Год 2008-й – 2009-й

11.04.08 На наш счёт упал первый бюджетный перевод.

13.04 Пришло известие о том, что Генеральный директор ВГТРКа О.Б.Добродеев положительно отреагировал на моё предложение стать гене-ральным попечителем предстоящего Кинофорума.

14.04 Посетил директора завода «Диод», В.П.Тихонова. Наш старый друг обещал в скором времени перечислить небольшие, но очень важные для про-должения нашего движения средства.

15.04. Заместитель управляющего Комитетом культуры Москвы Г.Л.Лупачёва сообщила – руководство столицы приняло решение поддер-жать «Золотой Витязь» по статьям полиграфии и информационной продук-ции. С консолидированной поддержкой Агентства, «Экспоцентра» и города, половина финансовых проблем будет решена. А вторая половина..? Впервые мы не сможем оплатить проживание и питание всех участников, поэтому сократили число приглашённых от каждой страны. Сербы – 15, болгары – 9, украинцев попросили самих решить квартирный вопрос в Москве. На сегодняшний день мы можем оплатить проживание и питание не более 50 человек.

Завершилось формирование конкурсной программы. Отобрано 270 фильмов из 31 страны: 222 – конкурсных 48 внеконкурсных. По количеству – рекорд.

18.04. Наш скромный офис посетил выдающийся грузинский режиссёр Реваз Давидович Чхеидзе. Он, завершая в Москве свой последний фильм «Свеча с Гроба Господня», заболел воспалением лёгких и более двух месяцев провёл в больнице. Выйдя на свободу, он прямо с больничной койки поехал к нам. Похудел, но глаза попрежнему излучали чхеидзевский свет, сопряжённый с доброй мудростью и светлой печалью. Мы тепло встретились, попили чаю, поговорили о завершении его фильма и о том, что мы обязательно покажем картину на фестивале, как мировую премьеру. Р.Д. сказал, что его студенты сняли о нём фильм и в нём подтверждается уникальный факт прямого соучастия нашего Форума в судьбе фильма. Прежде МКФ «Золотой Витязь» присудил сценарию Р.Д.Чхеидзе главный приз, потом в момент вручения награды я обратился к сидящему в зале высокопоставленному чиновнику Агентства по культуре, (и этот миг запечатлела камера), с просьбой поддержать финансирование производства фильма. Они поддержали. Фильм отснят и вот круг замкнулся – готовый фильм будет представлен на нашем фестивале.

Мы поговорили о текущих проблемах, и о неизменных чудесах сопрово-ждающих историю «Золотого Витязя». Послушали музыку моего Ивана к но-вому фильму «Мы из будущего», которую высоко оценил Реваз Давидович. Я проводил своего старого друга до машины, поджидавшей его у стен нашей обители, мы трижды поцеловались на прощание, до скорой встречи на фестивале.

25 и 26 апреля. Фонд Андрея Первозванного оказал мне долгожданную честь паломничества в Иерусалим, чтобы впервые присутствовать при чудесном таинстве нисхождения Благодатного Огня.

Рано утром подъехав к зданию Фонда, я увидел подле автобуса много родных лиц: Валентин Григорьевич Распутин, Владимир Николаевич Кру-пин, в аэропорту с радостью встретил руководителя нашей делегации (120 человек!) Владимира Ивановича Якунина. Министра культуры А.С.Соколова, старых знакомых из Государственной Думы и Совета Федера-ций… И началось наше незабываемое паломничество…

Едва приземлившись в Тель-Авиве, на автобусах двинулись в Иерусалим и не заезжая в гостиницу с 10 до 22 часов в темпе бегунов на очень длинные дистанции посетили все основные святые места Иерусалима. К ночи, не чув-ствуя ног, добрались до отеля.

В 7.00 – подъем, завтрак и по автобусам. Инструктаж бывалых паломников настраивал на самый боевой лад. Предупреждали, что такого количества па-ломников в Иерусалиме никогда не было. Обещались всевозможные испыта-ния: и то, что кто-то может не попасть в Храм Гроба Господня, и то, что лю-бого могут вытолкать прикладами прочь, не взирая на чины и достоинства, что всем надо держаться друг за друга… Вспомнился эпизод из «Иванова детства», когда капитан Холин, перед переходом линии фронта требует всех участников похода попрыгать – «не звякает ли в карманах, и не шваркают ли в них спички». Страха не было, была уверенность, что мы всё преодолеем. Каждому выдали по цветастой косыночке на шею, для опознавания нашей группы и к ней какую-то карточку с надписями на иврите, которую я, сочтя знаком производителя товара, оставил в автобусе. Потом оказалось, что я ос-тавил в автобусе – пропуск в Храм Гроба Господня.

И мы пошли… Вернее побежали по старому городу, как конвоируемые пленные: «шаг в лево, шаг вправо – расстрел». Отстал – пропал! И всё же было радостно: со всех сторон слышалась только русская речь. Со всех улиц и переулочков толпами валили православные, ведомые, батюшками с кре-тами. 100.000 паломников прибыли нынче в Иерусалим воспринять Благо-датный огонь. Из них 50000 русских!

Перед первым же контролем всех заставили приготовить пропуска, а мое-го пропуска – нет! Сообщил об этом идущим рядом. Те, лишь пожали плеча-ми. Первый заслон одолел, т.к. полицейские запутались с проверкой пропус-ков и я просочился, как прослойка в пироге между двумя собратьями. Перед вторым кордоном, как манну небесную, наш красноярский коллега вручил мне пропуск (у него их оказалось – два!). Перед третьим кордоном, нас раз-делили: В.И.Якунина с несколькими сотоварищами повели одним путём, а нас оставшихся – другим. Оказалось, что нас привели в тупик. Путь закрыт. Крики: «поворачивайте обратно!» Бежим по каменным улочкам обратно. Давка, крики израильской полицейской девицы: «Назад, стрелять буду!»

Вот и двери Храма Гроба Господня. Идущие впереди просачиваются внутрь. Передо мною двери начинают закрывать. Что-то кричу, толкаюсь и всё-таки прорываюсь внутрь. Двери закрывают прямо за мною, отрубив часть наших собратьев. Несусь по свободному патриаршему проходу едва ли ни до самых заветных Дверей Гроба Господня. Ищу наших. Понимаю, что наше место не здесь. Возвращаюсь назад, и нас втискивают в ограждение отведён-ного нам пространства, рассчитанного человек на 40, нас же – около 100, не считая просочившихся с нами украинцев, молдаван, грузин и прочих право-славных. Цепляюсь за перекладину парапета, занимая передовое место у патриаршего прохода. И начинается великое стояние. С 10 до 14 часов. В непе-редаваемой духоте – 40 градусов по Цельсию. Пот течёт по шее и лицу. Трудно вытащить из сумки бутылку с водой и камеру, чтобы запечатлеть происходящее. Меня пытаются оттеснить, но я держусь за перекладину ограждения – изо всех сил. Рядом ухватилась за ту же перекладину пожилая хохлушка. Её, как лишнюю, пытается вытеснить, обороняя меня, приятель из Государственной Думы. Но бабуся не сдаётся! Оглядываюсь, ищу глазами – где Распутин? Не вижу его. (Уже потом узнал, что он был придавлен к стене и ему 70-летнему сибиряку, было ещё тяжелее). Кто-то упал в обморок, кому-то несут воду.

Напротив нас, за аналогичным ограждением – такое же по метражу, как и наше, но почему-то пустующее пространство. Но вот и в него вгоняют сотню греков. Тех, кто не втиснулся, выпихивают прочь. Грек в рясе, следящий за порядком кричит по-английски нашей сотне: «не давите!». Шепчу ему на ухо, как это нужно говорить по-русски, он повторяет: «не давьитэ! Не дави-тэ!» — довольный улыбается – контакт налажен! Но вот его место, прямо пе-редо мною занимает здоровенный молодой араб в грязной красной майке. Его спина, как мартеновская печь впаялась в меня, поддавая излишнего жара. Смиренно молчу, терплю, но не выдерживает мой сосед слева, сотрудник ап-парата Правительства РФ. Вступаясь за меня, он толкает араба и требует, чтобы он отошёл. Но тот непоколебим, как скала. Вход в Кулуквию запеча-тали огромной печатью. По проходу движутся оседлавшие дуг друга молод-цы, с барабанами в руках и дикими воплями. Так проходит четыре часа!

Смиренно взирая на этот Садом, успев помолится всего раза три за всё время стояния, я то и дело думал об одном: разве мы грешники, спрессован-ные у Гроба Господня, как сельди в разжаренной бочке, толкающие друг друга и ругающиеся, достойны того, чтобы Господь ниспослал нам Благо-датное Чудо, простил нас и поверил нам ещё раз..? А снизойдёт ли в этот раз Огонь..?

Наконец, в 14 часов, прямо мимо меня прошёл со свитою Патриарх. С моего места плохо виден вход в Кулуквию. Кто-то сообщает о том, что Пат-риарх совершил Крестный Ход, его обыскали и впустили ко Гробу Господ-ню. Прошло всего 12-15 минут и единый выдох, шквалом пронёсся по двена-дцатитысячному собору христиан: из Кулуквии вышел Патриарх со свечами слепящими несказанным белым огненным светом. Благодатный Огонь вновь послан человечеству. Нам дарован ещё год жизни. Спустя несколько секунд, я поджег свои пучки свеч у кого-то из собратьев.

И несказанная радость, восторг, охватил и меня грешного. Признаюсь, что я не видел никаких чудес вокруг: ни световых всполохов, (разве что вспышки фотокамер), ни нисходящую огненную росу… Но я ощущал всем сердцем, что Чудо – свершилось. Благодатный Огонь снизошёл. Вокруг всеобщее ли-кование. Всеобщее братство во Христе, во Благодати Божией.

Как было наказано – немедленно двинулись к выходу, побежали по старо-му городу к автобусу. Огненное море плескалось вокруг. Тысячи людей не-сли полыхающие свечи и фонарики, которые они должны разнести по всему миру. Все, как и мы торопились в аэропорт к своим рейсам, взлетающим из Тель-Авива один за другим.

В самолёте В.И.Якунин заглянул в наш салон и протянул мне восковой шарик от Печати с Гроба Господня. А в аэропорту нам вручали специальные лампы «летучая мышь» с благодатным огнём. Я взял две лампы и не напрас-но. В автобусе обнаружил, что у В.Г.Распутина лампы нет. С радостью дал ему одну, он с благодарностью принял.

Тронулись в центр Москвы. По всему пути следования мерцали благодатные огоньки. Их мерцание сливалось в cветоносные ручейки и реки: право-славные бережно несли огонь в свои жилища. Около полуночи добрались до Храма Христа Спасителя. Протиснулся со своей лампой внутрь. Вижу – в ложе стоят два Президента: В.В.Путин и Д.Н.Медведев. Оба, как положено православным – крестятся. Видеть это было радостно для сердца. Ведь если это искренне, то значит ещё не всё потеряно для Руси.


Объявили о назначении нового Министра культуры: им стал кадровый дипломат (бывший Заместитель Министра иностранных дел, затем посол в Болгарии и Франции) Александр Алексеевич Авдеев. Агентство по культуре и кинематографии расформировано. Швыдкой отправлен в отставку, но заместителями министра остались прежние чиновники.

Накануне открытия Кинофорума позвонил в приёмную Министра. Веж-ливый ответ: «Идёт совещание». На протяжении нескольких часов повторялось то же самое. Часов в семь вечера у меня зазвонил телефон: «Говорят из приёмной Министра культуры. Соединяем с Александром Алексеевичем…», и – обрыв связи. Позвонили ещё раз и снова обрыв. Попробовали с другого телефона, получилось. Мягким, интеллигентным голосом А.А.Авдеева начал разговор с приятного для меня сообщения: «Прежде всего, я должен признаться, что я очень Вас люблю и я хотел сам обратиться к Вам за помо-щью…» Это доброе начало, чисто человеческое признание мгновенно сняло статусные преграды, завязался диалог. Я пригласил Александра Алексеевича на открытие фестиваля 22 мая.

– Двадцать второго я в Твери.
– А тридцать первого, на Закрытие?
– Тридцать первого – обязательно буду.
Я попросил о личной встрече после фестиваля.
– В ближайшие дни не получиться, а вот 30 июня в 18.30 можно минут на 30 – 40…
– На сорок! — уточнил я.
Собеседник одобрительно усмехнулся: «Хорошо».


22 мая в Центральном Доме кинематографистов состоялось Открытие XVII МКФ. Пролог исполнила труппа М.Корнева из Иркутского театра на-родной драмы, выступили с танцем дети из ансамбля Локтева, замечатель-ный балалаечник-виртуоз Алексей Архиповский, Александр Михайлов… Зо-лотую медаль С.Ф.Бондарчука «За выдающийся вклад в кинематограф» Резо Чхеидзе вручил Алексею Владимировичу Баталову. Наши новые партнёры из Балтийской ювелирной кампании подарили лауреату золотую иконку св. Алексия человека Божия.

В финале я поимённо пригласил на сцену 40 популярных киноактёров, и мы вместе с иркутянами спели «Встань за веру Русская земля». Вся сцена была переполнена участниками Форума. Нас было очень много, и мы были едины в нашем общем духовном порыве. «Золотой Витязь» вновь показал свою мощь.

Потекли фестивальные дни. Я не рассчитывал на серьёзный прорыв этого Форума, относясь к нему, как к «перевалочному». В предисловии к каталогу фестиваля написал: «Нам бы день простоять, нам бы ночь продержаться» в надежде на грядущие перемены. Имея в оргкомитете «полтора помощника» мы не смогли привлечь в залы большое количество зрителей. Однако, в не-скольких местах по городу красовались растяжки «Золотого Витязя»: на Ленинском проспекте (около метро «Октябрьская»); в самом центре у начала Тверской; подле метро на Университетском проспекте; на ограде Центра дет-ского и юношеского творчества на улице Косыгина, и на фасаде Дома кино.

Жюри в залах Паломнического центра смотрели свои конкурсные программы. Детское и студенческое жюри работали в Центре детского творчест-ва. Внеконкурсная программа «Кинематографисты мира против терроризма» торжественно открылась в Культурном Центре ФСБ на Лубянке: в своеоб-разном гала-концерте приняли участие Владимир Гостюхин, Рустам Неврет-динов, артисты Иркутского театра.

Я как обычно совершал рейды по всем фестивальным кинозалам. Захожу в зал, думаю: посмотрю минут пять и проследую дальше и… не могу ото-рваться от экрана. Так с интересом просмотрел болгарский фильм «Сторож мёртвых», последнее творение нашего лауреата Илияна Симеонова. Глубо-кое, талантливое во всех кинематографических аспектах произведение: серь-ёзная философская драматургия, замечательная режиссура, прекрасные актёрские работы, изысканное изображение и самое главное – идея. Режиссёр создал исповедальное полотно, своеобразную панихиду по Болгарии, по Бал-канам. Вскоре после завершения своей работы Илиян Симеонов скончался, оставив свидетельство о том, что Болгарский кинематограф жив.

Не меньшим открытием стал для меня мексиканский фильм Карлоса Рей-гадоса «Безмолвный свет». С первого же кадра было ясно — режиссёр серьёз-ный: одним долгим планом мы опускаемся из бездонной космической ночи на землю, понемногу озаряемую восходом солнца, вплываем в скромное жи-лище христианской семьи, встречающей новый день безмолвной молитвой… Но вот выясняется, что не всё столь благополучно в этой семье – муж полю-бил другую. Искушение, испытание для всех участников этого треугольника, приводит к смерти жены и чудесному оживлению её души её соперницей… И снова камера улетает с меркнущей в закате грешной земли в бескрайнюю бездну вселенной… Самое интересное то, что эта сложнейшая по душевному напряжению история воплощена с помощью не профессиональных актёров. Болгарский фильм жюри отметило «Золотым Витязем», а мексиканский – «Серебряным».


