли в Кисловодск и в этот приезд, из-за большой плотности программы, я даже не смог побывать в Лермонтовском музее. Единственное, что удалось — провести встречу в Кисловодском Храме Николая Чудотворца с показом «Лермонтова». Однако, сколько раз мне приходилось курсируя из Кисловодска в Пятигорск, любоваться родными пейзажами «пяти гор», проплывающими в дымке за окнами машины.

Заместитель Главы Пятигорска Г.С.Зайцев организовал в Пятигорске ужин-прием 30 участников Кинофорума. В уютном зальчике, тепло, без официоза, по-домашнему мы провели этот вечер. А.Лазарев и С.Немоляева, С.Колосов и Л.Касаткина, З.Кириенко, Л.Федосеева-Шукшина, А.Михайлов, Е.Леонов (Гладышев), Йован Маркович, Маргарит Николов, Р.Недашковская и А.Колесник, Б.Брыльска и другие, по очереди выступали: пели, читали, говорили от души. Столь же сердечный прием оказал нам и хозяин санатория «Солнечный», что бы мои коллеги воочию увидели место нашего возможного размещения в будущем году.

Иногда удавалось насладиться величественными красотами Кавказа, побывать с семьей на водопадах под Кисловодском и в Кармадонском ущелье под Владикавказом. Радуюсь, что со мною мои дети, с младых ногтей постигают Божью красоту и разнообразие российской природы, расширяют визуальное, географическое ощущение необъятной Родины.

Завершался XVI МКФ «Золотой Витязь» так же мощно и красиво, как и начинался. Парад-проход участников по ковровой дорожке мы принимали вместе с Губернатором Ставропольского края А.Л.Черногоровым, Высокопреосвященнейшим Епископом Феофаном и прибывшим на Закрытие Президентом Кабардино-Балкарии, г-ном Каноковым, который был потрясен увиденным и пригласил наш Кинофорум к себе в республику.

Вели церемонию Закрытия я, и Инга. Так удобнее — не нужно тратить время на написание текстов: все необходимое — в голове: твори, импровизируй! Заканчивали Кинофорум на одном, едином с нашими хозяевами, дыхании. Выступления популярных артистов кино, искрометные казачьи песни и танцы, награждение победителей… В завершении, мы вручили наших двух «Золотых Витязей» витязям светской и духовной власти Ставропольского края, Губернатору А.Л.Черногорову и Преосвященнейшему Епископу Феофану. сделавшим все возможное для проведения XVI МКФ «Золотой Витязь» в этом году, а значит для укрепления нашего Форума. Мне приятно было получить из рук казаков большой меч русского витязя.

А.Л.Черногоров объявил перед собравшимися, что приглашает наш Форум в Кавминводы и в будущем году. Что ж, поживем — увидим.
Провожали нас хозяева еще внимательней, чем встречали: незаметно, без толкотни приняли в багаж наши вещи, провели в прохладный vip-зал, опекали, как родных.

В Москве меня ожидало приятное известие: 9 июня Иван сообщил мне, что я во второй раз стал дедом. Его Юленька родила сына Никиту. В полку Бурляевых прибыло, чему я не могу ни радоваться, восклицая: «Бурляевых должно быть много!»

10 июня в кинотеатре «Художественном» мы провели эхо «Золотого Витязя», наградили тех, кто не смог приехать на Кинофорум в Кисловодск: приз «Золотой Витязь» за Глеба Панфилова получали герои его картины «В круге первом» Инна Чурикова и Дмитрий Певцов. Александр Прошкин получил «Серебряного Витязя» за «Доктора Живаго», а Павлу Лунгину был вручен Гран-при за его «Остров».

Председатель ВГТРКа О.Добродеев выполнил и перевыполнил данное мне обещание по информационной поддержке «Золотого Витязя» со стороны Российского телеканала, показав не только обещанные 4 материала о ходе Кинофорума, но и несколько раз поведал в «новостях» об Эхе в «Художественном». Митрополит Климент при встрече поздравил меня с успехом Форума, порадовавшись столь щедрому его освещению по телевидению. В этом году «Витязь» прозвучал внятнее и ощутимее для всей России.

Год назад мне предложили сыграть роль императора Николая II в фильм «Адмирал Колчак», создаваемый режиссером А.Кравчуком для Первого канала. Проба была удачной, меня утвердили. Я не был согласен с решением канала утвердить в роли Колчака достаточно известного артиста, но совершенно не подходящего по типажу и по духовной сути этой роли, считая это ошибкой руководства канала. И так как канал не внял моему условию, я отказался от участия в проекте. Прошел год, вновь позвонил продюсер канала с предложением согласиться сняться в фильме. Поразмыслив, я решил не жертвовать возможностью воплотить этот образ. Такое предлагается ни каждый день. Работа заняла всего один день. Не могу сказать, что работал без удовольствия. Напротив, было интересно вернуться на съемочную площадку спустя 13 лет, после «Мастера и Маргариты». Согревало мое сердце и то, что местом съемок избрали Середняково, в котором 21 год тому назад я снимал эпизоды своего «Лермонтова». Этот день заставил меня пересмотреть свое отношение к современному кино-процессу: группа работала на редкость профессионально и слаженно. Параллельно снимали с двух кинокамер сновавших мимо на операторских тележках. Режиссер явно знал, чего он хочет, оператор — ученик В.И.Юсова, держался уверенно, несмотря на свою молодость. Художник замечательно декорировала лестницу и усадьбу под «Могилевскую ставку императора».

Бродя вокруг озера, впервые ощутил свой возраст. Ведь я помню свои физические ощущения: ощущение своего тела и его присутствия в этом Середняковском пространстве двадцать два года (почти четверть века!) назад. Сегодня я констатировал, что тело потеряло прежнюю легкость, зрение притупилось и несколько потускнело. Однако приятно было день целый провести в образе императора Николая, не без удовольствия отмечая одобрительные, почтительные взоры окружающих членов группы, актеров, массовки и режиссера, нескрываемо удовлетворенного моей похожестью на героя. Работалось привычно радостно и профессионально. Проф-навык никуда не исчез за эти годы простоя.


Потекли простойные летние месяцы. Счет в банке исчерпали до дна. Слава Богу, удалось выплатить зарплату и отправить всех сотрудников в отпуск. И снова период подвешенного положения Форума, поиска средств для дальнейшей жизни. Агентство отказало в поддержке V Театрального Форума. А.Н.Каньшин рекомендовал обратиться к президенту Северной Осетии Т.Мамсурову. Написал ему свое предложение о совместном проведении Театрального «Золотого Витязя» во Владикавказе.

Вновь обратились к В.В.Анисимову с просьбой о продолжении покровительства над МКФ «Золотой Витязь». Но началось время отпусков, и мы зависли до осени.
Перед своим исчезновением в отпуск записал для телеканала «Спас», отметившего в июле свое двухлетие, 12 передач из нового цикла «Династия Сидельниковых — Гуркаленко», в котором представил талантливую кинематографическую семью, трех лауреатов «Золотого Витязя».

