«Река жизни» на «Золотом Витязе» и телеканале «Культура»

Сергей Мирошниченко

Сергей Мирошниченко

В день открытия II Славянского литературного форума «Золотой Витязь» в Туле состоялся премьерный показ фильма режиссёра-документалиста Сергея Мирошниченко «Река жизни». 17 и 18 мая на телеканале «Культура» картина будет впервые показана на телеэкране.

Этот фильм посвящен непростой судьбе Ангары, на которой началось строительство очередной гидроэлектростанции. «При подготовке ложа водохранилища затапливается 149,5 тыс. га земель (!), в том числе 29,6 тыс. га сельхозугодий, необходимо переселить 12,2 тыс. человек, (часть населения уже переселена) из 31 населённого пункта» – сообщает Википедия. Земли, которые люди веками отвоёвывали у Тайги, которые благоустраивали своим неустанным трудом, на которых растили детей и в которых лежат их предки – будут пущены под воду.

Доживающие здесь последние дни жители не понимают, зачем губить столько деревень из-за строительства ГЭС, если в ближайших деревнях и по сей день часто не бывает света?

У фильма нет чёткого сюжета, он движется по Ангаре вместе с катерком, на котором плывёт русский писатель Валентин Распутин – летописец народной души и народной судьбы. Он молчаливо и горько внимает говору реки, говору оставшихся в деревнях жителей. Удивительна простота и отзывчивость этого человека, являющие одно целое с воспетым им народом. Недаром писателя встречают, как родного, слёзно обнимая. Приглашают в дом. А в доме том: бедность, будто и не было ста лет технического прогресса. Всё также старушка прядёт пряжу и поёт вековую песню. Но природным чутьём старушка эта понимает, что страну обманывает власть и что народу живётся тяжело. К слову о рекламе, заполонившей телевизионный экран, говорит она: «Они за эту болтовню деньги получают, а нам за работу не платят».

С исчезновением сёл и деревень исчезает самобытная культура, особая речь, традиции, характеры. В городах этого образоваться никогда не сможет. А какая культура приходит на смену народной, мы видим в завершении фильма: табачный дым застилает разум подрастающего поколения, современная попса «дурит» и старых и молодых, вышибая из сознания вековые ценности.

Один из местных жителей недавно схоронил сына, ставшего жертвой пьяной компании. На сороковой день, придя на кладбище, он видит 50 новых могил. В основном молодых людей! Как тут не вспомнить песню Игоря Растеряева: «Себе такую дорогу // Ребята выбрали сами. // Но только кто-то ей-богу// Их обманул и подставил».

Не случится ли ещё один обман, когда жители затопленных сёл станут горожанами? Будут ли они работать в офисах и на заводах, которые, возможно, заработают со строительством ГЭС? Доживут ли они до этого, и прибавится ли у них тогда здоровья и радости? А сколько здоровых сил могла бы дать работа на 180-ти тысячах гектаров леса и сельхозугодий. Только бы дали возможность!

В одном из эпизодов фильма в сибирской деревне проходит крещение селян – в спортзале. Взрослые и дети внимательно вглядываются в загадочную для них фигуру священника. Мне вспомнились картины Н.П. Богданова-Бельского: сто лет назад были написаны те бедные, но добротные крестьяне, и на лицах их таилась одухотворённость. А здесь – ничего. Отняли у людей смысл трудиться. Отняли Бога. А теперь ещё и землю отнимают! На сто лет откатились мы в прошлое? Нет, на тысячу! Похоже нужно новое Крещение Руси. Ибо «…подошло время негодности этого мира» – можно заключить словами Валентина Распутина.

Земля, которая будет пущена под воду, хранит и археологические памятники. Самый ранний палеолитический комплекс артефактов датируется в пределах 32–30 тыс. лет. И их только начали изучать. Не в Приангарье ли корни мировой истории, как и в Аркаиме! Надо хотя бы эти памятники вывезти! «Мы можем называться людьми, пока знаем свои корни», – вновь обращаюсь к сказанному в фильме Валентином Распутиным.

За кадрами фильма и за рамками рецензии на фильм остаются протесты местных жителей и экологов, знающих, что река, которая перекрывается плотинами, становится накопителем ртути и других тяжёлых металлов; с затоплением леса погибнут ценные виды животных; затопленные торфяники всплывут на поверхность водохранилища…

Фильм С. Мирошниченко не решает проблему, но говорить об этом мы должны. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС, эпизод которой приводит автор фильма, наглядно показывает, что бороться с природой чревато большими трагедиями. Господь дал нам землю, чтобы её благоустраивать, а не губить, пока «река жизни» не стала «рекой смерти».

Ирина УШАКОВА