Перед началом церемонии Закрытия Форума в зале Дома Кино состоя-лось наше знакомство с Александром Алексеевичем Авдеевым. Его помощ-ница заранее предупредила меня, что Министр может побыть на церемонии пол часа, т.к. к 20 часам он должен быть в другом месте. Я рискнул предло-жить Александру Алексеевичу совершить вручение Гран При Никите Ми-халкову, которое должно было состояться в самом конце церемонии Закры-тия в 21.20. Александр Алексеевич согласился и пробыл в зале до самого за-вершения вечера. Поднявшись на сцену, Министр сказал: «Золотой Витязь» не просто состоялся, он утвердился в нашем обществе и сегодня он актуален как никогда. Фестиваль опережает время. Он заранее готовит культуру и ду-ховную жизнь к тем не простым вызовам, которые надвигаются на нас в 21 веке. Фестиваль ваш открыт для мира, как и вся христианская, православная культура…» Не оставил он без внимания и важнейшую проблему «рыночно-сти культуры». «…Рынок модное слово. Он выхолащивает духовные и нравственные ценности, и мы не в состоянии сегодня противопоставить что-то эффективное, что бы прекратить этот постыдный процесс… Мы должны спасаться культурой. Нас не спасёт только оружие, сильная экономика, международное право и другие инструменты стабильности. Нас, прежде всего, спасёт духовность и культура. Уважение к культуре и духовности других…»

Золотой медалью С.Ф.Бондарчука «За выдающийся вклад в кинематограф» был награждён Эльдар Александрович Рязанов, который очень трога-тельно и ответственно отнёсся к нашему награждению. В ответном слове Эльдар Александрович сказал: Когда я создаю свои картины, я всегда вспо-минаю те самые 10 заповедей: «Не убий, не укради, не прелюбодействуй и так далее… Вы все их знаете… Потому, что если люди будут жить по этим заповедям, не будет ни войн, ни убийств, ни терроризма… Но к сожалению мир не живёт по этим заповедям. Сейчас с экрана идёт столько грязи, дерьма, насилия, мата, убийств, крови, что смотреть это уже невозможно. И это всё безусловно растлевает людей, растлевает народ. Поэтому задача художников сейчас в том, что лучше Пушкина не скажешь: надо «сеять разумное, доброе, вечное…».

Наконец, настала кульминация церемонии Закрытия, на сцену поднялся Никита Михалков. Министр культуры вручил ему Главный Приз Кинофору-ма. Никита начал своё слово так: «Семнадцать лет, как стойкий оловянный солдатик Коля Бурляев, начав свою карьеру в курсовой работе моего бата «Мальчик и голубь», и став крупнейшим актером нашего великого кино, 17 лет он посвящает тому что бы удержать этот аб-со-лютно (он по слогам вы-делил это слово), необходимый нашей стране и нашему миру фестиваль. Трудно… Ирония всесожигающая… Пресса, которая мочит нас, как хочет… Огромное количество вопросов, непонятностей: «Нужен..? Не нужен..? Не национализм ли это..? И так далее и так далее… Коля Бурляев и его товари-щи: наши сербские друзья, болгарские друзья и не только люди славянского мира… Здесь и Мексиканская картина, о которой так прекрасно говорили и десятки других стран… Это люди, которые понимают, что вот эти слова, написанные здесь (он показал рукой на транспарант, растянутый над всей сце-ной: «За нравственные, христианские идеалы, за возвышение души человека»), это не просто слова, это – реальная наша сегодня необходимость. Это необходимость всегда, а сегодня – особенно…»

Н.С.Михалков обернулся к Министру культуры стоящему рядом с ним:
— Александр Алексеевич, Вы первый приз вручаете на Родине в качестве министра культуры..?
— Первый, — ответил Министр.
— Я очень рад, что это произошло именно на этом кинофестивале. Это знаковое событие…
Этот вечер достойно украшали 60 музыкантов Государственного Акаде-мического оркестра «Боян».

В завершении церемонии под звуки оркестра я называл имена ведущих кинематографистов гостей фестиваля. Они один за другим поднимались на сцену. И когда вся сцена была переполнена актёрами, режиссёрами, лауреа-тами форума и наступил апофеоз, демонстрирующий нашу мощь и духовное единство я вынужден был объявить XVII Международный Кинофорум за-крытым и пригласил всех на грядущий в будущем году Кинофорум в Липецк.


Накануне встречи с новым Министром я записал на телеканале «Спас» (и это прошло в эфире 27 мая) очередную программу «Кино-клуба «Золотой Витязь»: 26-минутный монолог-анализ деятельности Министерства культуры и Агентства по культуре на протяжении 23 перестроечных лет. Я попытался показать последствия рыночной политики в области культуры, навязанной России «Швыдким и компанией», предложил пути выхода из кризиса «куль-турной революции». Эта программа предназначалась, прежде всего, для нового Министра, в приёмную которого я незамедлительно отправил диск с за-писью передачи. Спустя несколько дней некое информационное агентство попросило меня передать им текст этой телепрограммы. В отредактирован-ном виде получилась статья:

«КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ – МУТАЦИЯ РУССКОГО ДУХА»

«И вновь наступила пора ожидания, надежды на улучшение нашей жизни, нашей культуры. Служа искусству 50 лет, я невольно наблюдал за развитием нашей культуры на протяжении половины столетия. Наблюдал, размышлял, делал выводы.

Попробуем проанализировать динамику развития (или деградации) рос-сийской культуры и составной её части кинематографа в последние 23 года, со времени «перестройки» всей нашей жизни.

Перестройка высвободила скрытую энергию и агрессивный напор весь-ма серой «творческой» массы. Окрылённые «перестройкой» подняли головы те представители «творческой интеллигенции» и кинематографа, которые прежде были не столь заметны. Они провели Пятый Съезд кинематографи-стов СССР, на котором предали анафеме выдающихся мастеров экрана и провозгласили наступление эры свободы, демократии и вседозволенности. Наступил великий перелом в судьбе культуры, в судьбе самой России – над-ругательство над великим советским кинематографом, которым по праву гордились не только все мы, но и передовые умы мирового кинематографа.

Когда в России грянула «перестройка», великий итальянский режиссер Федерико Феллини говорил великому русскому режиссеру Андрею Тарков-скому: «Что же вы делаете? Ведь мы когда-то глядели на вас и удивлялись, что можно вот так свободно, за государственный счёт, работать в кино, имея стопроцентное финансирование и возможность делать то, что ты хочешь. У вас мощнейший прокат, ваши фильмы видят миллионы зрителей. Но вы пошли по нашему пути. Вы полезли в рынок… Я, Феллини, никому здесь в Италии не нужен. Я умираю, и умирает мой зритель…»

Последний руководитель Госкино СССР Филипп Тимофеевич Ермаш рассказывал о том времени, когда он был призван в Кремль на ковёр к М.Горбачеву и «главному прорабу перестройки» А.Яковлеву. Ф.Т.Ермашу бы-ло объявлено: «давай план перестройки кинематографа». Он ответил: а за-чем перестраивать то, что прекрасно работает. Кинематограф приносит государству огромные деньги – 6 миллиардов рублей в год. Кинематограф – вторая статья дохода госбюджета. Прокат отлажен. Успешно работает принцип «Госзаказа». Ф.Т.Ермаш не представил «плана перестройки кине-матографа», за что и был отстранен с поста Председателя Госкино СССР.

Поставили выдвиженца ЦК партии Камшалова, который выполнил «задание партии», прислушался к голосу разбушевавшихся кинематографи-стов, безудержно требовавших свободы, самоокупаемости, самофинанси-рования, считая, что именно тогда в их карманы потекут барыши. Один из тогдашних ретивых лидеров кино-перестройки бросил клич: «Ассу – в мас-сы, деньги – в кассу»! Кинематографисты, телевидение, а вслед за ними и власть начали заигрывать с подрастающим поколением. За сто лет до этих событий умный государственный муж Победоносцев говорил, что плохо и слабо то государство, которое заигрывает с молодежью. С нею нельзя за-игрывать – ее надо вести за собой. Аналогичное заявление сделал ещё ранее, в 1826 году и А.С.Пушкин. На вопрос государя Николая Павловича: «С чего бы та начал реформы?» — великий поэт ответил: «С образования, ибо неокрепшие души пойдут за любым водителем».

В «перестройку» эти «неокрепшие души» пошли за новыми водителями. Те, кто постарше, помнят, что было 20 лет тому назад, каким стал наш кинематограф, наши афиши, похожие больше на ругательства. В те годы я выписал из афиши названия фильмов обрушенных на «перестраивающихся» зрителей и «неокрепшие души»: «Месть», «Поджигатели», «Баб-ник», «Псы», «Шакалы», «Живодёр», «Метастазы», «Чокнутые», «Только для сумасшедших», «Кома», «Шок», «День казни», «Палач», «Автопортрет в гробу», «Катафалк», «Распад», «Нечистая сила», «Бес», «Сатана» «Нелюдь», «Бля»… Открыли все заслоны и для западного мутного теле и кинопотока, хлынувшего во все щели российского эфира и проката. То, что было непристойным до «перестройки», о чем и говорить-то в слух было не при-лично, порочно и патологично, — стало заполнять телеэфир. Появились про-граммы «Про это» и «про то» — про все! Про голубых, про розовых… Россию начали приучать к тому, что это нормально. Надо быть «толерантными», терпимыми ко греху. Нужно говорить обо всем. Ведь «эти» — они тоже люди, у них тоже есть «права»… Ну хорошо, взрослые понимают «что к чему», имеют духовный иммунитет. А «неокрепшие души»?.. Новое поколение формировалось под агрессивным влиянием чужебесия. Именно в те годы радио «Свобода» откровенно признавалось: «Цель перестройки в том, чтобы произошла мутация русского духа. Нужно русских выбить из традиций».

Именно эту программу мутации русского духа, вольно или невольно начали выполнять руководители российского государства, чиновники от культуры, топ-менеджеры теле и кино-компаний и частных прокатных фирм. Старались изо всех своих «демократических» сил, вовсе не заботясь о том, какое влияние оказывает их деятельность на «неокрепшие души». Моя партнёрша по фильму «Иваново детство» актриса Валентина Малявина как-то призналась мне, что зэки в зоне говорили ей о том, что многому научились, глядя кино. Экран помогал им понять про жизнь то, что они про неё поняли; относиться к людям так, как они начали к ним относиться – убивать, грабить, насиловать, пить, колоться. Экран – это величайшая сила, изощрённый и могущественный учитель. Экран – это духовно-стратегическое оружие государства. Плохо то государство, которое не понимает этого. Но на «заре перестройки» государство, обремененное множеством проблем, подумало: «Да ладно, делайте вы со своим кино, что хотите. Требуете самофинансирования, самоокупаемости, свободы – извольте. Творите, что хотите. У нас и без вас проблем по горло».

Прошли годы, и при такой «культурной политике» оказалось, что про-блем у руководства государства и у всего общества стало гораздо больше. Начали зашкаливать показатели преступности, алкоголизации народа, нар-комании, проституции, гомосексуализма, самоубийств… Появилась такая преступность о которой раньше не было речи: педофилия, детская прости-туция, разгул геев, лесбийских забав и прочих модных извращений, раскручи-ваемых раскрепощённым «голубым экраном», пробуждавшим и будора-жившим низменные инстинкты.

На смену Камшалову в Госкино назначили нового Председателя – А.Н.Медведева, человека умного, образованного, знающего кинематограф и кинематографистов, но, как оказалось – не Дон Кихота. Не решился А.Н.Медведев восстать против «мутации русского духа», не стал менять то, что менять было необходимо. Деградация русской культуры продолжи-лась…

Затем кресло Председателя Госкино занял бывший директор «Лен-фильма» А.А.Голутва, многие годы помогавший замечательным «ленфиль-мовским» режиссёрам А.Сокурову, А.Герману, Л.Бобровой, но не сумевший помочь кинематографу, не восставший против ветряных мельниц младоре-форматоров, извращающих пути русской культуры. Кинематографисты помнят те тревожные дни, когда решили уничтожить Госкино России, подмять Комитет кинематографии под Министерство культуры. Кинема-тографисты, осознавая угрозу, нависшую над судьбой российского кинема-тографа, возвысили свой голос в СМИ, проводили митинги. В эти дни я на-вестил А.А.Голутву и сказал ему: «Ни в коем случае не соглашайтесь на лик-видацию Комитета, боритесь до последнего. Мы Вам поможем. Если сда-дитесь – сомнут и Вас и всех нас за одно…» А.А.Голутва сдался на волю по-бедителя…

Наступила «эпоха Швыдкого», поставленного младореформаторами у руля Российской культуры. Эпоха системного вытеснения культуры на па-нель доходного промысла. «Делайте деньги», — было объявлено всем деяте-лям культуры. Вы этого хотели. Вы это получили: cамоокупаемость, само-финансирование, свобода… Ищите деньги где хотите… Мы, конечно, будем поддерживать из государственного бюджета отдельные проекты, но только на одну треть, а прочее – ищите сами. Государство должно дис-танцироваться от кинематографа…»

Началась «культурная революция». Печальная эпоха вытеснения культуры в рынок. Выдающиеся деятели русской культуры обратились к Президенту с требованием уберечь культуру от Швыдкова и его «культур-ной революции». Обращение подписали В.Г.Распутин, Г.В.Свиридов, В.М.Клыков, В.Н.Ганичев, десятки писателей, учёных, кинематографистов и других деятелей культуры. Под обращением была и моя подпись.

Нехотя и нескоро Швыдкого переместили с поста Министра культуры в кресло Руководителя Агентства по культуре и кинематографии. Назначили нового Министра культуры А.С.Соколова, но все рычаги власти и все бюд-жетные средства оставили в руках Руководителя Агентства по культуре. Попробовал, было, новый Министр возвысить свой голос против мутациии очевидных безобразий, коррупции и мздоимства, процветавших в Швыдковском ведомстве… Но А.С.Соколову дали понять, что «сор из избы» выносить не гоже. Что бы удержаться в кресле Министра пришлось согласиться с требованием начальства. Должность Министра культуры стала иллюзорно-представительской, своеобразной ширмой для деятельности «Руководителя Агентства по культуре и кинематографии».

Без отрыва от производства г-н Швыдкой стал телевизионным шоу-меном. Выплеснув на экран телевидения свою «культурную революцию», зани-мался провокацией не допустимой для чиновника столь высокого ранга. Одни названия его передач чего стоили: «Пушкин безнадёжно устарел», «Патрио-тизм — прибежище негодяев…»

Постепенно плоды «культурной революции» г-на Швыдкого стали оче-видными для многих. Реституция — разбазаривание национального достояния, удушение выдающихся деятелей культуры. Например, Евгения Светланова. Всемирно признанный дирижер был удалён господином Швыдким с поста ру-ководителя оркестра. Не пережив этой пощёчины великий дирижёр, вскоре после своего увольнения, скончался. Выдающийся танцовщик и балетмейстер Владимир Васильев был лишён поста руководителя Большого Театра. Вы-дающийся музыкант Е.Чернушенко был освобождён от должности ректора Санкт-Петербургской консерватории. Несмотря на постановление Прези-дента В.В.Путина, требовавшего сохранить и поддержать Государственный академический концертный оркестр «Боян», возглавляемый народным арти-стом СССР А.И.Полетаевым, этот уникальный оркестр был изгнан из зани-маемого помещения на улицу. Начали выдавливаться с российского культурно-го поля, из СМИ, лишаться влияния на народ и духовного водительства те, ко-го можно смело назвать совестью России: писатели А.И.Солженицын, В.Г.Распутин, В.И.Белов, автор уникальной монографии «Русофобия», вы-дающийся математик, академик И.Р.Шафаревич… Лишь когда смерть пре-кратила земное служение Александра Исаевича Солженицына все централь-ные телеканалы выдали в эфир программы, подтверждающие его историче-ски важное для русской культуры и жизни России служение. Отныне он уже был не опасен. Больше он не станет обличать и указывать, как лучше «обу-строить Россию».