Отец — Александр Сидельников, расстрелянный 4 октября 1993 года у стен «Белого Дома». Мать — Валентина Ивановна Гуркаленко, Художественный руководитель «Леннаучфильма». Сын — Иван Сидельников, выросший в интересно — мыслящего и талантливо — снимающего режиссера. В течении двух с половиной месяцев телеканал «Спас» будет представлять своеобразный «Кино-университет династии Сидельниковых-Гуркаленко»: 28 фильмов этой семьи на самые разнообразные темы: от истоков Руси — Рюрика, Вещего Олега, Русской иконы, до Достоевского, Менделеева, адмирала Макарова, генерала Скобелева, Гаврилина, Рубцова, Белова, Распутина и, наконец, через Чернобыль к визуальным прогнозам возрождения России к светлой песне, живущей в душе Русского Народа.

Слава Богу, и мы, русские кинематографисты, обрели возможность представлять по телевидению своих подвижников культуры и называть выдающимися тех, кто этого действительно достоин, тех, кто всю свою жизнь служит духовному возрождению и укреплению России.

Несмотря на обещание в течение двух месяцев подтвердить нам свое намерение провести будущий Кинофорум на Кавминводах, никаких известий от администрации Ставрополья не поступило. Сам позвонил А.Л.Черногорову. Он сказал, что пока не может подтвердить свою готовность, поскольку у него по прежнему идут нешуточные бои с местной Думой: впору — или распускать ее или самому покидать поле боя. Я попросил Александра Леонидовича до конца августа ответить определенно, т.к. до 15 сентября я должен представить в Агентство программу будущего года.

Начали подготовку второго фестиваля «Эхо МКФ «Золотой Витязь» в Грузии, который наметили на 22-26 сентября. Грузины готовы принять 8 актеров, просят привезти Никиту Михалкова. Нужно поговорить с ним.

Побывал с семьей в Тарханах на Лермонтовском празднике. Провели там два красивых дня. Все тут родное, и все — близкие моему сердцу люди. Выступил на праздничном вечере со словом о Лермонтове. Всей семьей приняли участие в бале и деревенских игрищах: танцевали, играли-хороводили с дворовыми девками. Побродили по тенистым аллеям парка, поплавали на лодочке, сконструированной с паланкином, как в фильме «Лермонтов». И я, и Даша, и Илюша покатались на лошадях, которых здесь завели 12 голов. Тарханы на подъеме, благодаря директору Т.М.Мельниковой.

Посетил открытие первого МКФ имени А.Тарковского «Зеркало» в Иванове. Открытие весьма достойное. C радостью встретил здесь В.И.Юсова, Инну Чурикову, ставшую Президентом этого фестиваля, Марину Тарковскую, Олега Янковского, Тео Ангелопулоса, возглавившего жюри. Обняв его после пресс-конференции, я сказал, что приехал сюда, узнав, что и он здесь будет. В своем слове о Тарковском на Открытии я сказал, что участие в первом фестивале таких художников, как Вадим Юсов и Тео Ангелопулос — залог успеха в будущем. Я трижды приглашал Ангелопулоса на «Золотой Витязь», в котором участвовали и побеждали его картины, но он ни разу не смог вырваться к нам. Зато прибыл в Иваново, ставшее на несколько дней столицей мирового кинематографа.


На август месяц уехал с семьей в Черногорию на отдых, который предложила нам Ивана Жигон. Здесь встретил и свой 61 год.

3 августа в 7.30 утра меня разбудило поздравлением в прямом эфире «Радио России», спустя час поздравило радио «Сити ФМ». За день дозвонились около 30 человек, порадовав своим вниманием и крепко подорвав мой телефонный бюджет.

День провели спокойно и как всегда безалкогольно.

Вечером, когда жена и детишки ушли с моря в дом принять душ, я в одиночестве посидел, глядя на море, горы, облака… И с грустью отметил, что как раз одиночества-то мне и не хватает. Осознал, что уже много лет, занятый повседневной текучкой и заботой обо всех и вся, я не имел минуты полного покоя, когда можно посмотреть на небо, остановить мгновение и ощутить с е б я в быстротекущей Вечности.
Пытался взвесить на чаше сердечных весов жизненные потери и приобретения.

Что потеряно? — Cовсем перестал писать стихи. Совершенно не стремлюсь к актерству. Да и режиссерских планов не лелею вовсе. А это означает, что все, чем гордился я еще 20 лет тому назад утверждая , что прежде всего я — поэт, потом — режиссер, а потом актер, сегодня не является главными устремлениями моей жизни. Это не означает, что я не буду больше сниматься и снимать кино. Появится глубокая духовная роль — не отпущу ее, как не упустил в этом году образ Николая II. И если вдруг вновь загорюсь желанием спеть еще одну свою режиссерскую песню, как некогда пропел «Лермонтова» — сниму новый фильм.

Значит актерство и режиссура, и в этом нужно честно себе признаться не были главными, профессиональными, судьбоносными векторами моей жизни. Поиграл, поскольку с детства попал в кино-процесс. Поснимал, поскольку загорелся примером своих старших друзей Андрона и Андрея, захотел посмотреть, а могу ли я… Подтвердил себе, что и это я могу. Удовлетворил свои юношеские амбиции и желание состояться, как автономная кинематографическая личность.

Видно — всему свое время. «Время разбрасывать камни и время их собирать». Не даром Некрасов, достигнув зрелости, изрек сокроментальный, определяющий жизнь мужчины закон: «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». Пришло время, и он перестал писать стихи, взялся за общественно необходимое, мужское дело — издание журнала, определяющего духовную жизнь России.

Возможно, и я в зрелом своем возрасте инстинктивно вышел на свою главную дорогу — дорогу борьбы за душу человека, собирания камней русского и мирового кинематографа, бескомпромиссного поединка с силами тьмы за духовное возрождение всем сердцем любимой мною России, за утверждение судьбоносной и спасающей мир Русской Культуры.

Что приобретено? — Воплотил 16 МКФ! 4 МТФ! Один Форум Русского боевого искусства!

Создал Международное Объединение Кинематографистов Славянских и Православных Народов, объединяющих 12000 кинематографистов, деятелей театра и СМИ из 15 стран славянского мира. И еще больше кандидатов и сочувствующих нашему движению.

За полтора года ведения авторской телепрограммы по телеканалу «Спас» провел 86 встреч с. популярными киноактерами и талантливыми русскими режиссерами, показал 106 телепремьер, замечательных духоподъемных фильмов, не показанных прежде ни по одному государственному и частному телеканалу России. Получаю одобрительные отзывы о своей программе из многих точек планеты: Петропавловск на Камчатке, Кипр, Украина, Белоруссия, Финляндия… Подготавливаю презентацию телеканала «Спас» в Грузии, Болгарии, Сербии…

Сформулировал идею национального проекта «Международного Центра Культуры Славянских Народов», благо в России пришло время воплощения национальных проектов. России необходим свой духовный, культурный Центр: со своей кинотелестудией; кинотеатральным комплексом, для проведения международных фестивалей позитивной культуры; своей Киноакадемии, воспитывающей кадры для национально-ориентированного, позитивного кино и телевидения, со своими национальными (русскими, украинскими, белорусскими, сербскими, болгарскими и прочими славянскими) деревнями, очагами родственных, едино-корневых национальных культур.

Культура, славянство и православие это — те три кита, на которых Россия способна всплыть из кромешной пучины духовной деградации, эта триада — единственный двигатель и спасительная сила России. Недаром великий провидец Ф.М.Достоевский писал: «У России есть две всемирно исторические задачи: это cлавянство и Православие». Возродит Россия национальную культуру и духовность — возродится и преобразится все вокруг: и экономика, и образование, и наука, и здравоохранение, и безопасность Отечества. Остается лишь довести до сознания Президента и Правительства судьбоносность и спасительность данного проекта.

