Евгений Дога: «Я должен Богу полученный аванс»

В субботу, 24 мая, в пресс-центре кинофорума «Золотого витязя» состоялась пресс-конференция композитора, народного артиста СССР Евгения Дмитриевича Доги.

Фото: Яков АНДРЕЕВСпециально к этой встрече был подготовлен рояль. Но Евгений Дмитриевич на просьбу напомнить мелодии своего детства, национальную музыку его родной Молдавии, заявил, что не может взять на себя смелости утверждать, что он носитель молдавской культуры, так же как и утверждать, что является носителем русской культуры.

— Я люблю культуру. Просто культуру! Люблю музыку и все, что есть в ней хорошего. Независимо от окраски, от степени диапазона и вибраций. Поэтому ваша просьба озадачила меня… Я не смогу этого сделать. Потому что любая культура — это краска. Я не могу представить себе радугу в одной краске. Но у меня есть кантата, которая называется «Белая радуга». Что такое белая радуга? Это сочетание всех цветов, которые существуют. (При спектральном анализе смешение всех красок дает белый цвет, — прим автор).

— Мы хотели вам предложить «поработать». Когда вы прилетели в Томск, то посетовали, что приехали на фестиваль туристом, а вам бы не хотелось пребывать в этом статусе.

— Я впервые не член жюри «Золотого Витязя», и очень рад этому. Потому что сейчас у меня есть возможность ощутить атмосферу фестиваля, а не сидеть в зале и смотреть огромное количество зачастую неинтересных фильмов. К моему великому сожалению, среди картин, которые мне приходилось когда-то смотреть здесь и за рубежом, очень мало интересных. Создатели отошли от человеческой сущности (любовь, человеческие отношения), то есть отошли от самих себя. Начинают искать разные направления, а есть одно направление — в сторону души человеческой.

Однако композитор уверен, что несмотря ни на что, хорошие картины есть и сегодня:

— В прошлом году на «Золотом Витязе» мы присваивали награду прекрасному сербскому фильму. У сербов сохранились еще фольклорные корни, а фольклор — это главный источник творчества. Отойдешь от этого, и все потеряется. Еще мне очень понравился белорусский фильм «В тумане», там тоже была хорошая музыка. А хорошая музыка, это та, которая не сопровождает фильм, а говорит своим языком, но так дополняет его, что становится заметной. Если музыка в фильме не заметна, то ее просто нет.

Конечно же, на пресс-конференции не обошли вниманием съемки фильма «Мой ласковый и нежный зверь», мелодия из которого признана ЮНЕСКО шедевром ХХ века. В частности, композитор развеял один из мифов об этом фильме:

— Я часто отвечал, что написал эту музыку ночью за несколько часов. Это не совсем правда. Написал я ее действительно за ночь, но складывался этот вальс где-то полгода. Еще за несколько месяцев до начала съемок, зимой, мы говорили о том, что первой сценой будет свадьба Оленьки Скворцовой. Я сказал Лотяну (Эмиль Лотяну, режиссер фильма, — прим. авт.), что напишу вальс. Дело в том, что в 80-х годах ХIХ века в России он только входил в моду. Затем мы полгода не виделись с Лотяну, я очень много работал (в то время я писал музыку к семи-восьми картинам в год), и я забыл про этот вальс.

Как-то в начале лета часов в 11 вечера после репетиции с актерами Лотяну вбежал ко мне в гостиничный номер и грозно потребовал: «Вальс! На завтра заказан оркестр, послезавтра — первый съемочный день». Я поиграл одно — он недоволен, другое — он начинает свирепеть, тогда я огляделся (а когда я работаю вокруг меня всегда полно бумаг на полу), поднял клочок бумаги с зелеными чернилами и сыграл несколько нот…

И тут Евгений Дмитриевич к удовольствию всех присутствующих в лицах разыграл решающий диалог с режиссером Эмилем Лотяну и даже исполнил на рояле те самые первые ноты вальса, который впоследствии стал таким знаменитым:

— Лотяну не отстал от меня, пока я не ему сымпровизировал ему мелодию до конца. А на следующий день партитура пошла «в переписку», а вечером музыканты, исполнив эту мелодию стали хлопать смычками по пульту.

Так музыканты выражают свое восхищение прозвучавшей музыкой.

Евгений Дмитриевич много говорил о духовных процессах, происходящих в современной России и в мире и о своем месте в нем:

— Я получил очень большой аванс от Бога, и я должен этот аванс покрыть. Я хотел бы все-таки остаться без долгов. А долги мои в том, что есть масса ненаписанной музыки. И к великому сожалению, государство делает все возможное, чтобы эти долги возрастали. Потому что все, что пишется никому не нужно. Никому не нужны книги, никому не нужна музыка… Попса! Она покрыла все наше сознание. От музыкантов, которые еле-еле тренькают, но очень преуспевают, до правителей — вокруг попса.

— Ваша музыка отвечает теме кинофорума: «Любовью и единством спасемся».

-Вы знаете, у меня особое к отношение к духовной музыке. У меня есть «Реквием», есть «Молитва». Вот буквально в прошлом году я записал её. Я бы с удовольствием услышал свою «Молитву» в каком-нибудь храме, переполненном людьми, с оркестром. А почему нет!?

Встреча длилась почти два часа. И могла бы продлилась бы ещё дольше. Нам остается надеяться, что в скором времени состоится творческий вечер Евгения Дмитриевича Доги вместе с Томским Академическим симфоническим оркестром.

Текст: Наталья БАБЕНКО и Полина ФОМИНА.
Фото: Яков АНДРЕЕВ