Атеистическая, «либерально-буржуазно-демократическая» культурная политика г-на Швыдкого тормозила позитивные проекты, направленные на традиционное, духовно-нравственное развитие нашего народа, зато вовсю поддерживались вредоносные с эстетической и нравственной точки зрения «биенале», модерновые театральные фестивали, последовательно внедрялся вырожденческий душок «детей Розенталя»…

Удалялись из кино-процесса и из жизни тысячи деятелей кинематографа, театра, культуры, люди, принесшие на алтарь отечества всю свою жизнь, на чьих фильмах и образах воспитывались многие поколения людей. Тысячи кино-актеров – гордости нашей страны остались буквально без корки хлеба, с ми-зерной пенсией в 3000 рублей, которой едва хватало на квартплату. О пита-нии уже и речи не было. Им приходилось буквально просить у окружающих кусок хлеба. Имена называть не буду, но поверьте, это величайшие имена, из-вестные всей России и миру. Радость созидания сменилась тревогой выжива-ния. Актеры умирали, и не на что их было похоронить: Георгий Вицин, Борис Новиков, Люсьена Овчинникова, Тамара Носова, Геннадий Корольков… Не за-долго до смерти тяжело болевшей Клары Румяновой, я навестил её. Во время нашей последней встречи, патриотка России Клара Михайловна Румянова, критически относившаяся к Америке и американскому кинематографу с дет-ской радостью сообщила мне новость: «Американцы назвали меня королевой российской анимации». А в любимой ею России «королева российской анима-ции» умерла в нищете и забвении. У гроба «королевы анимации» не было ни одного представителя Агентства по культуре.

Была создана коллегия Агентства по культуре, набранная из людей приближенных к руководству агентства, которая фактически стала шир-мой для того, чтобы 2 – 3 лица принимали решение о том, что поддержи-вать, а что нет. Помню, сколько заявок и сценариев православной киносту-дии «Отечество» было отклонено. Например, заявка на фильм о православ-ном маршале Жукове – такой образ Жукова оказался не нужным Агентству. И заявка на документальный фильм о вымирающем народе российского се-вера. От этого народа осталось всего насколько сотен человек и об исчезно-вении этого народа с лица земли следует не только говорить, но кричать! Но и это оказалось не интересно чиновникам Агентства. Не нашёл отклика в сердцах чиновников и проект художественного фильма по повести В.Г.Распутина «Дочь Ивана, мать Ивана» и многое, многое другое…

Самое печальное, что удалось г-ну Швыдкому на посту министра культуры – это подготовленный им и доведённый до подписи Президента указ об акционировании и приватизации кинематографа. Этим указом был подписан приговор государственному кинематографу. Начали на закон-ном основании уничтожать государственные киностудии, передавая их ак-ционерам и в частные руки. Так погибла Центральная студия документальных фильмов (ЦСДФ), летописная кузница нашего Отечества. Ее больше нет. И этим мы обязаны г-ну Швыдкому. Уничтожена Киностудия детских и юношеских фильмов имени Горького. Я некогда работал в штате этой Киностудии, помню её расцвет, когда там кипела большая творческая жизнь, работали выдающиеся режиссёры С.Герасимов, Л.Кулиджанов, С.Ростоцкий, М.Донской, М.Хуциев, В.Шукшин, Т.Лиознова… Киностудия создавала замечательные фильмы для детей и юношества. Недавно зашёл на некогда родную студию – пустота, разруха как после войны. Огромная ки-нофабрика отдается в аренду телекомпаниям. Фильмы для детей не снима-ются. Дошло до того, что в этом году на очередной Кинофорум «Золотой Витязь» мы не могли найти ни одного детского фильма. Уничтожены все периферийные киностудии. Угроза нависла и над Ленфильмом, и над Ленна-учфильмом. Работает указ об акционировании и приватизации. Остался не тронутым только Мосфильм, но указ-то существует, и до Мосфильма ко-гда-нибудь руки, не дай Бог, дойдут.

Не возможно принять оправдания Швыдким его «культурной револю-ции» тем, что это приказали Греф и Кудрин. Возникает вопрос, «а вы-то где были г-н министр?..» Россия давно дивится на «младореформаторов», загоняющих Россию в «капитализм», запихивающих в рынок «всё и ещё две вещи». Но не все туда входит, господа, не всему там место. Рынок для культуры – вырождение и смерть..

Итак, вступил в должность новый Министр культуры. Появилась надежда… Хотя заместителями министра оставлены всё те же «птенцы гнезда Швыдкова», люди, в большинстве своём, далёкие от веры и высокой духовности. А разве могут руководить Русской Культурой люди «дистанци-рующиеся» от Бога. Да и самого Швыдкова не обидели: вновь назначили на тёпленькое местечко – Специальным представителем Президента Российской Федерации по вопросам культуры и связям с зарубежными странами. Назначение тревожное, свидетельствующее о нежелании державной вла-сти отказаться от «культурной революции» от «рёвалюцифера» и заняться культурным возрождением России.

И всё же надежда появилась. Бой за душу человека продолжается. Ведь если в программном документе, Послании Президента РФ к Федераль-ному Собранию 2007 года уделено столь же серьёзное внимание культуре, как и экономике и обороне, так возможно и средства в культуру будут вкладываться не меньшие, чем в оборону. Собственно культура и есть – оборона народной души, а значит – оборона нашей державы,.

Возможно ли возрождение Российской культуры?
Вполне возможно.
Что для этого нужно..?
Прежде всего – новая культурная политика.
Принятие «Закона о культуре». Ведь существует же «закон об образовании», «о физкультуре и спорте»… А закона о культуре – нет! Хотя с него следовало бы начинать.

Признание культуры – приоритетом государственной политики. Придание Министру культуры статуса Заместителя Председателя Прави-тельства Российской Федерации.

Провозглашение нового Национального проекта в области культуры и духовного развития государства. Существенное увеличение бюджетного финансирования культуры. Строительство по всей России центров национальной культуры.
Выведение культуры из рынка.

Утверждение системы Государственного заказа. Не унизительное «частичное финансирование» – «одну треть дадим, а все прочее ищите са-ми», а Государственный заказ со 100% финансированием программ и проек-тов, работающих на традиционные духовно-нравственные установки госу-дарства.
Прекращение государственной поддержки проектов носящих характер «демократической вседозволенности», наносящих вред нравственным осно-вам и душе подрастающих поколений.

Учреждение экспертных советов, курирующих российский телеви-зионный эфир.
Возвращение крупнейших киностудий России в государственное управление. Прежде всего – Киностудию детских и юношеских фильмов имени Горького. «Неокрепшая душа» нуждается в водительстве не Гарри Поттера, Шварцнегера, и заморских ужастиков – эта душа нуждается в традиционных примерах наших русских героев и подвижников, глядя на жизнь которых, на сказания о которых, наши дети захотят быть сильными, любящими, способными служить великой и прекрасной России.

Позаботиться о воссоздании государственного кинопроката и госу-дарственных кинотеатров, ибо сегодняшний российский прокатный бизнес на 90% занят вестернизацией нашего экрана, понижением духовного и нрав-ственного уровня нашего народа.
Хочется надеяться, что новый министр культуры проявит волю и мужество в борьбе за душу человека, в поединке с ветряными мельницами «торгующих во храме», «мутирующих русский дух», «выбивающих нас из традиций».


30 июня, в 18.45, с некоторым опозданием из-за пробок, я вошёл в приём-ную Министра. Александр Алексеевич вышел ко мне и пригласил в кабинет.

— Будем общаться, как у Путина? – спросил я. – Друг против друга?
— Да нет, — улыбнулся А.А. – Удобнее рядышком.
Общение наше продолжилось не только «без галстуков», но и без пиджаков, поскольку было весьма жарко.
Александр Алексеевич высказал одобрение увиденному на Закрытии «Золотого Витязя», характеру и направленности Форума.
Затем наступила моя очередь.

— Я никогда так не готовился ни к одной встрече, — признался я, выкладывая на стол свои заготовки: толстую папку с документами предлагаемой мною целевой программы МФ «Золотой Витязь» — «Кинематограф созидаю-щего духа»; два 200-страничных, отчётных пресс-релиза о 17 МКФ и 5 МТФ; фотографию запечатлевшею нас втроём с Министром и Никитой Михалко-вым в миг вручения ему Гран При «Золотого Витязя».

Не скрою, что список моих предложений и запрашиваемые бюджетные средства на всю целевую программу были достаточно весомыми, хотя и не столь грандиозными, как стоимость ММКФ…

Прочитав главный документ моей программы, А.А. высказал принципиальное одобрение большинства её положений, хотя прибавил, что всех требований программы выполнить не удастся, ввиду отсутствия достаточных средств. Он при мне написал на документе положительную резолюцию сво-ему заместителю А.А.Голутве с просьбой оценить и выделить наиболее важ-ные проекты.

На замечание Александра Алексеевича о том, что если помогать в такой мере «Золотому Витязю», значит обделить других, я ответил, что государству следовало бы принципиально поддержать позитивный, патриотический про-ект «Золотого Витязя», тем самым, давая понять всем деятелям культуры, что государство будет поддерживать именно такие, позитивные начинания. И это означало бы поворот к новой культурной политике.

Сказал, что если бы я был на месте министра культуры, то главной своей целью поставил бы выведение культуры из рынка. Я пригласил Александра Алексеевича стать гостем моей телепрограммы на «Спасе» и он обещал сде-лать это осенью.

Спустя несколько дней, посетил Заместителя Министра культуры А.А.Голутву. Он сообщил, что Министр говорил с ним о моей программе. Сейчас она расписана разным департаментам и через две недели мы встре-тимся, и сообща решим какие направления программы наиболее приоритет-ные. На вопрос: могу ли я ожидать поддержки предстоящего VI МТФ, он ответил неопределённо: мол, это решается и пока не понятно каков будет размер этой помощи. Я напомнил о том, что Театральный «Витязь» не менее масштабен, чем Кинофорум: поселить, кормить 500 участников, арендовать два театра в Москве за 20.000 долларов невозможно.
Я сказал собеседнику о том, что теперь над ним нет руководителя, нега-тивно относившегося к деятельности Всеславянского Форума, и при новом Министре, положительно оценивающим деятельность «Золотого Витязя» у него появилась возможность оказывать нашим программам более серьёзную поддержку. Напомнил, что наш Форум практически реализует «План Пути-на» в области культуры, т.е. выполняет Государственный заказ. Спросил: могу ли я рассчитывать на радикальное изменение в финансировании. «Радикального изменения» А.А.Голутва не стал обещать, но увеличение поддерж-ки – да. Посмотрим…

З августа, спокойной трапезой со своими домашними и семьёй приход-ского священника отца Александра Зимина, отметил своё 62-летие. Про-изошло это в моей новой рубленой избе, которую я на протяжении 10 лет строил в деревне. Случилось невероятное – на 63 году жизни я обрёл «дачу» и мы с этого лета начали её обживать. Окна моего кабинета смотрят на колокольню храма. Кирпичный камин, словно живое существо потрескивает, дышит, светит и греет. Закончив рабочий день в Москве, не заезжая домой, с радостью мчусь в свою избу.

На исходе дня 3 августа все каналы телевидения оповестили о кончине А.И.Солженицына. Я видел его вблизи всего один раз, в конце 60-х в ЦДЛ, вскоре после публикации его первых рассказов. С первого взгляда было очевидно, что это отдельный человек, не вписывающийся в шеренгу советских писателей. Так и прожил он великим и несгибаемым одиноким странником по любимой им Руси. Послужил ей, чем мог: повоевал с фашистом, грудью протаранил запретную тему гулаговской мясорубки. Говорил то, что думал. Не заигрывал с «демократическими» властями, не принимал из их кровавых рук подачек и наград. Жил не по лжи, но по высшей диктуемой ему Правде и похоронен, как христианин…


8 августа по всем СМИ объявили о том, что Грузия вероломно напала на Южную Осетию. Из Тбилиси звонила встревоженная Дали Окроперидзе. Ведь на 6 октября был запланирован III Международный фестиваль «Эхо МКФ «Золотой Витязь» в Тбилиси. Своё принципиальное согласие на уча-стие в нём дали Н.Михалков, С.Безруков, А.Михайлов. Дали попросила меня написать обращение к грузинским кинематографистам, т.к. голос русских деятелей культуры в Грузии совсем не слышен. И не мудрено: грузинские власти перекрыли все российские информационные каналы и Интернет-пространство.
Незамедлительно написал и отправил в Тбилиси статью, озаглавив её:

«Зло мгновенно в этом мире неизбывна доброта».

«В Святом Писании сказано о том, что в последние времена брат пойдёт на брата и сын восстанет на отца. Зная об этом, разум отказывается верить в то, что эти последние времена наступили. Трагедия происшедшая в Южной Осетии не укладывается в сознании. Как могли православные убивать право-славных? Зверски, словно дикие варвары расправляться с братьями по вере? Разве не говорил нам Христос: «Все, взявшие меч, мечом погибнут». Не ста-ну вдаваться в политические и психиатрические аспекты случившегося пла-нетарного позора – история обязательно даст объективную оценку этой ката-строфы.

Народ и власть не всегда едины. Например, большинство Русского наро-да не признало «перестроечных» деяний Горбачёва, преступного расчлене-ния великого Союза, расстрела Ельциным Российского Парламента, сталки-вания России в пропасть волчьего капитализма… Власть понятие временное. Правители приходят и уходят – народ остаётся.

Великий ум М.Ю.Лермонтов, боготворивший Кавказ, Грузию, её куль-туру и её солнечный народ говорил: «Есть чувство правды в сердце челове-ка». Это чувство правды никогда не предаст всё то, что связывает Россию и Грузию. На протяжении столетий наши народы сплетались в венец обоюдной любви и уважения. Об этом совсем недавно, в прошлом году говорила на от-крытии фестиваля «Эхо Международного Кинофорума «Золотой Витязь» в Тбилиси великая и незабвенная Софико Чиаурели. Взаимопроникновение наших народов и наших культур дало миру великих поэтов, полководцев, ху-дожников, кинематографистов. Вместе мы были великой и прекрасной, столь различной и столь уважающей друг друга семьёй. Вспомним, с какой любо-вью всегда встречали в Москве и во всей России, Тенгиза Абуладзе, Отара Иоселиани, Софико Чиаурели, Резо Чхедзе, Маю Брегвадзе, грузинских пев-цов, танцоров. Многие в прошлом году в Тбилиси были свидетелями сердеч-ных встреч российских кинематографистов, посетивших Грузию в непростые времена с фестивалями «Эхо Международного Кинофорума «Золотой Ви-тязь». Навсегда в наших сердцах останутся эти светлые дни и встреча с Бо-жественной совестью Грузии – Святейшим Патриархом Илиёй II.