Издал две книги — «Одолевая радостью страданья» и «Летопись «Золотого Витязя», а значит, воплотил свою первую жизненную мечту — стать писателем. Намерен продолжать писать «Летопись «Золотого Витязя» столько, сколько Господь продлит мое земное бытие. Ведь это — главный мой литературный труд, свидетельство о времени и о себе.

Могу ли я считать себя счастливым…?
Как говорил Пушкин: «На свете счастья нет, но есть покой и воля».
А если нет этого покоя…?

Да, и волю-то свою, самое дорогое, превыше всего ценимое мною смолоду, я научился смирять, подчиняя, Ее — неукротимую, благу своих близких. И все-таки, я продолжаю жить с ощущением радости в сердце. Радость от осознания не бесполезности того дела, которое день за днем совершаю последние 16 лет со своим «Золотым Витязем». Радость от ощущения дарованной мне возможности послужить России.

Да и детишки у меня хорошие, согревают отцовское сердце радостной необходимостью заботиться о них, ничего не требуя взамен. Выращу, подниму на ноги, а там увидим кто, чем отплатит, за мою любовь к ним. Впрочем, уже сегодня их ответная любовь ощутима: одна младшая Дашка чего стоит — покорила сердце мое, как никто в мире. Я и не подозревал, что кого-то могу так полюбить.

Господь даровал жизнь моему третьему поколению — пошли внуки: Настенька и Никита Бурляевы… Жаловаться — грех.

Август. Отдых вполне заслуженный и весьма красивый: теплое Адриатическое море — плавай, не хочу! Солнце, катер, водные лыжи. Вокруг дружелюбные братья сербы-черногорцы… Но в глубине сознания тревога за очередной «Витязя». Сбежал из Москвы, не обеспечив гарантированного места проведения ни Театрального, ни Кинофорума, ни их бюджета, а значит и очередной зарплаты сотрудникам.

Снова неопределенность и привычное не знание своего будущего. Нужно искать запасной вариант. Вспомнил, как в разговоре с Управляющим делами РПЦ, Высокопреосвященнейшим Митрополитом Калужским и Боровским, Климентом, прозвучало его мягкое не согласие с моим желанием бросить якорь «Золотого Витязя» на Кавминводах.

— Так якорь бросить можно было бы и нас в Калуге — с улыбкой сказал Владыка. — Но вам нужно продвигаться в различные регионы России. Вот, например, Хакасия… Я недавно побывал там. Богом заброшенный край. Культура и духовная жизнь в полном забвении. Молодые люди, проходя мимо группы духовных лиц РПЦ, откровенно показывали нам пальцами рога, кричали: «сатана победит!» Вот куда необходимо прийти «Золотому Витязю».
Я предложил Владыке, чтобы он наметил перечень регионов, которые, по его мнению, следует посетить «Золотому Витязю». Нужно будет встретиться с ним и подробнее поговорить об этом.

5 августа позвонил А.Н.Каньшин и сообщил, что руководство Северной Осетии склонно к проведению у них во Владикавказе очередного V МТФ. Однако официального ответа от них все еще не поступало.

8 августа А.В.Гаврилов известил, что есть предложение НАКа провести Первый МКФ антитеррористических фильмов в Ростове на Дону. Я дал согласие на проработку этого варианта. Но вскоре поступило известие о том, что Министерство Грефа зарубило идею о поддержке антитеррористического кинофестиваля, сославшись на то, что Минкульт и так поддерживает МКФ «Золотой Витязь».

9 августа, когда я сидел у моря за своим походным компьютером, подсел сын Илюша, спросил: «Почему нет гимна «Золотого Витязя»? Нужно написать…» Возможно, он прав.

13 августа. На отдыхе, сидя за компьютером у Адриатического моря, я смог написать несколько программных, важнейших для дальнейшего развития «Золотого Витязя» и культурной жизни России документов, которые я никак не успевал создать в Москве. Послание В.В.Путину и Правительству РФ о «национальном проекте в области культуры и духовного развития РФ». Пакет документов Губернаторам РФ об учреждении Всероссийского конкурса на проведение МКФ и др. программ «Золотого Витязя». По возвращении в Москву нужно непременно провести пресс-конференцию по случаю объявления этого конкурса.

Вскоре после праздника Илии Пророка ночью разразилась неслыханная гроза со шквальным, затяжным ливнем. Электричество вырубилось. Даша перепугалась. Пришлось успокаивать, веселить членов семейства. В чем мать родила, выскочил под ураган в дворик, спасать промокающие на сушилке полотенца. В горах и на море грохотало и сверкало до ослепительного сияния — покруче, чем при бомбардировке НАТО. Поскольку непогода неистовствовала и не думала смирять свой напор, в тайне начал подумывать об экстренной эвакуации, в случае если уровень воды поднимется до критического: собрал на ремень кофр с мобильным телефоном, барсетку с документами, билетами и остатками средств. Порадовался, что накануне приобрели для детей надувную резиновую лодку, на которой я предполагал при наводнении вместе с Ингой спасать детей, уводя их повыше в горы, обступающие наш залив со всех сторон.

И не заметил, как заснул. Утром сияло солнце, но с моря сильно несло бензином. В трех километрах напротив нашего жилища, на противоположной стороне залива, у портового причала стояло полузатонувшее после бури судно. Сизые разводы плавали вокруг нас и нашего места купания. Соседи сказали, что в округе потонуло три катера. Предполагая, что мы попали в экологическую катастрофу, начали звонить друзьям в Белград с вопросом, где продолжать отпуск. Но к концу дня разводы исчезли, запах прекратился, и мы решили «отбывать срок» на прежнем месте. Тем более, справившись в ближайшем городке Будве о ценах в отелях, увидели, что они — на порядок выше.

А, в общем, должен признаться, что такой отдых, за 61 год моей жизни, выдался впервые. Покой, возможность здорового, режимного существования, с укрепляющими морскими ваннами, приводящими в порядок, начинающий тяжелеть организм. Не большой любитель бесцельного поджаривания на солнце, я имел возможность в любой миг уединиться в тени за своим походным компьютером. И даже, в коем то веке, подумать о бренном и вечном.

Москва встретила, как полагается, обилием нерешенных проблем. Денег на очередную зарплату «нет и не известно»… Театральный форум в Осетии принять не готовы… Где проводить Кинофорум в будущем году — не ясно… Все, как всегда по осени, но привыкнуть к этому трудно.


8 августа СМИ оповестили о присуждении Никите Михалкову «Золотого льва» в Венеции за фильм «12». Искренне порадовался за своего друга, который спустя 40 лет после рождения его первой режиссерской работы «12 разгневанных мужчин» в Щукинском училище, со мною в главной роли, вновь доказал миру, что он все еще на коне. И хотя он не довел до конца свое предложение мне поработать с ним в этом проекте, я без тени обиды позвонил ему в Венецию и поздравил с победой.

Это событие воскресило в памяти те светлые дни, когда на моих глазах и при моем непосредственном участии Никита впервые вступал на путь режиссуры. С Никитой мы познакомились и подружились в 1959 году, когда его брат Андрон ввел в свою знаменитую семью меня — маленького героя своего первого в жизни, студенческого фильма «Мальчик и голубь». Никита сразу же забрал меня у Андрона в друзья. Постоянно снимаясь в кино, я вынужден был перевестись в уникальную школу рабочей молодежи №18 на улице Чехова. Уникальность этой школы была в том, что в ней учились дети, занимающиеся творчеством и спортом: учащиеся хореографического училища при Большом театре и ансамбля Моисеева, фигуристы Ирина Роднина и ее партнер, мой одноклассник, Алексей Уланов. Узнав от меня о подобной сказочной школе, которую нужно было посещать не ежедневно, а лишь три раза в неделю, где педагоги относились к своим талантливым подопечным с достаточным уважением и снисхождением, Никита перевелся в мою ШРМ, закончив которую в 1963 году, поступил на актерский факультет театрального училища имени Щукина.

В 1964 году закончил школу и я. Судьба была благосклонна ко мне и благодаря протекции выдающегося режиссера Ю.А.Завадский, в театре которого я работал уже три года, меня принял для прослушивания в своем кабинете лично ректор театрального училища имени Щукина Б.Е.Захава.

Я, как полагается, прочитал Борису Евгеньевичу один рассказик, один стишок и одну басенку. Ректор попросил прочесть еще что-нибудь. А ничего больше я и не готовил.

— Стыдно, молодой человек, — сказал ректор. — Я в ваши годы знал наизусть всего Онегина… Ну, что же… На дворе — ноябрь, первый курс уже весь переполнен… Приходите поступать в следующем году.

В этот миг в дверях кабинета появился педагог училища Ю.В.Катин-Ярцев, как я потом узнал — мой троюродный дядя. Услышав приговор ректора, Юрий Васильевич заметил, что освободились места на втором курсе, где два студента (один из них — мой старший брат Борис) ушли служить в армию. Это решило мою судьбу, и я прямо из кабинета ректора попал в аудиторию второго курса, где меня с восторгом встретили мои дорогие друзья Никита Михалков и Настя Вертинская.

Недавно попавшая в мои руки «Летопись Вахтанговской школы» помогает восстановить хронику событий тех давних лет:
Приказ №124 от 3 ноября 1964 года: «Зачислить на II курс актерского факультета дневного отделения Бурляева Н.П. с условием сдачи экзаменов за I курс в течение 1964/ 65 учебного года.

А под этим приказом другой приказ №137 от 26 ноября: «…За недопустимое поведение во время занятий, студента II курса актерского факультета дневного отделения Михалкова Н., объявить строгий выговор».

Да, Никита всегда отличался здоровым и озорным чувством юмора, и занятия с его присутствием всегда проходили весело, что воспринималось далеко не всеми педагогами этого сурового училища. Приказы об отчислении студентов то и дело появлялись на доске объявлений. Отчисляли и спустя некоторое время восстанавливали и Машу Вертинскую и Александра Калягина и многих других.

Закончив второй курс, я опоздал к началу занятий на третьем курсе на две недели. Причина была достаточно уважительная для меня и совершенно не убедительная для ректора: я задержался в связи со съемками в «Андрее Рублеве». Приезжаю, а на стене Приказ №118 от 17 сентября 1965 года: «Отчислить Бурляева Н. из состава студентов III курса актерского факультета дневного отделения за съемки в кино без разрешения Ректората училища».

Им бы радоваться, что их студенты, будущие «артисты театра и кино», имеют возможность проходить профессиональную практику, (да еще какую! У Тарковского!) а они… столь жестоко и неадекватно: долой из училища! Что это было: педагогическая амбициозность, ревность..?

Но рядом был мой негласный опекун Ю.В.Катин-Ярцев. Он, зная училищную кухню, сказал: походи к ректору, покайся — и он тебя примет обратно. Спустя три недели на стене висел новый Приказ №143 от 11 октября: «Учитывая чистосердечное раскаяние Н.Бурляева в совершенном им тяжелом проступке, его готовность загладить свой поступок интенсивным трудом и безукоризненным поведением, а так же взятое им на себя обязательство не участвовать в киносъемках до окончания училища, разрешаю Н.Бурляеву посещение занятий и участие в работах III курса на правах вольнослушателя — условно на ½ года, после чего будет поставлен вопрос о возможности восстановления его в правах студента». 19 мая 1966 года последовал приказ о моем восстановлении в правах студента.
А над головой Никиты тучи сгущались все больше и больше.

Приказ №172, от 22 ноября 1965 года: «Студенту III курса Н.Михалкову в прошлом учебном году было разрешено участвовать в киносъемках картины «Перекличка». Работа над кинофильмом, как обычно, затянулась, и озвучивание ряда эпизодов упало на первые месяцы текущего учебного года. По словам Н.Михалкова, озвучивание назначается в ночные часы — по его просьбе, чтобы он имел возможность участвовать днем в занятиях по актерскому мастерству на своем курсе. На занятия же по другим предметам он не является, так как вынужден отсыпаться после ночной работы на киностудии. Так как ректоратом Михалкову было дано разрешение на участие в данном фильме, я вынужден был мириться с тем, что он пропускает часть занятий. Однако при этом потребовал, чтобы он, в соответствии с нашими правилами, каждый раз накануне получал разрешение ректората отсутствовать на части занятий следующего дня. Однако добиться, чтобы Михалков выполнял это требование, несмотря на несколько моих с ним разговоров на эту тему, мне до сих пор не удалось. В студенческом коллективе может создаться впечатление, что Н.Михалкову, по каким-то причинам, разрешается то, что запрещается всем остальным, в результате чего другие студенты, нарушающие дисциплину, могут оправдать себя обычным в таких случаях заявлением: «Если Михалкову можно, то почему мне нельзя!» … Что же касается самого Михалкова, то я пока воздерживаюсь от исключения его из училища по той единственной причине, что его исключение поставило бы в трудное положение те работы на курсе, которые ведутся с его участием, и, следовательно, неблагоприятно отразились бы на творческих интересах других студентов. Исходя из изложенного, прошу Художественного руководителя III курса Л.М.Шихматова в недельный срок (до 29 ноября) созвать заседание Совета курса и обсудить на нем поведение Михалкова и возможные меры воздействия, которые в данном случае следовало бы применить. О предложениях Совета прошу немедленно довести до моего сведения. Ректор училища Б.Е.Захава».

Уж и не припомню, был ли Совет, и что там решилось, но именно в это время Никита загорелся попробовать себя в режиссуре. Он выбрал два отрывка из «Петра I» А.Толстого. Предложил мне сыграть в одном из отрывков роль Карла XII, а сам замахнулся на роль Петра в другом отрывке. Сказано — сделано. 24 ноября 1965 года состоялся показ наших самостоятельных отрывков и заседание кафедры.

Из протокола заседания: «Шихматов предлагает поставить «плюс» (высшая оценка) Бурляеву. Шухмина возражает, находит, что его нужно покритиковать. Калиновский видит Бурляева на сцене в первый раз, он ему кажется очень способным человеком. Предлагает поощрить.
Захава: Его много поощряли в театре и кино. В своих работах у нас он пока не дает оснований для особых похвал. Плюс ставить нельзя. Сегодня он играл отдельные приспособления, не нанизанные на задачу. Со школой пока не поладил.