Лично для меня любовь и преклонение перед красотою и щедростью Грузинского народа остаётся категорией неизменной. Сколько искренней любви подарили Грузии и её народу великие русские поэты А.С.Пушкин, М.Ю.Лермонтов, С.А.Есенин, Б.Л.Пастернак, О.Э.Мандельштам, Б.А.Ахмадулина… Никакие перемены неустойчивой политической погоды не в силах глубинно повлиять на православную русско-грузинскую генетиче-скую связь. Главное не продаваться за 30 заокеанских серебряников, не под-даваться искушениям князя мира сего. Ибо как говорили мудрые: «Поверить заморскому купцу в том, что он вам хочет помочь, всё равно, что поверить волку который говорит, что он хочет помочь вам пасти ваше стадо». Вспом-ним мудрае пословицы: cтарый друг лучше новых двух… yе плюй в колодец — пригодится воды напиться… А.С.Грибоедов, навсегда оставивший в Грузии своё сердце, писал: «Ах! Если любит кто кого, зачем ума искать и ездить так далёко?»

В эти скорбные дни, вновь перечитывая великого сына Грузинского на-рода Шота Руставели, нахожу у него слова, обращённые к нам, потомкам: «Из врагов всего опасней враг прикинувшийся другом…» И ещё: «Мудрый друг не бросит друга, несмотря на все лишенья. Кто в беде покинул друга, сам узнает горечь бед…» И ещё: «Надругательство над дружбой – это с мудростью разлад…»

Во времена умопомрачения «вождей», разрывающих братские узы, закрывающих информационное пространство своего государства, дабы легче было мутировать сознание населения, бесконтрольно лгать и клеветать, дез-ориентируя свой народ, вспоминаются слова Василия Великого, сказанные в далёком IV веке: «Трём лицам пакостит клеветник: оклеветанному, слушаю-щему и самому себе».

Впрочем, движение человечества к добру и гармонии осуществляется не мучителями, а мучениками. «Надо другу ради друга не страшиться испы-таний» — советовал нам мудрый Шота Руставели. Придётся перетерпеть. Всё преходяще в мире. Время уклоняться от объятий и время обнимать. Но нам, деятелям культуры, тем, кому доверяют наши народы, нужно не разрывать наших братских объятий. Нужно продолжать встречаться по верх всех барье-ров. Даст Бог, в скором времени осуществится запланированная встреча рос-сийских и грузинских кинематографистов на III Фестивале «Эхо Междуна-родного Кинофорума «Золотой Витязь» в Тбилиси. И сможем вновь одарить друг друга и зрителей своим искусством и своей любовью.

Не будем терять веры друг в друга и надежды на то, что пройдут време-на иудиного предательства и безумия, обуявшего сегодня «слепых вождей», детей лжи. И вновь Грузия и Россия будут духовно едины, потому что мы любим друг друга не по расчёту, а по сердцу.
Кто оспорит слова великого Шота Руставели, написавшего: «Зло мгно-венно в этом мире неизбывна доброта»?


Позвонил Никите, спросил – готов ли он в данных условиях поехать в Тбилиси? Он сказал, что нужно погодить, посоветоваться, посмотреть, как будут развиваться события. Сетовал, что грузины допустили и терпят этого параноика, а некоторые грузинские кинематографисты, обласканные в Рос-сии, за счёт которой живут, процветают и развивают свой личный бизнес, требуют «обуздать русских агрессоров». Решили «подождать» до 15 сентября.

Созвонился с А.А.Авдеевым, сказал ему, что мне нужен его совет ни столько Министра, сколько дипломата. Александр Алексеевич порекомендовал перенести сроки фестиваля. В этот же день позвонили из приёмной Управляющего делами Московской Патриархии Митрополита Климента, который передал мне мнение Святейшего Патриарха, к которому я обращался с просьбой о приветствии фестиваля в Тбилиси. Святейший, ни на чём не настаивая, посоветовал подумать о своевременности данного путешествия.

Переговорил с нашим Послом в Грузии Вячеславом Евгеньевичем Кова-ленко. Он напомнил о том, что Грузия прервала дипломатические отношения с Россией, что у нашего посольства в Тбилиси ежедневные демонстрации и пикеты, блокирующие Посольство. И что в течение ближайшего месяца ни-каких положительных сдвигов не произойдёт. Теперь всё зависит от решения Никиты. В начале сентября Российский Посол покинул Тбилиси.

9 сентября.

Однако «к смерти готовься, а рожь сей». Маховик подготовки к очеред-ному VI МТФ продолжает наращивать обороты, хотя казна, как всегда по осени – пуста, обещания поддержки из разных мест, остаются обещаниями. Те, на кого возлагались надежды, как водится, уходят от решительных дейст-вий. А.А.Голутва исчез в отпуск, а появившись в начале сентября всё никак не может уделить время для встречи. Помощники сообщили, что встреча возможна лишь после 25 сентября. Помощники В.А.Алексеева, обещавшего посодействовать в поиске попечителей, после обнадёживающих планов о подключении серьёзных спонсоров в лице олигарха Прохорова и Гендирек-тора «Донстроя», сообщили, что первый не проявил интереса к православ-ному направлению форума по причине нетусовочности и негламурности «Золотого Витязя», а второй – после изъявления словесной готовности вообще замолчал.

Состояние привычной неопределённости, «подвешенности», никак не влияет на воодушевление, воцарившееся после отпуска у моих немногочисленных сотрудников. Давно не ощущал такого душевного подъёма. Состоя-ние «упоения в бою, бездны мрачной на краю» укрепляет душу и веселит сердце боевой радостью. Как водится у славян, утроили энергию на финиш-ной прямой и сегодня, практически завершили отборочную компанию, соста-вив афишу из 40 наименований театров России, Украины, Белоруссии, Сер-бии, Болгарии, Словении, Литвы и Австралии. За неимением средств на аренду театров, отказались от большинства иногородних и иноземных кол-лективов, сосредоточившись на театрах Москвы и спектаклях малой формы из зарубежья. Сегодня совершил настоящий штурм – обзвонил главных ре-жиссёров лучших театров Москвы и все они пошли мне навстречу, подчас перенося выбранные спектакли на удобное для нас время.

Начиная заботиться о перспективных планах Форума, попросил Митрополита Климента о встрече в ближайшее время. Позвонил в приёмную Полномочного Представителя Президента РФ в Приволжском Федеральном округе Г.А.Рапоты и попросил его помощников нас связать. Георгий Алексеевич отозвался к вечеру, и мы договорились о встрече через три дня…

12 сентября встреча состоялась. Говорить с человеком, который ещё не-давно занимал серьёзный пост во внешней разведке России, особое удовольствие. Беседовали собрано, без лишних слов, с обоюдным вниманием друг к другу, сердечно. Предложение провести XIX МКФ в плавании по приволжским городам в мае 2010 года Григорий Алексеевич принял сразу и обещал свою поддержку. Поговорили и о прочих проектах «Золотого Витязя», о «культурной политике». Я спросил: известен ли ему приволжский городок Ядрин, в котором родился великий русский артист Николай Дмитриевич Мордвинов. Он ответил, что такого городка не знает. Поскольку Г.А.Рапота руководит Приволжским округом, я рассказал ему о проекте увековечивания памяти Мордвинова, переданного мою Министру культуры, и о полученном мною ответе из Минкульта Чувашии о том, что представленный проект ля-жет в основу действий их ведомства. Григорий Алексеевич обещал взять это под контроль. Прощаясь, глядя в глаза спросил: «Проведём Форум?» И полу-чил ответ: «Конечно, проведём». И улыбка, и крепкое рукопожатие.

Но это – в будущем, а в настоящем что?

22 сентября. До открытия Театрального Форума остался месяц. Пригласили на заседание Комитета по культуре Московской Думы. За столом друзья-коллеги: Председатель – Женя Герасимов, слева от него Николай Губенко. Когда дошла очередь до моего вопроса, я попросил Думу содействовать тому, чтобы программы «Золотого Витязя» внесли в перечень социально зна-чимых программ Города, подразумевающих ежегодное финансирование. Просил подумать о создании в Москве государственной структуры «Кино-клуб «Золотой Витязь» для проката позитивного кинематографа. А когда за-говорил о горящем ясным пламенем, предстоящем шестом театральном «Витязе», в поддержке которого город уже отказал, мой друг Николай Губенко, вдруг посоветовал мне обратиться к И.Кобзону, который когда-то помог ему из своих личных средств. Вот тебе и помощь друга-депутата. После заседания подошёл к заместителю руководителя департамента культуры Г.В.Лупачёвой и сказал: «Помогите. Вся надежда на Вас». Отказа не полу-чил, но вопрос дальнейшего отношения города к «Золотому Витязю» повис в воздухе и в душе. Московскую Думу покинул в тревожном раздумье…
Позвонил в Государственную Думу Л.К.Слиске и директору завода «Диод» В.П.Тихонову договорился о встрече.

В «Диоде» дела не простые, поддержать не могут. Л.К.Слиска сказала, что ничего не обещает, но попробует что-то предпринять. Хотя положение в Думе намного ухудшилось по сравнению с прошлым, обращаться не к кому. Звонил в «Экспоцентр» — В.Л.Малькевич за границей. П.А.Пожигайло и Ю.А.Бурлов в связи с мировым финансовым кризисом тоже не в состоянии помочь.

Началась знакомая тяжёлая пора: неопределённость, граничащая с бе-зысходностью.., и едва теплящееся в глубине сознания ожидание чуда. Со-стояние для души, самое что ни на есть, экстремальное. Сознание меркнет, силы угасают. Хочется бежать с поля боя, зарыться, закрыться от несправедливого мира, никого не видеть…

Режу, крою, минимизирую расходы: отказался от трёх сербских, двух ук-раинских и литовского спектаклей, удешевил каталог, обязал два больших театральных коллектива взять все расходы на себя, отменил приёмы по слу-чаю Открытия и Закрытия, оркестр…
Лихорадочно ищу выхода. По совету, полученному в Госдуме, попытал-ся встретиться с одним духовным лицом. Сорвался с места, приехал в храм. Служба закончена, настоятель уехал. Вдруг предо мною возникает давно знакомое лицо, по счастливой случайности – староста храма. Поговорил с ним и с помощницей настоятеля, попросил соединить с батюшкой.

3 октября меня, наконец, принял А.А.Голутва. Он по очереди вызвал для знакомства со мной руководителей подразделений: театрального – Алексея Алексеевича Шалашёва и кинематографического – Сергея Анатольевича Зер-нова. По спасению предстоящего театрального форума они, похоже, ничего не смогут предпринять. По остальным направлениям заявленной мною про-граммы обещали разбираться в скором времени. В общем, как всегда, ничего определённого, но поход этот в Минкульт был необходим, хотя бы для зна-комства с новыми чиновниками, для попытки налаживания добрых отноше-ний. Заглянул к ведающему иностранными делами С.А.Гаврюшину, оповес-тил о решении возобновить зарубежную деятельность «Золотого Витязя». На столах у чиновников свежий номер газеты «СК-новости» с моей статьёй о культуре. Звонят знакомые и не знакомые кинематографисты с благодар-ность за высказанные в статье мысли. Через несколько дней эта статья вый-дет и в «Парламентской газете».

Видя безысходность своего положения, решил вновь потревожить руко-водителя «Экспоцентра» В.Л.Малькевича. Направил ему письмо – SOS. Узнав в Минкульте, о том, что Союз Театральных Деятелей получил от Прези-дента серьёзную финансовую поддержку, встретился с Александром Каляги-ным. Произошло это в его кабинете. Встретились тепло и после дружеских объятий Саша сказал:

— Ты знаешь, что ты гениальный артист?

В ответ я рассказал ему о своём первом впечатлении о нём, как об актёре в Щукинском училище, когда он, выпускник 1964 года, потряс меня своим чеховским рассказом. Уже тогда он был абсолютно профессиональным, уди-вительным артистом.

Обменявшись искренними заверениями о своём обоюдном почтении, я попросил поддержать тонущий корабль «Золотого Витязя». Александр вы-звал своего экономиста, но их решение было неутешительным. В этом году поддержать не могут, но в будущем поддержат обязательно. И на том спаси-бо. Простились так же тепло, как и встретились.

Но чувство безысходности только усилилось. Куда ни брошусь – стена, тупик и тревожное чувство: а есть ли выход..?

9 октября. Выход, кажется, появился. Позвонил в «Экспоцентр». Услы-шал радостную новость: вчера, Владислав Леонидович Малькевич на совете директоров принял решение протянуть «Витязю» спасительную руку помо-щи. Сегодня праздник Иоанна Богослова. Пришёл в храм, затеплил благодар-ственную свечу во здравие раба Божьего Владислава Малькевича, спасающе-го нас уже который раз. Помолился на утренней службе у отца Владимира Волгина, которого я никогда прежде не видел. С первого взгляда произошло сближение душ. В жизни человека не так часто бывает духовное «короткое замыкание» взгляд в глаза друг другу, от сердца к сердцу, общение без суеты внешнего мира. После службы побеседовали о дальнейшей судьбе «Золотого Витязя». Подготовил обращение к Президенту России. Пишу ни первый раз, ни первому Президенту. Хочется надеяться, что на этот раз послание дойдёт до адресата, и я буду услышан.
Позвонил Нине Николаевне Добриковой, предложил показать на Откры-тии её замечательную монодраму «На переправе». Получил согласие.

18 октября. По каналу «Культура» второй раз за 2 года показали моего многострадального «Лермонтова». Смотрел и думал: «Лермонтов» выжил, живёт, и будет жить. Не смогли вы его оболгать, убить, утаить… Фильм по прежнему актуален, а может быть и ещё более, чем при рождении в 1986 го-ду. Тема любимой России, её недругов, бесстрашия, бескорыстия, подвига, самопожертвования звучат сегодня не менее злободневно, чем тогда перед «перестройкой».


24 октября в Андреевском монастыре отец Александр совершил краткий молебен об успешном проведении Форума. В пустом храме молились мы, старые друзья-соратники: Йован Маркович, Маргарит Николов, Раиса Не-дашковская и я. Вечером в театре М.Н.Ермоловой состоялось Открытие VI МТФ «Золотой Витязь». Зал был заполнен на одну треть. Но оркестр Мин-обороны поднимал дух и перед входом в театр на Тверской, и в фойе, и на сцене. Вёл церемонию я один. А.А.Авдеев накануне вылетел во Францию. Обещанного Заместителя Министра в зале не было. Наши главные герои: А.Н.Роговцева, П.Н.Фоменко, А.Б.Джигарханян – те, кого мы должны были награждать Золотой медалью Мордвинова «За выдающийся вклад в теат-ральное искусство», не смогли прибыть на Открытие. Не знаю, как у зрите-лей, но у меня не было ощущение торжественности. Как всегда открыто го-ворил о том, что на протяжении всего периода подготовки Форума и сегодня одно ощущение: «только бы продержаться» в ожидании подкрепления, в на-дежде на перемены в культурной политике государства.

На Открытии объявили результат нового телевизионного конкурса «лучшая премьера года», объявленного телеканалом «Столица» в рамках «Золотого Витязя». Первый приз «Золотой Витязь» вручили Льву Дурову за спектакль «Я не Раппапорт». Растроганный Лев Константинович сказал не-сколько слов и замолчал, не мог превозмочь своих слёз.

Во втором отделении вечера Н.Н.Добрикова показала свою монодраму «На переправе». Из-за плохого звукоусиления почти ничего не было слышно, но зрители тихо внимали происходящему на сцене.

После Открытия совершили дружескую трапезу без водки у гостеприим-ного П.А.Пожигайло в ресторане «Кино».

Накануне Открытия подцепил подлый вирус и все три недели проводил Форум больной. Было тяжело. Руководил своим «Большим жюри», посещал все спектакли «детского конкурса», старался не пропускать и конкурс «ма-лых форм». Сидел в залах, превозмогая приступы кашля, поглощая таблетку за таблеткой.

Из 45 заявленных спектаклей — 3 отпали, 13 — можно было не приглашать, (проблема отбора!), но 20 было весьма достойных.
И детское жюри, и меня порадовала постановка «Московской оперетты» «Маугли». Петр Наумович Фоменко поразил виртуозной режиссурой в спек-такле «Он был титулярный советник». Ученик Фоменко, Иван Поповски по-радовал неожиданным «Носорогом» Ионеско. Я не смог по нездоровью посе-тить два спектакля своего жюри, а именно они оказались лучшими: «Золото-го Витязя» получил мой однокурсник Антон Васильев «В 100 шагах от праздника». «Золотого Витязя» вручили театру из Зеленограда за «Царя Фё-дора Иоанновича».

4 ноября Доме Актёра провели конференцию «Духовные традиции или мутация духа», которую снимали телеканал «Столица» и наши операторы.
10 ноября в Доме Кино завершили наш театральный марафон. В фойе иг-рал оркестр Минобороны. На сцене – Государственный академический кон-цертный оркестр «Боян», под управлением А.И.Полетаева, которому мы вру-чили нашего «Золотого Витязя» «за сорокалетнее служение Отечеству и Му-зыке». Шутка ли – 17 лет, с первого «Витязя» мы с этим оркестром шли пле-чо к плечу. Вёл Закрытие, впервые, вмести с дочерью Машей, которая пода-рила зрителям премьеру своей песни, написанной совместно с композитором Иваном Бурляевым. Закрытие прошло искренне, по-дружески, но вместе с тем торжественно и победно. Мы не только продержались с театральным «Витязем» в период «швыдковского культурного безвременья», но ещё раз показали свою силу и свой дух.

Несколько дней дохаживал нездоровье на ногах. Слетал на пару дней (22-23 ноября) в Варшаву на фестиваль российских фильмов «Спутник над Варшавой». Позвонил Малгожате Потоцкой в Лодзь, договорились о том, что она отберёт программу от Польши для Липецкого «Витязя». После показа «Иванова детства» в Зале конгрессов, ко мне подошёл за автографом симпатичный молодой человек. Когда он, получив автограф начал удаляться, мне сказали, что это молодой польский актёр, и я окликнул его. Так мы познако-мились с Матеушем Доменским, несколько лет тому назад сыгравшим Гри-нёва в российской «Капитанской дочке» у А.Прошкина. Я попросил Матеуша принести мне в гостиницу диск с его новым фильмом. При повторном обще-нии утвердился в своём положительном отношении к нему: открытые, вни-мательные, духовные глаза, скромность, умение слушать и говорить по су-ществу. Влюблённость в Россию и в Тарковского, открытого им год назад. Надеюсь, что «Золотой Витязь» обретает в лице Матеуша нового друга.


25 ноября отправился в Липецк на переговоры по проведению XVIII МКФ. Провёл переговоры в Администрации с Заместителем Главы Липецкой области Людмилой Валентиновной Кураковой, начальником управления культуры и его заместителем. Отстоял наши традиционные сроки проведения Форума, узнал о сумме выделяемых средств: она, из-за кризиса, сократилась вдвое, но и на эти средства можно осуществить задуманное. Осмотрел все имеющиеся в городе залы и высказал свои пожелания. Посетил правящего архиерея Епископа Липецкого и Елецкого Никона. Оговорили с Владыкой молебен и крестный ход в день Открытия Форума, его приветствие участни-ков фестиваля, специальную кинопрограмму и приём глав делегаций в Епархии.

5 декабря в Храме Христа Спасителя состоялась Соборная встреча Все-мирного Русского Народного Собора, посвящённая 50-летию Союза писате-лей России. Ведущий Собор В.Н.Ганичев, позвонил мне накануне и предло-жил выступить. В силу особенностей речи мне легче говорить без бумажки, но тут пришлось совершить некое насилие над собою и прочесть написанное заранее. А написалось следующее:

«Духовная сила слова: основа единства народа».
«Дорогие братья и сёстры.

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог… В Нём была жизнь, и жизнь была свет человеков…» — Так начинается Евангелие от Иоанна. Возможно ли большее свидетельство значения Слова для самого существования «человеков», напоминание о том, что только через Слово возможно прийти к Богу, а значит спасти свою душу?

Выдающийся русский писатель и поэт Иван Бунин, проходя крестный путь своих окаянных дней, исторг из души слова, адресованные всем нам, его соотечественникам:

Молчат гробницы, мумии и кости, —
Лишь слову жизнь дана:
Из древней тьмы, на мировом погосте,
Звучат лишь Письмена.
И нет у нас иного достоянья!
Умейте же беречь
Хоть в меру сил, в дни злобы и страданья,
Наш дар бессмертный – речь.

Так как же мы бережём данное нам Богом Слово и дар бессмертный речь? Это высшее, судьбоносное достояние нашего народа? Нужно признать, что русская литература и сами литераторы в XXI веке потеряли своё духовное лидерство в обществе. Оно похищено более молодыми, агрессивными видами массовой коммуникации: кинематографом, телевидением, радио и другими СМИ. Как же обращаются со Словом новые лидеры. Берегут ли они русское Слово, язык, речь?

Если анализировать российский кино-теле-радио эфир, безбрежный оке-ан интернета и загламуренные СМИ – вывод однозначный: и не думают бе-речь! Напротив: извращают, загрязняют, коверкают, денационализируют, деформируют, насилуют и предают повсеместно. И не мудрено, если один из главных чиновников от культуры, призванный сберегать русскую культуру, а значит и русское Слово, провозгласил в эйфории, верша свою «культурную революцию»: «Без мата нет русского языка!» Что это? – Недомыслие чинов-ника, цинизм кочевника, диверсия..? А что взять с простых смертных слово-блудов, воюющих с русским Словом на всех фронтах СМИ? Ведь маленько-му, ничтожному человечку, «богатеющему пером», хочется вписаться в но-вый порядок, дабы не отстать от медийной пятой колонны, выглядеть своим среди своих, получить вожделенные 30 серебряников.

Нужно признаться, что «крышует» этот, как образно говорил Победонос-цев, «сброд» хунвейбинов новой культурной революции само государство, на протяжении двух десятилетий, трусливо занимающееся государственным попустительством, изо дня в день способствующее уничтожению русской культуры, русского Слова.

А ещё нужно с болью признать, что программа «мутации русского духа», откровенно провозглашённая в эфире радио «Свобода» 20 лет тому назад, успешно претворяется в жизнь. Затеянный «новым порядком» эксперимент в России в России удался вполне. Поколение духовных мутантов уже появи-лось. Корчится Россия в пламени адского огня, выжигающего её истинное Слово. Впрочем, народившееся после перестройки поколение уже возможно и не корчится, ибо для него мир грязных слов вполне привычен, ведь он был рождён и воспитан именно в этом мире.

Мгновенно перестроившиеся СМИ, с самого начала «перестройки» и прихода в жизнь нового русского человека искушали его зрение и слух «сво-бодным словом». Киноафиши запестрели названиями фильмов: «Месть», «Поджигатели», «Бабник», «Псы», «Шакалы», «Живодёр», «Метастазы», «Чокнутые», «Кома», «Шок», «Палач», «Распад», «Нечистая сила», «Бес, «Сатана» «Нелюдь»… Не стеснялись употреблять в заглавие и матерные сло-ва, ведь «без мата нет русского языка».

Включишь радио, а там шустрые ведущие с признаками недержания ре-чи. Вот уж поистине языки без костей. Агрессивная попса, коверкающая рус-ское слово. Впрочем, в российском радио эфире русского мало, больше ино-земное. Русское слово отступает, сдаёт позиции, вытесняется чем-то неудо-бопонятным, чужеродным.

Заглянешь в интернет, а там: сайты, файлы, блоги, провайдеры, хаккеры, хостинги, контенты… Выйдешь на улицу – кругом искушающая реклама: макдональдсы, стейк-хаусы, фаст-фуды, супермаркеты, шопинги, фитнесы… Полистаешь журнал, газету: сплошные киллеры, сикьюрити, рейтинги, пиа-ры, месседжи, ипотеки, олигархи и сладкая английская жизнь супер-нового русского Романа Абрамовича…

Захочешь пойти в театр, насладиться МХАТом и там тебя покроют матом.

Включишь телевизор – тебе, не стесняясь в выражениях, расскажут «Про это…» и про то… На всех каналах сплошные шоу с непристойной, набившей оскомину, пошлой эстрадой: Моисеев, мадам Брошкина, нижепоясной юмор «Комеди клаба», клонирующего по всем каналам своих ёрников-ведущих, похожих на распоясавшихся алигофренов. Они уже и на «Первом канале», и на НТВ в новом матерном ток-шоу «Ты смешной», самодеятельном прими-тиве, так называемых, «народных юмористов». Весьма грустное зрелище. Круговая порука всеобщей деградации. Угрюмый пир мутантов, где все — на одном уровне: и ведущие, и исполнители, и юные зрители в зале. Глядя на этих «смешных», не было бы так грустно, если бы эта пошлость не трансли-ровалась одновременно в миллионы российских домов. В приличные дома подобных «шутников», конечно, не пустили бы и на порог, но через телеви-зор их насильно впихнули во все дома – «смотри Россия!».

Попадёшь на канал «MTV», а там — «Школа ведьмы Дженис», пошлые, скабрёзные программы «Следующий», «Обыск и свидание», бесконечная яр-марка тщеславия пустых «секс-символов». Канал MTV ежедневно легализует в России – патологию, гомосексуализм, лесбиянство, примитив расплодив-шегося на планете поколения мутантов.

Наткнёшься на канал «ТНТ», там – нескончаемый бардак в «дур-доме» Собчак. Ярчайший пример деградации нравственных основ. Вот уж где «Рус-ское слово» представлено во всём своём блеске и «русские «человеки» в своём развитии», в каком они явились на Руси через 200 лет после Пушкина. «Дом 2» — ежедневная школа безнравственности и примитива. Если бы Пуш-кин послушал словесный бред этих молодых особей, он бы очень удивился и не понял, в какую страну он попал? А на сон грядущим предложат «секс с рогатой Анфисой», порадуют новой программой о юных трассексуалках, конкурсом стриптиза, сатанизмом тяжёлого рока, порнографией.

И как же тут было не смутиться, не «смутироваться» новому поколению, рождённому и живущему в этом кошмарном мире чужеродных, холодных, бездуховных слов и безобразия, санкционированного государственными «менеджерами», изо всех сил способствующими процессу «мутации русского духа»?

При этом власть утверждает, что «в России самое лучшее телевидение», продолжает заигрывать с молодёжью, не понимая, что заигрывать с детьми нельзя. Их надо вести за собой и, желательно, в правильном направлении. Запуганные «вседозволенной демократией» навязанной России, государст-венные мужи и не помышляют посягнуть на, так называемую, «свободу сло-ва». Любого слова, пусть даже грязного, пошлого, непристойного. Нельзя! Ещё скажут, что ты не «демократ» и введут войска ООН. Государственные мужи бездействуют, словно у них самих нет детей, а духовное будущее Рос-сии их мало тревожит.

Есть ли выход из создавшегося положения? Выход всегда есть. Нужно признать пагубность «культурной революции», совершаемой в России с на-чала перестройки, покаяться перед народом и на государственном уровне пе-рейти к новой культурной политике, основанной на традиционном, духовно-нравственном фундаменте русской культуры и русского Слова.

В сфере экранных искусств, радио, издательств и всего, что имеет в осно-ве своей работу со словом, возродить институт редактуры. На телевидении узаконить наблюдательные советы.

На законодательном уровне принять законы, охраняющие духовно-нравственную основу и русское Слово от агрессии чужебесия. Лишать ли-цензий каналы, преступающие установленные правила приличия. Штрафо-вать телевизионных сквернословов и пошляков.
И делать это нужно незамедлительно. Промедление смерти подобно – духовной смерти последующих поколений и самой России.
Сделаем это, тогда может, вновь обретём духовную силу Слова, а значит и единство народа.»


Именно здесь в Храме Христа Спасителя, где в это утро я предполагал, как всегда иметь радость встретиться и получить благословение Главы Собо-ра Святейшего Патриарха Алексия, меня настигла трагическая весть. Сидев-ший рядом со мной в Президиуме П.А.Пожигайло, наклонился ко мне и шепнул два слова: «Патриарх умер». Словно обухом по голове. Невольно схватился за голову, съёжился, как от удара.

За мою, уже достаточно продолжительную, жизнь я получал много из-вестий о кончине родных, близких и далёких людей. Но лишь второй раз ис-пытал такое сильное, мгновенное ощущение невосполнимой утраты. Первый раз, 35 лет тому назад, когда узнал о внезапной смерти В.М.Шукшина. В то время я работал над «Лермонтовым» и своё ощущение этой утраты вложил в уста моего героя: «Ни одну утрату в жизни я не переживал так горестно и яростно. Его душа несла крест Российской Совести. Кому по силам эта но-ша?.. Второго Пушкина быть не может!..»

Душа Святейшего Патриарха Алексия II несла тяжесть креста всей России и мирового Православия. Его деяния во славу Господа и Отечества будут подробно перечислены и описаны. И дела эти по истине титанические. Не сомневаюсь, что в истории он останется, как неповторимый духовный зодчий новой, вырвавшейся из дьявольского плена, возрождающейся из пепла России. Именно он стал главным двигателем небывалого празднования Тысяче-летия Крещения Руси. Десятки тысяч храмов и монастырей, возведённых в России и за рубежом на протяжении 18 лет Патриаршества Святейшего Алексия, на фоне умирания и дехристианизации Европы и мира, в котором храмы повсеместно закрываются, продаются за бесценок, сдаются под диско-теки. Спасение России от кровавой гражданской войны в 1993 году. Братская Патриаршая поддержка Сербии, распинаемой иудами «нового мирового по-рядка». Историческое воссоединение Русской Православной Церкви. Убере-жение от украинского раскола 2008 году. И, наконец, то, что Патриарх Алек-сий значил лично для меня и для Кинофорума «Золотой Витязь»… На про-тяжении всего существования нашего Форума, Святейший Патриарх был его добрым ангелом хранителем, главным духовником и попечителем.

20 лет тому назад произошло моё первое, заочное знакомство с Митро-политом Санкт Петербуржским и Ладожским Алексием. В Великом Новго-роде проходил второй, вырвавшийся из забвения и подполья, Праздник Сла-вянской письменности и культуры. Многотысячное шествие возрождающей-ся России и Славянства стекалось на площадь, где шло торжественное от-крытие Праздника. Я был маленькой каплей полнолюдной реки, стремившейся на площадь. По репродукторам над городом звучало слово Митропо-лита Алексия. Я не верил своим ушам: звучало долгожданное, легальное Слово просыпающегося исполина, Слово возрождающейся России. Никогда прежде на столь высоком уровне не говорилось о Русском духе, о славных и святых подвижниках Русской истории, о патриотизме и славянстве, так от-крыто и мощно. Тогда я впервые услышал и запомнил имя Митрополита Алексия. Спустя два года он был возведён на Патриарший престол.