Катин-Ярцев: Сегодня он старался удержать зерно образа и не упустить чувство своего достоинства. В том, что он делал, было много дарования. Он еще очень неопытен. Моментами он выявлялся прекрасно. Но он натыкался на отсутствие общения.
Мансурова: Вначале он мне очень понравился, было интересно смотреть.

Шихматов: Подкупает творческая смелость, неожиданность. Предлагаю поставить «плюс» Карлу XII — Бурляеву, Пинер — Артамонову и Десмон — Коляскиной — «поощрения».

«Петр I» — второй отрывок.
Шухмина: Михалков не прикоснулся к образу Петра. Это скорее царь Федор.
Захава: До меня дошло сатирическое отношение к Петру, которого нет у автора. Получилась некоторая дискредитация. Михалков не понял образа и того, что он не может играть Петра. Его гнев — гнев царя Федора.
Бинембойм: Он очень по-своему понял образ. Это его убеждение.
Захава: Трактовка не застрахована от нашей критики.
Калиновский: Мне кажется, с него надо спрашивать больше. Здесь он подмял Петра под себя. Это не трактовка: он роль приспособил к себе».
Итог: Михалков — Петр — «поощрение».

Но это «поощрение» лишь окрылило Никиту на новые режиссерские дерзания. Вскоре он сказал мне о том, что хочет поставить с мужским составом нашего курса одноактную пьесу Роуза «12 разгневанных мужчин» и предложить мне главную роль, одного из присяжных, пошедшего против всех и всех победившего. Эту роль в американском фильме играл Генри Фонда. Подобных «суперменов», я — 19-летний юнец еще не играл. Это было качественно новое испытание в моей актерской биографии. Прочитав пьесу, я загорелся не меньше Никиты, и мы ринулись в атаку. Репетировали и днем и ночью.
И тут новый удар судьбы, Приказ №28 от 26 февраля 1966 года: «За систематические нарушения учебной дисциплины, постоянное невыполнение академических обязанностей и упорное нежелание подчиняться установленным правилам для студентов нашего Училища, студента III курса Михалкова Н.С. из состава студентов отчислить».

Никита не стал упрашивать ректора о своем помиловании. Он, увлеченный своим первым серьезным режиссерским прорывом, не прекратил репетиций. Преодолевая стыд и унижение собственного достоинства, он тайно проникал по вечерам в училище через окно и продолжал работу. И довел ее до конца. И сделал это на таком высоком профессиональном уровне, что его гонители были вынуждены признать успех.
Из заседания кафедры 22 марта 1966 года:

Ремизова: «Как радостно, когда студент, работая самостоятельно, приходит к хорошим результатам. Видно, что им привито… Они, в результате, все производят впечатление актеров. Радостно, что здесь видна заслуга Училища.

Этуш: «…Самостоятельная работа кажется лучше, чем те, что были сделаны педагогами…».
Захава: «Я очень ценю в нашем училище эти самостоятельные работы и нечего бояться, что они лучше педагогических. Но это и неправда. Хорошая педагогическая работа будет лучше самой лучшей самостоятельной работы… Здесь налицо чувство правды, чувство формы, группировки. Очень жаль, что студент, который здесь показал себя режиссером (Михалков) и проявил здесь свои режиссерские возможности, вынудил нас с ним расстаться. Но факт его исключения считаю для Училища вынужденным и неизбежным, если мы хотим соблюсти наши принципы. Если в его сознании не произойдет коренной революции (на что я не очень надеюсь), то это будет талантливый человек, который не сможет реализовать всего, чем его наградила природа»

Шихматов считает, что эта вещь должна быть перенесена на Большую сцену. «Плюсы» получили все без исключения 12 исполнителей! Постановка «12 разгневанных мужчин» стала дипломным спектаклем нашего курса.

А Никита поступил во ВГИК на режиссерский факультет и «смог реализовать все, чем его наградила природа» стал тем, кем он теперь является — ведущим режиссером не только Российского, но и мирового кинематографа. И вот — новая победа Н.Михалкова в Венеции.
Мне, конечно, жаль, что Никита поменял концепцию и пригласил на «мою» роль другого актера. Думаю, сегодняшний я — мог бы многое дать этому фильму. Однако зла не таю — искренне радуюсь победе своего друга.

С 15 по 19 сентября состоялся второй фестиваль «Эхо МКФ «Золотой Витязь» в Грузии. За день до нашего вылета я видел в телевизионных новостях демонстрацию у стен Российского посольства в Грузии, с требование отравить посла в отставку. И все же мы вылетели в Тбилиси довольно мощной делегацией: Л.Н.Федосеева-Шукшина, В.В.Меньшов, А.Б.Кузнецов, Л.Гузеева, Д.Золотухин и я с Ингой. Привезли на фестиваль отличную программу из одиннадцати фильмов: премьеру «12» Н.Михалкова, «Остров» П.Лунгина, «Апокалипсис» Мэла Гибсона, «Восточный экспресс» С.Николаеску, «Огни большого города» Аки Каурисмяки, мой фильм по роману В.Белова «Все впереди». Просил Никиту составить компанию, но он привязанный к Новгородским лесам своим новым проектом «Утомленные солнцем» — 2, сам вырваться никак не мог, но копию фильма «12» выдернул из проката и отправил в Тбилиси с двумя своими помощниками.
16 сентября в кинотеатре «Амирани» на открытие нашего фестиваля собралась вся интеллигенция Тбилиси. Зал, вмещающий около 2000 человек, был переполнен. Три часа, пока длилось открытие и фильм, люди тихо стояли у стен в проходах. Бурно реагировали на фильм, особенно на линию грузинского героя, в конце долго аплодировали, благодарили меня со слезами на глазах за доставленную нечаянную радость.

На следующий день в столь же переполненном зале «Амирани» прошел гала-концерт, вызвавший не меньший восторг зрителей.
18 сентября мы посетили имение князя А.Г.Чавчавадзе в Цинандали и переночевав в Телави удовлетворенные вылетели в Москву.
Видя очевидный успех наших акций в Тбилиси, сотрудники Посольства заговорили о возможном проведении в Грузии полномасштабного МКФ «Золотой Витязь» в 2009 году.

Вернувшись в Москву, вновь погрузился в тревоги и состояние цейтнота. Нужно было принимать решение проводить ли в этом году Театральный Форум. Времени на полноценную подготовку уже почти не оставалось. Средств на счету — не было никаких. Посетил Заместителя Министра Культуры П.А.Пожигайло, от него позвонили Никите с вопросом, как помочь проведению Форума. Он порекомендовал обратиться в «Единую Россию». Обратились, поговорили, и хотя я не получил никаких гарантий, но опираясь на желание П.А.Пожигайло помочь я принял очередное авантюрное решение запускать маховик подготовки.

12 октября пред отлетом в Сербию я позвонил, ожидающему моего решения Николаю Губенко и подтвердил, что арендую «Театр на Таганке» на пять дней в декабре. Зафрахтовал и Театр русской драмы М.Щепенко. И оставив помощников готовить Форум, улетел в творческую командировку в Сербию –Черногорию — Косово — Болгарию.

Я с удовольствие принял предложение «Православной энциклопедии» сняться в роли Ведущего их нового телефильма из цикла «Планета Православия», уклонившись от предложенной по началу серии «Румыния — Албания», я убедил их, что полезнее я буду в серии «Сербия — Болгария».
Едва приземлившись в Белграде, меня повезли на съемку к собору Святого Саввы Сербского, где я и познакомился с группой состоявшей из семи человек: режиссер — Валерий Балаян, два оператора, ассистент, звукооператор и продюсер.