В 1993 году, я отважился написать прошение Святейшему Патриарху с просьбой благословить наше начинание и стать Почётным Попечителем Ме-ждународного Кинофорума «Золотой Витязь». Это было время полнейшей деградации, мерзости и запустения российского кинематографа, время заоке-анской кино-интервенции и забвения нравственных основ киноискусства. Святейший поверил в нас, дал своё согласие стать Попечителем Всеславян-ского Кинофорума. В обращении к участникам Форума он писал: «За нравст-венные идеалы. За возвышение души человека» — В этом критерии, на мой взгляд, проявляется беспокойство и забота устроителей Кинофорума о ду-ховно-нравственном состоянии славянских народов. Божие благословение да сопутствует всем вам в предстоящих трудах!»

Вскоре меня избрали членом Президиума Всемирного Русского Собора, главою которого был Святейший Патриарх Алексий, а его Заместителем Вы-сокопреосвященнейший Митрополит Кирилл. С этих пор мне были подарены судьбой ежегодные встречи с этими выдающимися людьми в Президиуме Собора. Светлые, наполненные смыслом годы совместной борьбы за душу человека, за Россию.

Однажды в перерыве между соборными заседаниями, в узенькой комнате Президиума, в Даниловском монастыре, я попросил Святейшего Патриарха разрешения запечатлеть на мою фотокамеру наше первое совместное фото. На фотографии отпечаталась электронная дата: 4 декабря 1995 года. В моём архиве сохранился драгоценный десяток фотографий остановивших мгнове-ния встреч со Святейшим Патриархом.

24 мая 1997 года в день Открытия VI МКФ, проходившего в Москве, ме-ня уведомили о согласии Святейшего Патриарха принять участие в торжест-венной церемонии Открытия «Золотого Витязя» в Колонном зале Дома Сою-зов. Необходимо было переговорить с Патриархом о деталях церемонии. Это было не просто: график перемещений Святейшего в праздничный день рав-ноапостольных Кирилла и Мефодия был настолько плотный, что улучить не-сколько мгновений для встречи удалось только в Успенском соборе Кремля. Шла праздничная служба. Меня провели в алтарь и подвели к Патриарху. Я скрестил ладони для благословения. Святейший, с доброй улыбкой на устах, благословил меня, накрыл мои ладони своей рукой и не выпускал мои руки во всё время нашего общения. Длилось оно, вероятно, минут пять-семь, но я хотел, чтобы эти мгновения не кончались никогда. Рука Патриарха излучала тепло, глаза – любовь, уважение, заинтересованность… Словно незримое об-лако окутало всё моё существо. В эти мгновения мне казалось, что я не ощу-щаю земного притяжения и житейской суеты. Говорил Патриарх совершенно просто, задавал вопросы о том, какой у меня план церемонии, кто будет го-ворить первым я или он. Набравшись смелости, я ответил, что, по моему мнению, первым должен говорить он. Святейший Патриарх покорно согла-сился. И было понятно, что он согласился бы и другим сценарием и ничего бы не стал навязывать сам. Впрочем и во все последующие годы Святейший, являясь Почётным Попечителем «Золотого Витязя» никогда не позволял себе что-либо диктовать, навязывать, указывать что делать кинематографистам. Он лишь с уважением и надеждой следил за нашей деятельностью, радовался нашим победам, удовлетворял все мои просьбы о помощи, и незамедлительно помогал.

Вечером 24 мая 1997 я встречал Патриарха у парадного входа в Колон-ный зал. Сопровождая его в комнату Президиума мы говорили уточняли план церемонии. В этот вечер мне довелось увидеть и строгость Патриарха. Во время нашего общения перед началом церемонии в комнату Президиума вошёл один человек и Святейший переменился в лице. Тихо, но внятно он сказал мне, что если этот человек тоже появится на сцене, и будет говорить, то он покинет собрание. Я поспешил заверить, что этот человек не участвует в церемонии, и всё потекло по намеченному сценарию. Святейший благословил со сцены участников Кинофорума и мы вместе из ложи смотрели высту-пления артистов. Когда замечательный оркестр «Боян» исполнял часть зна-менитого второго концерта Рахманинова для фортепьяно с оркестром, Патриарх тихо спросил:

– А кто этот юноша за роялем?
– Мой сын, Иван, студент консерватории.
– Ваш сын талантливый пианист, — сказал Патриарх.

Нужно ли говорить о том, каким бальзамом по отцовскому сердцу была эта высокая оценка Патриарха.
Патриарх не покинул нас до конца церемонии, не смотря на то, что явно был утомлён долгим праздничным днём. Ведь утром он отслужил литургию в Успенском соборе, совершил длительный крестный ход из Кремля к памятнику Кирилла и Мефодия. Обращался к народу, встречался с разными людьми, решал текущие дела Церкви. По окончании церемонии Открытия я пред-ставил Патриарху своего сына. Святейший ласково благословил Ивана, кос-нулся рукой его головы и сердечно похвалил за выступление.

Первую Патриаршую грамоту я получил в Даниловском монастыре по за-вершении очередного Всемирного Русского Народного Собора. В год 10-летия Киностудии «Отечества» я осмелился представить Патриарху список из 10 лучших сотрудников студии с просьбой о их награждении. Святейший удовлетворил это ходатайство в полном объёме. Являясь Художественным руководителем студии «Отечества» я естественно не включил себя в число награждённых. Святейший лично внёс и моё имя в список и вручил мне вто-рую Патриаршую грамоту. Это случилось в Храме Христа Спасителя, на приёме по случаю вручения Патриарших наград сотрудникам Киностудии «Отечество».

Сколько раз мне было подарено судьбой проводить со Святейшим Патри-архом по несколько часов в Президиуме Всемирного Русского Народного Собора. Говорить с ним в комнате за сценой, пить чай, получать ласковое благословение, сидеть за его спиной в Президиуме, слушать его речи, делать в его присутствии доклады, читать перед ним на вечерах в Храме Христа Спасителя поэму «Бог» — Державина, «Славянам» — Тютчева, «Не нашим» — Языкова. Там же в Храме Христа мы вместе с Иваной Жигон провели перед Патриархом Алексием и Патриархом Сербским Павлом, торжественный ве-чер Сербско-Русской дружбы. В тот день мне посчастливилось вместе со Патриархом и Г.С.Полтавченко встречать Святейшего Патриарха Сербского Павла в Храме Христа Спасителя. Нужно ли описывать состояние моей души в присутствии двух величайших святителей XX-XI века, на чью долю выпало тяжелейшее патриаршее служение, молитвы и борьба за Русский и Сербский народ… Помню с какой любовью и уважением наш Патриарх обращался к своему сербскому брату во Христе, обращаясь к нему: «Ваше Святейшест-во…»

В 2000 году, на пороге третьего тысячелетия, Святейший Патриарх на-градил меня высшей для светских лиц наградой Русской Православной Церк-ви, «Орденом преподобного Сергия Радонежского III степени». Произошло это в Большом Кремлёвском Дворце, на церемонии Открытия IX «Витязя». Эта награда стала для меня самой дорогой в жизни.

24 мая 2006 году в Храме Христа Спасителя Святейший вручил мне на-граду Международного Славянского Фонда (большую скульптуру Кирилла и Мефодия, выполненную великим русским скульптором Вячеславом Клыко-вым). Помню его добрую улыбку, пристальный взор, внимание к моему от-ветному слову. На приёме, в трапезной Храма мне была оказана высокая честь весь вечер стоять за Патриаршим столом по правую руку от Святейше-го. Мне, как лауреату, было предоставлено право произнести тост. Пользуясь столь уникальным случаем, я вручил Патриарху часы с изображением «Золо-того Витязя». Это был один из 10 номерных экземпляров часов, изготовлен-ных для самых значимых для нашего Форума лиц. Помню, тогда, пользуясь возможностью долгого стояния рядом с Патриархом, я попросил Святейшего принять меня для беседы по вопросам культуры и развития «Золотого Витя-зя». Патриарх сказал, что мы обязательно встретимся после Троицы. Из-за занятости Святейшего встреча несколько раз откладывалась, переносилась, да так и не случилась.

Дорого для меня и то, что несколько раз Святейший благословлял моих младших детей Илюшу и Дашу, возлагал на их головы свою руку. Эти благо-словения они будут нести в своём сердце всю жизнь. Несколько раз они при-нимали из рук Патриарха святое Причастие. Однажды на Троицу, в Сергие-вом Посаде, выйдя из Троицкого храма раньше Патриарха, Даша выпросила у монаха одного из голубей, которого предполагалось выпустить перед Свя-тейшим, шествующим к своей резиденции. Даша крепко держала голубя, но он начал перебирать лапками, чем напугал ребёнка. Она вскрикнула и разжа-ла руки. Голубь, конечно, улетел. Но до появления Святейшего голубя уда-лось отловить, и запуск состоялся.

Все отмечают сердечную доброту, светлую улыбку и благорасположение Патриарха Алексия, но мне посчастливилось получить от Святейшего и отеческую «выволочку». Случилось так, что повстречавшись в Белграде со Святейшим Патриархом Сербским Павлом, я пригласил его посетить Откры-тие в Москве очередного «Золотого Витязя» и получил его принципиальное согласие. В порыве сплочения славян я направил приглашение на Открытие нашего Форума и Президенту Республики Беларусь А.Г.Лукашенко. В своём воображении я рисовал картину единения славян: встречи в Москве, в Крем-лёвском дворце двух славянских Президентов и двух Православных Патри-архов. Оставалось лишь получить согласие Святейшего Патриарха Алексия. Мне предоставили возможность встретиться с Патриархом в момент его при-бытия на очередную службу в Храм Христа Спасителя у парадной двери. Выслушав моё сообщение о приглашении на Кинофорум Патриарха Павла и Президента А.Г.Лукашенко, Святейший всё с той же улыбкой, но довольно строго, посмотрел на меня и сказал: «Патриарха может пригласить только Патриарх. А Президента – только Президент». Боже, какое чувство стыда ис-пытал я от этого отеческого выговора и запомнил этот урок навсегда.

Трудно сосчитать сколько раз Святейший Патриарх обращался с привет-ствиями к Кинофоруму и Театральному Форуму, сколько писал писем под-держивающих «Золотой Витязь» Президенту Полпреду Президента и другим официальным лицам государства. То и дело нахожу в архиве письма подпи-санные Патриархом зелёными чернилами.

Сколько раз Русский Собор, возглавляемый Патриархам выносил резо-люции о поддержке «Золотого Витязя»: «III Всемирный Русский Народный Собор поддерживает плодотворную работу, проводимую МКФ славянских и православных народов «Золотой Витязь», объединяющим лучших мастеров экрана русского, славянского и православного мира и популяризирующим высоко духовные произведения современного кинематографа. ВРНС обра-щается к государственным, общественным и коммерческим организациям с просьбой оказать содействие Киноцентру «Русский фильм» — главному орга-низатору МКФ «Золотой Витязь» — в создании постоянно действующей ин-фраструктуры Всеславянского Кинофорума.» (III Всемирный Русский На-родный Собор г. Москва, Свято-Данилов монастырь, 6 декабря 1995 года).

14 апреля 1997 года Святейший, по моей просьбе, направил письмо Пре-зиденту за №1641:
«Ваше Превосходительство,
глубокоуважаемый Борис Николаевич!
Киноцентр «Русский Фильм», поддержанный Госкино России и Мос-ковской Патриархией, вот уже шестой год проводит Международный Кино-форум Славянских и православных народов «Золотой Витязь», который стал заметным явлением культурной жизни не только нашего Отечества, но сни-скал уважение во многих странах мира.

Всеславянский Кинофорум, движимый благородным девизом: «За нравственные, христианские идеалы. За возвышение души человека», служа жиз-ненно-необходимому делу укрепления межславянского согласия и единства, сплотил ведущих кинематографистов не только славянских, но и других стран, обеспокоенных нравственным состоянием современного человечества.
Последний V (Минский) МКФ «Золотой Витязь», поддержанный Ва-шим указом и финансовой помощью из Президентского фонда, а так же по-мощью Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко, прошёл на самом высоком уровне и завершился созданием Международного Объединения Ки-нематографистов Славянских и Православных Народов.
В связи с тяжёлым положением Госкино РФ, которое не в состоянии профинансировать Всеславянский Кинофорум в полном объёме, убедительно прошу Вас, глубокоуважаемый Борис Николаевич, и на этот раз не оставить без своей поддержки предстоящий VI Международный Кинофорум «Золотой Витязь», который должен состояться в Москве с 24 мая по 3 июня 1997 года.
Всеславянский Кинофорум разительно отличается от остальных кине-матографических смотров, тем, что его организаторы внимательно следят за духовной экологией своего конкурсного экрана, закрыв дорогу на свой экран растлению и пошлости. Строгость кинематографического отбора позволила «Золотому Витязю» в столь короткое время снискать уважение и славу под-линно духовного, элитарного кинофорума.
Выражаю надежду на то, что предстоящий VI МКФ «Золотой Витязь» послужит утверждению христианских идеалов добротолюбия и умиротворе-нию человеческих сердец.
С искренним уважением + Алексий, Патриарх Московский и всея Руси».


18-19 декабря состоялся VII «Съезд кинематографистов». В кавычках, потому что этот очередной шабаш серой московской кино-массы, жаждущей крови Михалкова, был полностью не легитимен. Всё это мы уже проходили в 1986 году на V Съезде. Так же как и 20 лет тому назад, всё те же «серые», за-теяли новый переворот: демократически не выбрали делегатами никого, кто мог бы противостоять их заговору: ни В.Наумова, ни В.Ливанова, ни В.Хотиненко, ни П.Тодоровского, ни С.Сольвьёва, ни даже самого руково-дителя Союза кинематографистов Н.Михалкова. Меня выбрала Гильдия ак-тёров кино. «Серые» подготовились основательно. Никита же не предпринял никаких предвыборных действий и оказался в одиночестве. Куда делись все его многочисленные «друзья»? Я, переживая за него сердцем, решил под-держать своего друга, сел рядом на пустующее кресло в первом ряду и на протяжении двух дней мы сидели плечо к плечу.
С самого начала «съезда» Никита объявил о нарушениях при выборе делегатов на Съезд, что привело к не легитимности данного собрания. Он предупредил, что Минюст не примет решений несостоятельного «съезда», сказал, что не намерен делать отчётный доклад. О несостоятельности данно-го собрания заявил и Заместитель Министра культуры А.Голутва. Вслед за ними отказался от второго доклада и Оргсекретарь Союза М.Калинин.

Попросив слова одним из первых, я тоже подчеркнул бесполезность про-исходящего. Сказал, что зная Никиту уже 50 лет с нашего детства, для меня было загадкой, почему он согласился возглавить Союз тогда, когда он был разрушен и разворован до основания. Ведь ему предлагали более высокие посты, например Министра культуры СССР. Он же взял в руки расхищенный предшественниками, гибнущий Союз кинематографистов. И сделал он это потому, что он любит кино и своих коллег. Он не стал заводить уголовных дел на проштрафившихся коллег, простил их. За эти годы Михалков удержал Союз на краю пропасти, оживил его и сделал первые шаги к его возрожде-нию. Некогда три авантюриста: Ленин, Троцкий и Свердлов казнили царскую семью и Государя Николая. Убили его потому, что он был удерживающим. Последовали кровавые для России времена. Никита Михалков был все эти годы удерживающим для Союза кинематографистов. Являясь по сути своей государственником, он старался уберечь Союз от раскола, как единый Рос-сийский Союз. Михалков безусловный всенародный и всемирно признанный лидер кинематографа. Кто достоин сменить его на этом посту? Кто может сделать для Союза больше чем он? Если Михалков покинет Союз, то и мне здесь делать будет нечего.

Когда я спустился со сцены и сел рядом с Никитой, он стукнул меня по колену и сказал: «Дружбан!».

Не большой любитель выступать, я несколько раз за эти два дня подни-мался к микрофону. Особенно меня возмутило, когда на второй день на Председательское место сел серый, склочный критик Матизен. Я напомнил собравшимся Пленум 1999 года, когда все собравшиеся единогласно приняли обращение в поддержку братской Югославии, подвергшейся бомбардиров-кам НАТО. Тогда именно этот «серый критик» выкрикнул из зала, что он против этого обращения. Помню, как тогда Евгений Матвеев вскочив со сво-его места, гневно крикнул в сторону «серого»: «Да там людей убивают!», — и выбросил свою руку в сторону «критика», словно гранату. Хилая огневая точка была подавлена.. Однако мерзкое ощущение от этого вражеского про-теста осталось надолго. И теперь этот «серый критик» будет руководить мною? Я потребовал замены такого «Председателя», но естественно не был поддержан его подельниками.

На исходе первого дня этого шабаша, Никита, учитывая множество обращений к нему от делегатов со всей России с просьбой о встрече, предло-жил желающим поговорить, проследовав за ним в конференц-зал. Он напра-вился к выходу, я за ним, за мной – остальные. В след нам слышалось шипе-нье — «предатели». И без того не многочисленное собрание обезлюдело больше, чем на треть. В небольшой конференцзал набилось около 150 чело-век. Никита спокойно объяснил собравшимся настоящее положение дел: интригу «московского союза» по захвату власти, их намерение расчленения Союза кинематографистов России. Ещё раз подчеркнул, что его желание и право, как Председателя Союза, собрать на настоящий Съезд не 400 келейно выбранных делегатов, а всех членов Союза со всей России.

На следующий день начали выдвигать кандидатуры на пост Председате-ля Союза кинематографистов. Назвали 15 фамилий, в том числе и меня. Каж-дый из кандидатов вставал и отказывался от этого поста. Я естественно тоже отказался, ещё раз подчеркнув неправомочность данного собрания. Сказал, что когда мы соберём на настоящий Съезд всех членов Союза, тогда и выбе-рем Председателем Никиту Михалкова.. Отказались все, кроме М.Хуциева.
Его и выбрали. Только вот вопрос, зачем ему на склоне лет подобная го-ловная боль и обречённость на позор? Было ясно, что его подталкивают в спину недруги Никиты, которые намереваются руководить Союзом за спи-ною 83-летнего М.Хуциева.

Накануне Нового 2009 Года произошёл ряд отрадных событий. «Экспо-центр» вновь пришёл на помощь «Витязю». В.Л.Малькевич распорядился перечислить средства на подготовку XVIII МКФ. Выдали долги по зарплате, подарки сотрудникам, которые приободрились и поняли, что шанс пережить кризис у нас есть. А тут и ещё одно приятное известие: моё письмо было пе-редано лично Президенту. Не прошло и трёх дней, как фельдегерь принёс из Кремля пакет, в котором на копии моего послания была наложена резолю-ция: «А.А.Авдееву. Рассмотреть предложения. Д.Медведев»

Встретились с А.А.Авдеевым. Напомнил ему о необходимости увеличе-ния суммы и сроков финансирования Форума. Показал письма с отказом в поддержке «Антитеррористического МКФ» Министерством информации, и «Экологического МКФ» Министерством природных ресурсов и экологии. Александр Алексеевич, подавший мне идею обращения в эти министерства, сказал, что предпримет меры. На следующий день позвонили из приёмной Министра культуры: Александр Алексеевич сказал, что переговорил с Мини-стром природы и экологии. Тот, узнав об отказе своего заместителя, сказал, что этот человек не уполномочен решать подобные вопросы, заверил, что они поддержат экологический «Золотой Витязь». Встретился с уполномочен-ным заместителем министра по экологии, и мы начали прорабатывать пара-метры предстоящего Форума.

Позвонил в Белград – Йовану и в Софию – Маргариту, поздравил с Но-вым Годом и порадовал тем, что прибавляется новый экологический Кино-форум, новые заботы. Это известие было лучшим подарком моим боевым друзьям.

Новый 2009 год, как всегда, встретил с семьёй в своей избе в Сергиевом Посаде. Не ожидая чудес от нашего телевидения, удостоверились, что со всех каналов исходит традиционная эстрадная пошлость и вскоре после полуночи легли спать. Каждый день возил детей на каток, и пока они катались, грелся в машине, работая на компьютере. С утра до ночи топил камин, так как уда-рили 20-градусные морозы. Играл с Илюшей в компьютерный футбол.
В ночь с 4 на 5 января долго не мог уснуть, конструируя в уме Экологи-ческий кинофорум и обдумывая назревший звонок А.А.Авдееву.

Мозговой штурм не прекращался все праздничные Рождественские дни и ночи. Когда домашние засыпали, я подолгу глядел на пляску огня в камине и дрожащий огонёк в зелёной лампадке и в сознании всё больше прорисовыва-лись контуры грядущего проекта: Славянского Форума Искусств «Золотой Витязь», в котором воплощалась моя давнишняя мечта о создании Форума всех искусств: кинофорума, театрального, музыкального, художественного, литературного, и МКФ антитеррористических и экологических фильмов. Не-что подобное я видел в Эдинбурге, когда город в течение месяца живёт па-раллельными фестивалями множества искусств.

Встретился с Заместителем Министра природных ресурсов и экологии С.А.Ананьевым. Получил принципиальное согласие поддержать проведение экологического кинофестиваля. Начали подготовку: застолбили в украин-ском пароходстве единственный оставшийся свободным теплоход «Шевчен-ко». Наметили маршрут: Варна, Констанца, Севастополь, Ялта, Херсон, Днепропетровск, Запорожье, Канев, Киев.

23.01.09 Вновь позвонили из приёмной Министра, попросили связаться с ним. Александр Алексеевич сообщил, что переговорил с Министром спорта Мутко и попросил его встретиться со мной по поводу проведения форума Русского боевого искусства. Созвонился с В.Л.Мутко, тот попросил начать переговоры с его Заместителем. Переговорили, подал обращение о совмест-ном проведении II Международного Форума Русского боевого искусства на 2010 год.
Однако не всё стало складываться так, как я мечтал. Ответ Министра культуры Президенту Д.А.Медведеву выглядел совсем не так, как я ожидал. А.А.Авдеев сообщил Президенту, что дважды встречался со мною, что Минкульт оказывает поддержку Кинофоруму и Театральному Форуму «Золотой Витязь» в размере… (суммы указаны прежние). Запрашиваемая сумма на прочие программы «запредельная для бюджета Минкульта». Этот ответ зна-чительно охладил эйфорию, овладевшую мной от многообещающих контактов с Министром, показал, что не всё так просто.

27.01.09 В Храме Христа Спасителя, Поместный Собор назвал имя шестнадцатого Патриарха Московского и всея Руси. Им стал Митрополит Ки-рилл… Думаю не один я ожидал именно такого выбора и молился за Владыку. Сегодня России и Православному миру нужен именно такой Предстоя-ель: молитвенник, мыслитель, воитель, патриот России полный сил и сози-дательной энергии. Мы ровесники, нам вместе идти до конца.

В своём поздравлении, направленном Владыке на следующее утро, я написал: «С великой радостью встретили решение о Вашем избрании на Патриарший Престол. От имени 12000 членов Международного Объединения Ки-нематографистов Славянских и Православных Народов и Международного Кинофорума «Золотой Витязь», от всего сердца поздравляю Вас, и желаю помощи Божией в высоком служении во славу Господа и России.

Господь и православный народ избрали Вас быть Отцом всея земли Рус-ской, продолжателем созидательных дел, почившего Святейшего Патриарха Алексия II. На протяжении 15 лет Патриарх Алексий был заботливым Почётным Попечителем Международного Форума «Золотой Витязь», что послу-жило стремительному росту и укреплению Всеславянского Форума, воцер-ковлению сотен деятелей кино и театра славянского мира и вовлечению творческой интеллигенции в духовный поток христианского творческого служения. Мы благодарны Вам, Ваше Святейшество, за то, что на протяже-нии многих лет, вместе со Святейшим Патриархом Алексием, Вы оберегали, укрепляли и поддерживали «Золотой Витязь».

Просим Ваше Святейшество, дать своё согласие стать преемником Свя-тейшего Патриарха Алексия II, в качестве Почётного Попечителя Междуна-родного Форума «Золотой Витязь».
Да укрепит Вас Господь и да поможет в высоком служении Господу и
Святой Руси.
Прошу Вашей святой молитвы о недостойном рабе Божием Николае и его сотрудниках по Кинофоруму «Золотой Витязь».

26 февраля 2009 года состоялась моя первая встреча со Святейшим Пат-риархом Кириллом. Во время его посещения Синодальной библиотеки в Ан-дреевском монастыре, руководитель протокола отец Владимир Назаркин по-садил меня в первый ряд напротив Патриарха. Заметив меня в зале, Святей-ший, словно обрадовавшись знакомому и дорогому ему лицу, сердечно улыбнулся и медленно, почтительно поклонился мне. Когда настало время покинуть президиум, чтобы занять почётное место в первом ряду, я подошёл к Святейшему, сделал земной поклон, поцеловал его руку. Святейший сказал мне: «Очень рад Вас видеть» — и привлёк к себе для троекратного православ-ного приветствия.

— Я молился за Вас – сказал я Патриарху. – Поздравляю Вас… Мы одного поколения. Нам с Вами вместе до конца.
Святейший Патриарх пожал мои руки и, улыбнувшись, согласно кивнул.

28 февраля. Долго говорили с Никитой по телефону. О «союзных бата-лиях», о «Золотом Витязе». Предложил ему возглавить грядущий Славянский Творческий Союз Деятелей. Он серьёзно отнёсся к предложению, анализиро-вал идейную и юридическую сторону вопроса. Попросил его посетить 22 мая Открытие «Золотого Витязя» в Липецке. Он согласился.

1 марта. Прощёное Воскресенье. Утром перед посещением храма отпра-вил СМС-ку Никите: «Никитушка! Прости меня за всё. Вместе мы – 50 лет. Вместе нам до конца. Люблю тебя. Твой Н.Б». Спустя несколько минут, подъезжая к церкви, получил ответ: «Бог простит и я прощу! И ты прости меня за всё ХРИСТА РАДИ, Коленька! Твой Никита».


3-7 марта провёл Дни Российского кино в Словакии и Австрии. Составил сердечный десант из остатков «артели Андреевой» — великого оператора и человека Вадима Ивановича Юсова, 80-летие которого мы отметим в этом году и «князя» Юрия Владимировича Назарова.
Открыли 3 Киноклуба «Золотой Витязь»: в Братиславском и Венском Рус-ских Домах, и в Генконсульстве России в Зальцбурге. Подарил всем клубам по 20 фильмов-лауреатов нашего фестиваля для начала работы.

На открытии ретроспективы А.Тарковского в Австрийском музее кино, квартирующем в престижнейшем здании музея Альбертино зал был переполнен. Зрители сидели на ступеньках. Интерес и расположенность моло-дёжной аудитории были абсолютными. Провели встречу серьёзно и весело одновременно.


30-31 марта 2009 года прошёл исторический чрезвычайный Съезд Союза Кинематографистов России. Как и 11 лет назад Никита Михалков пригласил в Москву всех членов СК со всей страны. В отличии от незаконного декабрь-ского сборища московских кино-сепаратистов в Доме кино.

В гостиный двор подле стен Кремля съехались около 2500 кинематографи-стов со всей России, а не кучка «Михалковофобов» — «трёхсот декабристов», выглядевших хилой озлобленной, разбросанной россыпью в большом, на 2/3 пустующем зале Дома кино. Это был настоящий праздник единения боль-шинства вокруг своего признанного лидера. Столько знакомых, знаменитых лиц, собранных в одно время, одном месте и охваченных единым порывом я давно не встречал. Вот те немногие, кого я разглядел в первых рядах – СТА-ЕЙШИНЫ: ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОЙ КИНОАКАДЕМИИ — ВЛАДИМИР НАУМОВ, МИХАИЛ НОЖКИН, ИННА МАКАРОВА, ГЕНРИХ БО-РОВИК, ВЛАДЛЕН ДАВЫДОВ, ВЕРА ВАСИЛЬЕВА, ИРИНА СКОБЦЕВА-БОНДАРЧУК, ГЕОРГИЙ НАТАНСОН, ВАДИМ ЮСОВ, ЯРОПОЛК ЛАПШИН И ДР. АКТЁРЫ: АЛЕКСЕЙ ПЕТРЕНКО, СЕРГЕЙ ШАКУРОВ, НИ-КОЛАЙ ГУБЕНКО, ЖАННА БОЛОТОВА, СТАНИСЛАВ ЛЮБШИН, АНА-СТАСИЯ ВЕРТИНСКАЯ, АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ, МИХАИЛ ПОРЕ-ЧЕНКОВ, АННА СНАТКИНА, ЮРИЙ НАЗАРОВ, ЛЮДМИЛА ЗАЙЦЕВА, НАТАЛЬЯ БОНДАРЧУК, ИРИНА МИРОШНИЧЕНКО, ВЛАДИМИР КОНКИН, ЕВГЕНИЙ ЛЕОНОВ-ГЛАДЫШЕВ,, ВЛАДИМИР КОНКИН, АЛЕКСАНДР ПАНКРАТОВ-ЧЁРНЫЙ И МН. ДР.

РЕЖИССЁРЫ – ВЛАДИМИР ХОТИНЕНКО, СЕРГЕЙ СОЛОВЬЁВ, ДМИТ-РИЙ МЕСХИЕВ, ЕВГЕНИЙ ГЕРАСИМОВ, СЕРГЕЙ НИКОНЕНКО, А.МАЛЮКОВ И МН. ДР.

Никогда я не видел Никиту таким собранным, открытым и волевым, как в эти дни. Перед собравшимися предстал исполин, воин кинематографа, Пе-ресвет, вышедший на своё Куликово поле, на битву не только за своё честное имя, но за всех нас, за Русский кинематограф, за духовное будущее России. Я давно ожидал этого момента, когда Никита Михалков поднимет своё забрало, отложит все иносказания и выскажется абсолютно прямо, ибо отступать некуда: «За нами – Россия». Его речь, продолжавшаяся два часа, была настоящей сагой о фарисеях, вязавших его по рукам и ногам все 11 лет его правле-ния, саботировавших все его благие намерения, лгавших и клеветавших на своего Председателя, ожидавших, когда же он споткнётся, чтобы навалив-шись на него всей «московской сворой», растерзать, как некогда они растер-зали великого С.Ф.Бондарчука. Речь была яркой и мускулистой и несмотря на свою продолжительность держала собравшихся в непрестанном внимании. А оратор всё наращивал энергию наступления шёл от кульминации к кульминации. И негде было просочиться шипению врагов.

Особенно меня потрясла та часть слова Михалкова, где с документаль-ным приложением раскрывалась «тайна мадридского двора» — похищения у 5000 членов СК, некогда принадлежавшего всем нам, Киноцентра на Крас-ной Пресне. Помню, как на заре перестройки нам, кинематографистам объя-вили, что все мы (5000 членов СК!) становимся акционерами этого гигант-ского (21000кв.м.!) дворца. Но радость наша длилась не долго. Очень быстро мы узнали, что мы (5000 членов СК) выведены из числа акционеров, а вла-деют им всего 15 наших проворных коллег. Н.Михалков впервые назвал имена этих «героев», тех, кто похитил у всех нас нашу собственность: Р.ИБРАГИМБЕКОВ, СТ.ГОВОРУХИН, Г.БАРДИН, П.ФИНН, Ю.ГУСМАН, И.ДЫХОВИЧНЫЙ, ЩЕРБАКОВ, ЯРМОЛЬНИК, ВОЛЧЕК, РОЩИН, ЛОН-СКОЙ, МУРСА, МОТЫЛЬ, ФАТЕЕВА, ЦИМБАЛ.