Сразу же предложил новый вариант текста, углубляющий и заостряющий сербский вопрос. Режиссер безоговорочно принял мои предложения. Значит сработаемся. Переночевав, тронулись в путь по уже давно знакомым маршрутам: монастыри Жиче, Студеница, Милешево с его небесной фреской Белым Ангелом, которого я увидел уже в третий раз. Переночевав в Студеницкой монастырской гостинице, тронулись в Черногорию. Обессилевшие добрались до Средиземноморской Будвы, где я окончательно понял, что заболел. Утром совершили путешествие в резиденцию Черногорских Митрополитов Цетинье и далее в уникальный горный монастырь Острог, основанный в 17 веке святым Василием Острожским. Много довелось мне видеть в мире чудес, но подобного пещерного монастыря, вырубленного в отвесных скалах, я никогда в жизни не видел, разве что — греческие Метеоры. Попробуйте, слуги дьявола, взобраться к небесам и повоевать со Всевышним!… Врата ада не одолеют этих небесных высот никогда.

А наутро — второе путешествие в Косово и Метохию. Думали ли я, что спустя пять с половиной лет вновь явлюсь сюда…
Уже не было такой охраны, как в первый приезд, когда наш «кейфоровский» автобус сопровождали два «бетеэра» и 21 итальянский солдат. На границе с Косово нас встретил шеф российской канцелярии в Косово Андрей Юрьевич Дронов со своим помощником, двадцатитрехлетним Владиславом и охранником Сергеем. На одном микроавтобусе и джипе со спец-сигналом на крыше, они уверенно сопроводили нас сквозь все Косово. Ввиду ограниченного времени сразу же поехали на Косово Поле. Оно — под охраной словацкого контингента. Без труда прошли за колючую проволоку, поднялись на башню и там сняли то, что нам было нужно. Попробуй поставить такой кадр: нашей съемки небольшое пространство башни заполнил взвод шведских «кейфоровцев». Щелкают фотокамерами, мобильниками… Своеобразный НАТОвский туризм.

Заночевали в Приштине. Наутро, интервью с Епископом Артемием в Грачаницах и долгожданное, втрое для меня посещение Дечанского монастыря. С монахами этой святой обители встречался, как со старыми друзьями: отец Илларион, бывший известный Белградский артист, на мой вопрос не жалеет ли он, что оставил тот мир, ответил: что там он служил суете, а здесь — Истине. Он проводил нас в иконописную мастерскую, где он и его братья пишут необыкновенной красоты и праздничности иконы. Узнав, что я вновь прибыл в монастырь, бывший Игумен, а ныне викарный Епископ Феодосий, больной поднялся с постели, чтобы встретиться со мной. Войдя в его келью, я подарил владыке икону Троицы. Встретились, как старые друзья. Я сказал дорогому Владыке Феодосию, что он значительно помолодел, со дня нашего первого общение, что часто вспоминал о нем, ибо он остался в моем сердце навсегда. Договорились видеться немного чаще: хотя бы раз в три года.

Пожалуй, самым ярким воспоминанием об этом походе останется уличная съемка в центре Приштины. Нам оставалось отыскать и снять комплекс разрушенных сербских домов. И вот перед нашими глазами, на взгорке целый квартал разоренных зданий, справа от него обезглавленный, без крестов православный храм, а еще правее огромная мечеть. Все, как говорится, «в одном флаконе». Именно в этот миг раздается приближающийся гул натовского вертолета, который плывет в небе в сторону православного храма с длинным хоботом-канатом под брюхом, к концу которого была приделана просторная люлька. Зависнув над храмом, вертолет опустил люльку на крышу и началась загрузка толи мусора, толи церковной утвари… Издали было не видно. Быстро поставили камеры. Операторы показали мне, направление моего прохода по мосту. Невероятно: пришлось идти среди албанцев и, перекрикивая вертолетный гул кричать слова о преступлении против православия албанцев и «нового мирового порядка».

Второе пришествие на Косово оставило во мне еще более трагическое ощущение. Хотя охраны вокруг нас было меньше, потому что-де, меньше опасности: албанцы временно притихли в ожидании решения ООН о их независимости, а так как от голоса России многое зависит, нас они сейчас тронуть не должны… Трагизм в том, что тогда, в 2002 году, из зашторенного автобуса я видел калейдоскоп албанских лиц с одним и тем же выражением: испугом воров, застигнутых на месте преступления. Я видел людей опасавшихся, что их сейчас поймают за руку, и покарают… Тогда я видел царство вора под прикрытием КФОРа. Теперь этот «вор» повсеместно выглядел хозяином, подлинным победителем. Они уже чувствуют себя — дома! Живут спокойно и вольготно: их детки сотенной вереницей поспешают в школы, играют в футбол. Их родители, как муравьи снуют, строят дома, плодятся, попивают кофе, ведут беседы, играют в нарды. Дух сербский изживается на сербской, Косовской земле.

Как небольшая кучка пришельцев-албанцев одолела сербский народ, всего за пару столетий..? Как могли допустить это, православные, веротерпимые люди..? А может быть, именно потому, что веротерпимые..?

Сербы не уничтожили даже мечеть-памятник турецкому султану, погибшему в кровавой борьбе с сербами на Косовом поле. А албанцы за 10 лет смели с лица земли 160 православных святынь: монастырей и храмов, имеющих непреходящее значение для мировой культуры.

Покинули Косово с облегчением. Лишь въехав в Сербию, ощутили, что вновь можем дышать полной грудью. Вновь обрели родную, православную почву под ногами и родные, православные лица вокруг.

Покинув Косово, перекрестился на первый же православный храм. Впервые задумался о том, что все обошлось благополучно. Видно албанская разведка пока еще плохо работает. Если бы они знали, что им нанес визит тот, кто всеми силами борется с их режимом, и спит в майке «Золотого Витязя» в их вонючем приштинском «пятизвездочном» отеле, в котором не насчитаешь и пары звезд, вряд ли они выпустили бы меня из «своих объятий» без проблем.

В Болгарию въехали, как домой, хотя и здесь мы уже не дома. Всего лишь несколько часов пообщались с Маргаритом Николовым. Снялся у Храма Александра Невского. В течение 20 минут переписал тексты, опираясь на оперативно предоставленный Маргаритом сценарий об этом храме, который нам не позволило воплотить наше Агентство по культуре и кинематографии.

Невероятный балканский калейдоскоп. За две недели — 5000 километров по горным дорогам, замечательные древние храмы и монастыри, перевал Шипка, который я запомню навсегда из-за шквального ветра валившего нас с ног и опрокидывающего камеру. Произнося текст, приходилось держаться за пушечный лафет, перехватывало дыхание, кепку срывало с головы. И снова чудо: густой туман, облака за моей спиной вдруг разрывались, и взору открывался горный пейзаж.
Несмотря на обращение Святейшего Патриарха Алексия к Болгарскому Патриарху Максиму, с просьбой о содействии в съемках фильма, исполнитель патриаршей воли некий Епископ написал резолюцию: снимать можно, но за плату. И всюду, в каждом монастыре и храме приходилось выплачивать непредвиденные средства. Последним, на пути в аэропорт, нас принимал в своей резиденции Митрополит Рашский (Гавриил). Дав нам замечательное интервью, радушно угощая нас, Владыка, узнав о подобной «финансовой резолюции» был искренне опечален, сказал, что это произошло по «недомыслию писавшего», ибо взимать мзду с братского некоммерческого православного проекта — грешно.