Это потрясло всех собравшихся. Как же эти люди будут теперь жить и смотреть в глаза тем коллегам, которых они практически – обокрали.
Два раза мне пришлось выступать: и в первый и во второй день Съезда. В первый день до избрания Председателя СК я пытался выразить следующие мысли. Привожу тезисы.
Я ГОВОРИЛ О МИХАЛКОВО-ФОБИИ! О ТОМ, ЧТО БЫТЬ ПЕРВЫМ НА РУСИ – ТЯЖЁЛЫЙ КРЕСТ. О ТОМ, ЧТО ЗАВИСТЬ – МЕРИЛО УСПЕХА.

О ПОЗИТИВЕ РУКОВОДСТВА Н.С.МИХАЛКОВА: ДОСТОЙНОМ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВЕ ИМ С К В ВЫСОКИХ ИНСТАНЦИЯХ, ПРИВЛЕЧЕНИЕ ВНИМАНИЯ РУКОВОДСТВА ГОСУДАРСТВА К ПРОБЛЕМАМ КИНЕМАТОГРАФА!

О ТОМ, ЧТО НИКТО ДРУГОЙ НЕ ЖЕРТВОВАЛ 700000 $ НА ПОМОЩЬ СВОИМ КОЛЛЕГАМ: ЖЖЁНОВУ, МОРДЮКОВОЙ, ВИЕ АРТМАНЕ, ПУГОВКИНУ… ЕЩЁ РАНЕЕ – ВГИКУ, Н. КРЮЧКОВУ, С.РОСТОЦКОМУ, Вас.СОЛОВЬЁВУ, СЕМЬЕ Г.ШПАЛИКОВА, ДВОРЖЕЦКОМУ, Н.ВАРЛЕЙ НА ОПЕРАЦИЮ и мн.мн.др. ПРИ ЧЁМПОМОЩЬ ОКАЗЫВАЛАСЬ И ТЕМ, КТО НЕ ЛЮБИТ МИХАЛКОВА..!

  • ПРОВОДИЛОСЬ МНОЖЕСТВО СОЦИАЛЬНО НАПРАВЛЕННЫХ МЕРОПРИЯТИЙ, В ТОМ ЧИСЛЕ ПОМОЩЬ ДЕТСКИМ ДОМАМ, ИНТЕРНАТАМ.
  • ОКАЗЫВАЛАСЬ ПОМОЩЬ КОЛЛЕГАМ ИЗ САНКТ ПЕТЕРБУРГА, НОВОСИБИРСКА, УФЫ, КАЗАНИ, СВЕРДЛОВСКА, САМАРЫ, РОСТОВА, ВЛАДИКАВКАЗА, НАЛЬЧИКА, ТУЛЫ, РИГИ, КИЕВА, КИШИНЁВА.
  • СК РАБОТАЕТ БЕЗ ДОЛГОВ. В ДОМЕ КИНО ПРОВОДЯТСЯ СЕРЬЁЗНЫЕ ДУХОВНО ПОЛЕЗНЫЕ ПРОГРАММЫ: ФЕСТИВАЛИ, ТВОРЧЕСКИЕ ВЕЧЕРА, ПОДДЕРЖИВАЕТСЯ ИНТЕНСИВНАЯ ЖИЗНЬ ДОМА ВЕТЕРАНОВ КИНО…
  • ИЗДАНИЕ КНИГ С.Ф.БОНДАРЧУКА, Ю.ОЗЕРОВА, Н.Д.МОРДВИНОВА…
  • Н.МИХАЛКОВ ОРГАНИЗОВАЛ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД «УРГА — ТЕРРИТОРИЯ ЛЮБВИ» ПРИЧЁМ СДЕЛАЛ ОН ЭТО ВНЕ СК! ПРЕДВИДЯ, ЧТО ЕСЛИ ЕГО СОМНУТ, ПРИХВАТИЗИРУЮТ И ДЕНЬГИ ЭТОГО ФОНДА. ПО МИЛЛИОНУ $ В ГОД РАСХОДУЕТСЯ НА ПОМОЩЬ ВЕТЕ-РАНАМ И ИХ ВДОВАМ. ДЕСЯТКИ ЛЕЧИЛИСЬ, ОПЕРИРОВАЛИСЬ, ОТДЫХАЛИ…

Михалкова упрекали – мало уделяет внимания СК!

ИМЯ МИХАЛКОВА РАБОТАЛО И В ЕГО ОТСУТСТВИЕ: СОТНИ ПИСЕМ ЗА ЕГО ПОДПИСЬЮ: ЖИЛЬЁ, ЗВАНИЯ, НАГРАДЫ, МАТЕРИАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ, САНАТОРИИ, БОЛЬНИЦЫ, ПОХОРОНЫ…

  • КТО МОЖЕТ СЕГОДНЯ БЫТЬ БОЛЕЕ ЭФФЕКТИВНЫМ РУКОВОДИТЕЛЕМ СК?
  • МЕМОРАНДУМ СК ОБ ЭТИКЕ, ЧТОБЫ КАЖДЫЙ ИЗБРАННЫЙ БОЛЬШИНСТВОМ РУКОВОДИТЕЛЬ БЫЛ ЗАЩИЩЁН ОТ ХАМСТВА И ЛЖИ.

2. ЕДИНСТВО СК РФ! ПОЛОЖИТЬ КОНЕЦ СЕПАРАТИСТСКОЙ, РАСКОЛЬНИЧЕСКОЙ, ИУДИНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МАЛОЙ, НО ВРЕДОНОСНОЙ ЧАСТИ НАШИХ КОЛЛЕГ, СОСТАВИВШИХ В РЯДАХ СК, СВОЕОБРАЗНУЮ, ПЯТУЮ КОЛОННУ!

  • СК ДОЛЖЕН ОБРЕСТИ, НАКОНЕЦ, ИДЕЮ, ОБЪЕДИНЯЮЩУЮ ВСЕХ ЕГО ЧЛЕНОВ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ И БЕЛЫХ, И КРАСНЫХ, И ГОЛУБЫХ, И РОЗОВЫХ. СООБРАЗУЯСЬ С ЭТОЙ ИДЕЕЙ, МЫ ДОЛЖНЫ СТРОИТЬ ВСЮ НАШУ РАБОТУ, ПРИЁМ НОВЫХ ЧЛЕНОВ, ВЫРАБОТКУ ДУХОВ-НО-СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИЙСКОГО КИНЕМАТОГРАФА.

СФОРМУЛИРОВАТЬ ЭТУ ОБЩУЮ ИДЕЮ ДОВОЛЬНО ПРОСТО. ВЕДЬ ЕЩЁ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ ТОМУ НАЗАД МЫ ПРОВЕЛИ ПЛЕНУМ СК, ПОСВЯЩЁННЫЙ ПРОБЛЕМЕ «ОТВЕТСТВЕНОСТИ». ЗАГОВОРИЛИ ОБ ЭТОМ ТЕ, КТО РАЗВАЛИВАЛ СК СССР, РАСШАТЫВАЛ УСТОИ ВЕ-ЛИКОЙ ИМПЕРИИ…

ЭТА ИДЕЯ ЗАВЕЩЕНА НАМ ТЕМИ, КТО СОЗДАВАЛ МИРОВУЮ СЛАВУ НАШЕГО КИНЕМАТОГРАФА. СООБРАЗУЯСЬ С ЭТОЙ ИДЕЕЙ, ТВОРИЛИ ЭЙЗЕНШТЕЙН И ДОВЖЕНКО, ГЕРАСИМОВ, ХЕЙФИЦ И РОММ, КУЛИДЖАНОВ, РОСТОЦКИЙ И ЧУХРАЙ, БОНДАРЧУК, ТАР-КОВСКИЙ И ШУКШИН…

ИМЕННО ЭТА ИДЕЯ ЯВЛЯЕТСЯ СТЕРЖНЕМ ДУХОВНОГО ТВОРЧЕСТ-ВА НАШИХ ВЫДАЮЩИХСЯ КОЛЛЕГ-СОВРЕМЕННИКОВ: МИХАЛКОВА И ХУЦИЕВА, ТОДОРОВСКОГО И РЯЗАНОВА, СОКУРОВА И ГЕРМАНА, АБДАРАШИТОВА И ХОТИНЕНКО, МЕНЬШОВА И ЛУНГИНА…

СЛЕДУЯ ЭТОЙ ИДЕЕ В НАШЕМ ТВОРЧЕСТВЕ, МЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СТАНОВИМСЯ ЕДИНЫМИ, ИНТЕРЕСНЫМИ МИРУ, ПОЛЕЗНЫМИ НАШЕМУ ОТЕЧЕСТВУ, НАШИМ ЗРИТЕЛЯМ.

ОСТАЛОСЬ СФОРМУЛИРОВАТЬ ЭТУ ИДЕЮ И ПРИНЯТЬ ЕЁ, КАК ДЕВИЗ НАШЕГО ТВОРЧЕСКОГО СОЮЗА, КАК ЗАЛОГ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО КИНЕМАТОГРАФА. ЭТОТ ДЕВИЗ ПРОСТ: «ЗА НРАВСТВЕННЫЕ ИДЕАЛЫ, ЗА ВОЗВЫШЕНИЕ ДУШИ ЧЕЛОВЕКА». (Спустя несколько дней ТК «Звезда» озвучил мой девиз, как основу будущей творческой деятельности СК).

3. ВНИМАТЕЛЬНО ОТНЕСТИСЬ К ВЫБОРУ НОВОГО ПРАВЛЕНИЯ СК.
ПОЛОЖИТЬ КОНЕЦ РАСКОЛЬНИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕКОТОРЫХ ЧЛЕНОВ СК, НЕ ТОЛЬКО НЕ ПРЕДЛАГАВШИХ НИКАКИХ РАЗУМНЫХ ИНИЦИАТИВ, НО ВСЕ СИЛЫ, НАПРАВЛЯВШИХ НА БОРЬБУ С ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ СОЮЗА.

  • ЧЛЕНЫ БЫВШЕГО ПРАВЛЕНИЯ, ПРОГОЛОСОВАВШИЕ ЗА ПРОВЕ-ДЕНИЕ НЕЗАКОННОГО ДЕКАБРЬСКОГО СЪЕЗДА, ПРИВЕДШИЕ К БЕЗДУМНОЙ ТРАТЕ 5.000.000 РУБЛЕЙ ИЗ БЮДЖЕТА СК, И НЕ МЕНЕЕ СЕРЬЁЗНОМУ МОРАЛЬНОМУ УЩЕРБУ, НЕ ИМЕЮТ ПРАВА ВХОДИТЬ В СОСТАВ ВНОВЬ ИЗБИРАЕМОГО ПРАВЛЕНИЯ СК!

Съезд подавляющим большинством голосов: 2000 «за» — 171 «против», избрал Председателем Союза Н.С.Михалкова. Зал нескончаемо аплодировал. Я первым поднялся со своего места, за мною – все остальные. Никита стоял на трибуне и едва сдерживал слёзы. Это были слёзы воина, одержавшего победу в смертельном бою, в котором победа вовсе не была гарантирована. Это были слёзы обиды за несправедливую ненависть к нему и клевету, которой он подвергался на протяжении 11 лет и, особенно, трёх последних, чудовищ-ных по оголтелости, месяцев травли и шельмования. И вот он выходит из боя победителем, отстоявшим в бою и себя и всех нас.

Были и другие радостные моменты: например, принятие в члены СК 20 молодых кинематографистов. Вот имена некоторых из них: ФЁДОР БОН-ДАРЧУК, МАРАТ БАШАРОВ, ИГОРЬ ПЕТРЕНКО, АРТУР СМОЛЬЯНИ-НОВ, ВИКТОРИЯ ТОЛСТОГАНОВА, ФИЛИПП ЯНКОВСКИЙ, МАКСИМ СУХАНОВ, ЛЮБОВЬ ТОЛКАЛИНА, ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ… Приняли в Союз и молодого композитора Ивана Бурляева, за плечами которого к 32 го-дам уже 28 фильмов. (А я и не знал). Подали заявления ещё около 100 моло-дых людей. Значит, СК обновляется и у него есть будущее.

Никита, сказал, что работать с прежним Правлением, проголосовавшим за проведение незаконного «декабрьского переворота», он не будет, и зачи-тал список состава нового Правления СК – 35 человек, который был принят почти всеми делегатами. Спустя некоторое время вспомнил обо мне, сказал. Что в Правление необходимо ввести Президента МКФ «Золотой Витязь», но первый день Съезда окончился, люди расходились и решили проголосовать завтра. Завтра снова впопыхах забыли. Никита попросил меня работать в Правлении на правах кандидата до следующего Съезда, где это будет закреп-лено. Впрочем, я и так помогал бы своему другу всем, чем могу.

Общее ощущение от Съезда, почти как у летописца битвы на Куликовом поле: «В зал вошла разрозненная масса, вышел – монолит!»
Когда заканчивался Съезд мне позвонили с телевидения и предложили прийти в программу В.Соловьёва «К барьеру». Я сказал, что правильнее предложить Н.Михалкову, который компетентнее меня в данном вопросе, поднялся к нему на сцену, предложил…
– Я не могу, — устало ответил Никита, — пойди ты.

Я пошёл, хотя противника, вызвавшего меня к «барьеру», некоего документалиста В. Манского, я совсем не знал. Кто такой? Чем знаменит? Навёл справки – снимает явный негатив о людях и о России, тем и прославился. Вызов я принял. У «барьера» видел перед собой явно нервничающего молодого человека, который из-за неуверенности всё время бросался в атаку, не давая мне говорить. Поединок я выиграл с перевесом в 4500 голосов, но ощущения полной победы не осталось. Поскольку правда была за мной и за Н. Михалковым, я ожидал неизмеримо большего отрыва. Итоги «поединка» показали печальную картину увеличивающегося духовного расслоения общества.
Этот поединок наглядно показал печальную картину духовного расслоения российского общества.

08.04. Пришло приветствие Святей Патриарха предстоящему Кинофоруму и его личное послание:


Президенту Международного Кинофорума
«Золотой Витязь»
Н.П.БУРЛЯЕВУ

Уважаемый Николай Петрович!

Хорошо знаю и высоко ценю Вашу деятельность по духовному и нравст-венному просвещению общества. Согласен стать почётным попечителем Международного Кинофорума «Золотой Витязь».
Положительно оцениваю Вашу инициативу по проведению Славянского форума искусств «Золотой Витязь», приуроченного к празднованию Дней славянской письменности и культуры. Считаю, что эта идея нуждается в тщательной и всесторонней разработке. Полагаю, что церковные представи-тели могли бы принять в этом процессе непосредственное участие.
Призываю благословение Божие на Ваши труды.

С уважением,
+ Кирилл

ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ


Между тем и финансовый кризис продолжает сказываться на нашей жизни. Минкульт официально известил о том, что увеличения финансирования ни МКФ, ни МТФ не будет. Средства на проект «Славянский Форум Искусств» на 2010 год не запланированы. А.Калягин сообщил, что СТД не сможет поддержать VII МТФ в этом году. «Экспоцентр» тоже не в состоянии оказать дополнительную поддержку… Что-ж, как говорил В.М.Шукшин: «Не жили хорошо, и не хрена привыкать!..»