В Москве меня ожидали новые проблемы с осуществлением предстоящего пятого Театрального «Витязя». Идея Н.Михалкова об обращении за помощью к «Единой России» не нашла поддержки у партийных функционеров. Они долго решали и сочли не целесообразным поддерживать наш Форум. К ударам я привык. Держать удар умею. Но, приняв этот удар, невольно задался вопросом: если правящая партия, лидером которой стал В.В.Путин, призывающий страну к духовно нравственному возрождению, обращающийся к Федеральному Собранию теми же словами, которыми я кричу России уже 16 лет, считает нецелесообразным поддерживать «Золотой Витязь», в котором сфокусировалось практическое воплощение «плана Путина» в области духовно-нравственного развития страны… Тогда можно ли доверять подобным функционерам?

Если бы Заместитель Министра культуры П.А.Пожигайло не вложил свои личные ресурсы в начало подготовки Форума я не смог бы решиться проводить пятый театральный фестиваль в этом году. Всего за месяц до открытия Форума я принял окончательное решение идти в атаку. Времени на форсирование подготовки — кот наплакал, проблем выше головы, и все равно — вперед, только вперед!

Я написал письмо М.Швыдкому. Звонил ему и П.А.Пожигайло. Ответ — средств нет, Бурляев поздно обратился. Неправда г-н Швыдкой, я обращался вовремя, за год и два месяца до проведения Форума, но из вашей конторы пришел ответ чиновника, что де потому, что из Минска, где предполагалось проводить Форум, во время не поступило подтверждение, то и Российское Агентство устраняется от поддержки «Золотого Витязя». Ох, чиновники! Как у вас все казуистически «обосновано». Однако, где же логика? Ну не будет пятого МТФ в Минске, будет он в России, но ведь он все равно будет. И поддерживать работающий на благо государства Форум вы обязаны. Но настолько велика ревность к поднимающемуся на театральном горизонте «Золотому Витязю», что вы не побоялись впервые за 16 лет отказать в поддержке совершенно. Ну что же «есть и Божий суд наперсники разврата»…

Зашел к Министру культуры. Пришел, не договорившись о встрече предварительно. А.С. готовился к отъезду.
– Мне нужно три минуты Вашего внимания, — сказал я входя в кабинет.
– Одна минута, — парировал А.С., подписывая какие-то бумаги.
Я объяснил катастрофическое положение театрального Форума и попросил о помощи.
– Несколько лет тому назад Вы помогли нам в такой же ситуации…
– Тогда я мог, сейчас не смогу, — ответил А.С., сухо улыбнувшись.
Мы попрощались. Покидая кабинет, я оглянулся и сказал:
– Ну что же… Буду пробиваться один.

Павел Анатольевич вновь помог закрыть текущие финансовые вопросы. Посоветовал позвонить в штаб «Единой России». Позвонил В.В.Рязанскому тот ответил, что уже пытается помочь по своим личным каналам. Попросил прислать ему в штаб наши реквизиты.

17 ноября, на открытии фестиваля «Листопад» в Минске, встретив С.В.Лазарука, выразил ему свое недоумение по поводу отказной политики Агентства по культуре.

– Ваш руководитель идет против линии Президента, отказывая в поддержке «Золотому Витязю», который на протяжении 16 лет практически воплощает в жизнь план Путина по возрождению традиционных, духовно-нравственных основ культуры. Вы загоняете меня в угол и даете новый повод для критики.
Я вручил С.В.Лазаруку книгу «Летопись «Золотого Витязя» и сказал:

– Здесь описаны деяния вашего руководителя. О Вас «Летопись» пока не писала. У Вас есть шанс помочь «Золотому Витязю».
С.В.Лазарук обещал вернувшись в Москву что-то предпринять, но созвонившись с ним через четыре дня я выяснил, что все что он мог сделать это передать свою записку А.А.Голутве.

Выхода не было, пришлось беспокоить Александра Алексеевича по мобильному в одиннадцатом часу вечера. Он обещал утром заняться этим вопросом.
23 ноября приехал Йован Маркович. Звонят из гостиницы «Славянская», говорят, что пока не поступит предоплата, наших гостей поселить не смогут. Еле упросил поселить под мою ответственность и пообещал оплатить незамедлительно из своих средств. Только вот из каких..?
Обратился к самым близким попечителям «Витязя» последних лет к А.Н.Каньшину, В.П.Тихонову и В.Л.Малькевичу…
Владислав Леонидович сказал, что не оставит нас без помощи и постарается решить вопрос о спонсорской помощи майскому, XVII «Золотому Витязю» на совете директоров в ближайшее время.

Владимир Петрович Тихонов тоже отреагировал мгновенно, обещал перечислить небольшую сумму.
В.В.Рязанский сказал, что ему пообещали перечислить «Витязю» средства из ММПП «Салют». А пока вновь, П.А.Пожигайло оказал экстренную помощь. Что ж, даст Бог, прорвемся.

Окончательно определился состав двух жюри. «Театр малых форм»: Л.И.Касаткина, М.Б.Терехова, В.Г.Распутин, отец Александр Зимин. Председатель — А.Н.Роговцева. «Театр больших форм» — Йован Маркович, Р.С.Недашковская, О.И.Пивоваров, отец Илия Соловьев, возглавить пришлось мне.
23-го ноября позвонили из аппарата Главы Администрации Президента РФ, от г-на Собянина. Сказали, что мое обращение на имя В.В.Путина рассмотрено, принято положительное решение, и посещение церемонии Открытия Форума 1 декабря включено в план Президента. Сказали, что гарантировать его присутствие не могут, но все может решиться за 2 часа до начала церемонии. Сегодня в МХТ наше жюри уже смотрело первый конкурсный спектакль «Обломовщина», представленный труппой С.Жиновача. Форум практически начался до своего официального открытия.

24-го приехала из Киева Р.С.Недашковская. При содействии П.А.Пожигайло началось кормление участников Форума в ресторане «Кино».
Прорываемся вперед с боями, на пределе выживания, но — живем.
Выступил по «Народному радио», радио «Радонеж» и «Маяк».
29-ого. Услышав мое вчерашнее обращение по «Радонежу», сегодня пришел человек и принес 20000 рублей, хотя я вовсе не взывал о помощи материальной. «Есть чувство правды в сердце человека», жива Россия!

1 декабря в театре «Содружества актеров Таганки» состоялось торжественное Открытие V Международного Театрального Форума «Золотой Витязь». Несмотря на все сложности, была поставлена цель — создать у зрителей ощущение праздника и мощи русского духа. В фойе театра зрителей встречал оркестр кадетского корпуса — 30 мальчиков, на сцене весь вечер играл Государственный концертный оркестр «Боян» А.И.Полетаева — 60 музыкантов. Покорил зрителей и самодеятельный театр из города Скопина, представивший действо о подлинном русском костюме XIX века. Приветствовали Форум Высокопреосвященнейший Митрополит Кирилл и Заместитель Министра культуры П.А.Пожигайло. В день открытия Владимир Гостюхин представил свое действо «Анна Снегина», в сопровождении лучшего Белорусского хора «Чистый голос». 8 телекомпаний прислали свои группы и потом подробно показали сюжеты по каналам: «Россия», «Культура», «5 канал», «Звезда», «Спас», озвучили информацию о Форуме и в программе «Время» «Первого канала».

Конкурсные показы больших театров Москвы вогнали меня в тоску — блеклая сценическая жизнь, претензии на формотворчество, искажение русской классики, раздутые имена театральных акул. Лишь на седьмом спектакле Новосибирского театра Сергея Афанасьева на сцене забилось живое сердце, появилось ощущение актерского ансамбля и крепкой режиссерской руки.

Театры малых форм радовали больше. Интересны были Леонид Мозговой, Людмила Максакова в пьесе по Маркесу «Как жаль» в постановке Петра Фоменко. Перед началом спектакля я зашел к Петру Наумовичу в кабинет. Узнав, что сейчас в театр прибудут члены жюри А.Н.Роговцева, Л.И.Касаткина, М.Б.Терехова и В.Г.Распутин Петр Наумович начал сокрушаться, что мы увидим не русскую драматургию, не тот выбрали спектакль… Но и драматургия и спектакль оказались очень достойными. Утром я позвонил П.Н.Фоменко и поблагодарив его за спектакль, сказал, что утром проснулся с удивившими меня самого размышлениями о том, что если найдется серьезный повод, я бы мог впервые за 40 лет появиться на сцене в постановке Фоменко.

4 декабря прилетел из Софии мой старый друг Наум Шопов. После конкурсного просмотра я примчался на ужин. Наум сидел усталый, вполне соответствующий своим 76 годам. Но едва увидел меня, вскочил с кресла, и мы обнялись. А когда я напомнил ему эпизод из нашей африканской жизни, он вновь чуть не подскочил и помолодел лет 30. Тогда, 37 лет тому назад в Браззавиле, я стал невольным свидетелем его истории с конголезской красавицей.

Открытием для меня стала моя старшая дочь Маша. Накануне Открытия Форума она со страхом пригласила меня на свой дипломный спектакль «Последний до-диез» по Ж.Ануйю в учебный театр ГИТИСа. Я с удивлением и отцовской радостью увидел, что Маша несет в себе трепетную актерскую сущность, глубину чувств и, кроме того — прекрасно поет. Я решил показать этот спектакль на Форуме. И в результате 5 студентов курса вместе с Машей получили дипломы за лучшие дебюты.

Последние дни Форума прошли под знаком Сибири. Один за другим были показаны спектакли, оправдывающие и само проведение Форума и наши попытки заниматься театром. Иркутские театры Народной драмы М.Корнева и ТЮЗ В.Токарева порадовали сердце удалью и чистотой «Сибирской свадьбы» и роскошными костюмами в «Легендах озера Байкал». Новосибирский театр С.Афанасьева блеснул прекрасным актерским ансамблем в «Зеленой зоне» М.Зуева. И, наконец, Омский театр «Галерка» В.Витько подарил нам истинно русское слово Валентина Григорьевича Распутина в его инсценировке «Деньги для Марии». Присутствие самого автора в зале придало этому действу особую ценность.

В.Г.Распутин согласился стать членом жюри «Театра малых форм» и честно исправлял свои обязанности, посещая почти все конкурсные спектакли. Лишь в день закрытия Форума попросил пощады и разрешения не приходить на церемонию по состоянию здоровья. Как я не уговаривал — он не был в силах появиться в зале. А жаль! Ведь, по сути, вся пирамида V МТФ и пафос церемонии Закрытия были устремлены к самой главной награде — «Золотому Витязю» — В.Г.Распутину за сбережение традиций, русского слова и души. Решения двух жюри были приняты без разногласий и весьма объективно. Как всегда замечательно, с полной отдачей и сердечно вела работу жюри «малых форм» Ада Николаевна Роговцева. Общение с этой удивительной женщиной доставляет и мне, и всем окружающим большую радость.

Закрытие прошло собранно и по-домашнему сердечно. Золотую медаль имени Н.Д.Мордвинова «За выдающийся вклад в театральное искусство» вручили растроганному Науму Шопову. Я отыскал феноменального балалаечника Алексея Архиповского, одно выступление которого уже было бы оправданием всего вечера. Моя Машенька говорила о своем отце так искренне, что я едва сдержал набегавшую слезу. В заключении она решительно сказала, вероятно, для меня, что петь она не будет. Тогда я подошел к ней и объявил, что своей отеческой волей повелеваю ей — «петь». Отступать было некуда, и Маша, трепеща от волнения, прекрасно спела новую версию «черных очей». Нашу церемонию своим присутствием почтили Президент РЖД Владимир Иванович Якунин с супругой, Натальей Викторовной, руководившей Оргкомитетом Калужского «Золотого Витязя» в 2003 году. Людмила Максакова несмотря на то, что опаздывала на рейс в аэропорт приехала получить награду за лучшую женскую роль в спектакле П.Н.Фоменко «Как жаль». После спектакля пришел и В.А.Андреев со своими выпускниками, удостоенными «Золотого Витязя» за спектакль «Не для меня». А сам В.А.Андреев и режиссер С.Голомазов получили «Золотого Витязя» за «Фотофиниш». М.А.Захаров прислал на церемонию директора «Ленкома» М.Варшавера, которому вручили три диплома за блистательный актерский ансамбль (О.Янковский, Л.Броневой и А.Збруев) в спектакле «Женитьба».

Несколько раз на сцену поднимались за наградами автор пьесы «Зеленая зона» Михаил Зуев, удостоенной «Серебряного Витязя» и режиссер Владимир Витько — «Бронзовый Витязь» за «Деньги для Марии».

Павел Анатольевич Пожигайло не оставлял Форум без своего внимания и поддержки до самого конца. И само осуществление V МТФ в этом году было бы не возможно, если бы ни его решимость подставить свои плечи.

После закрытия Форума я умчался в Сергиев Посад, залечивать раны и приходить в себя.

Перед самым Новым Годом пришло радостное известие: «Экспоцентр» во главе с В.Л.Малькевичем вновь протянул нам руку помощи и перечислил средства для начала подготовки предстоящего XVII МКФ. Год заканчивали на подъеме: к Новому Году сотрудники получили зарплату и подарки.

Но к марту месяцу вновь подошли к привычному состоянию нулевого бюджета. Подали в Агентство заявку на поддержку. В лучшем случае они выделят четверть необходимых средств. А где искать остальное? Проведение Форума в Москве — всегда стресс. Обратился к Мэру Москвы с предложением о совместном проведении Форума — чиновники отписали, что в их бюджете на этот год данная программа не была предусмотрена, и они могут поддержать лишь информационно. А тут еще подоспело уведомление о моем увольнении с поста директора кинотеатра «Эльбрус». И здесь меня обыграли. Вынули из жизни 8 лет надежды на укоренение «Золотого Витязя» в Москве.

А как обнадеживающе и красиво все начиналось: 2000 год, Кремлевский Дворец, торжественная церемония Открытия Кинофорума. Шесть тысяч зрителей овацией встретили речь Вице-мэра Москвы В.П.Шанцева об особой значимости культурной миссии Кинофорума «Золотой Витязь» для России и для столицы, в которой в скором времени город обещает предоставить нам один из кинотеатров. Спустя 8 лет чиновники оставляют «Золотой Витязь» с носом.