Стенограмма конференции «Духовные традиции. Кинематограф славянского мира»

Полная стенограмма конференции «Духовные традиции. Кинематограф славянского мира» (25 мая, Липецк, МКФ «Золотой Витязь»).

Николай Бурляев, президент МКФ «Золотой Витязь», секретарь СК, народный артист России:
Вчера отчетливо прозвучала мысль, что далее так жить мы не можем. Не можем не мы, кинематографисты, существовать в такой системе координат, и тем более не могут жить зрители, для которых за последние 23 года делаются 90 процентов фильмов, подвергающих сознание народа мутированию. Члены кинофорума начали говорить об этом вчера, а мы продолжим сегодня. Тема «Славянский кинематограф сегодня и завтра» в принципе та же самая, только чуть шире, поскольку она важна не только для российских кинематографистов, но и для всех участников форума.

Игумен Стефан (Киселев), руководитель пресс-службы Липецкой и Елецкой епархии:
-Примечательно, что мир этого высокодуховного форума, этого высокого собрания проходит в дни Святой Пятидесятницы после проведения нашей страной дня российской письменности и культуры, накануне Вознесения Господня. Это говорит о том, что сам Господь своей благодатью освящает нашу работу. Действительно, настало и назрело время говорить об очень важной ветви власти в средствах массовой информации, где кинематограф занимает немаловажную, и даже преобладающую роль. Милостью Божьей, в молодой Липецкой и Елецкой епархии, которой исполнилось всего шесть лет, есть собственные СМИ, в том числе транслируются телепередачи «Свет мира» и «Отчина». Сотрудничество церкви и государства благотворно и плодотворно. Тем не менее, нас, людей духовных, беспокоит, что позитивных перемен, происходящих в пространстве нашей епархии и Липецкой области, а также, в целом, в стране и мире — очень и очень мало.

Я бы хотел прочитать вам одно из своих стихотворений, которое называется: «Зачем живешь ты человек». Эпиграфом к нему я взял слова из канона Святому Ангелу хранителю: «О зло мое произволение, его же и скоти безсловеснии не творят!» То есть, злое мое желание даже скоты не делают.

Зачем живешь ты, человек?
В чем смысл твоей земной природы?
К чему стремишься ты всю жизнь?!
На что растрачиваешь годы?
Чем ты отличен от зверей?
Иль ты во всем на них похожий!
Страдаешь, ешь и говоришь…
Они рожают, и ты тоже!
Спишь, пьешь и любишь, строишь дом,
Болеешь, мстишь, бываешь нервным,
Прощаешь редко и с трудом,
Средь равных быть стремишься первым!
За сочный лакомый кусок
И день и ночь собой рискуешь,
И жить кому иль умереть,
Как царь зверей, всегда ты судишь.
Так для чего лишь ты один
Живешь всегда с бессмертною душою!
Не уж то чтобы род зверей
Пополнить на земле собою?

Мне кажется, кинематограф должен ответить на самый главный вопрос человеческой цивилизации, волнующего каждого из нас: Зачем мы живем? Для чего мы живем? Сегодня, к сожалению, зло все больше и больше распространяется. Господь говорил в Священном Писании: «Придут соблазны в мир, ибо сему надлежит быть, но горе тому, через кого они приходят…» И предостерегает Господь «А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской».

Сегодня все мы видим, как происходит растление не только взрослых, но и подрастающего поколения. Недаром государство прошлый год объявило Годом семьи, а нынешний — Годом молодежи. И уже во все рупоры кричат, бьют во все колокола, что дальше так жить невозможно. И Слава Богу, что сегодня вы заговорили об очень важном вопросе — о духовной нравственности. Дело в том, что роль популярных актеров очень заметна в нашей стране, и что весьма существенно, как в отрицательном, так и в положительном смысле. Я не буду сейчас касаться личностей, но то, что происходит сегодня на экране, и то, что происходит потом уже среди людей, ощутимо! И скажу так: сами актеры подвергаются возмездию Божию. Из-за сложной финансово-экономической ситуации люди пытаются участвовать в шоу, в каких-то сомнительных проектах и делают это ради денег, ради того, чтобы растлить молодежь, подрастающее поколение, взрослых людей. Одни гибнут, другие, непонятно почему, умирают от болезней.
Есть такая пословица – «Что посеешь, то и пожнешь». В Евангелии Господь Иисус Христос говорит об этом так: Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. Добрые дела – добрые плоды приносят. А если грешит человек – его плохие поступки против него же и оборачиваются. Вот почему так губительны плоды безнравственности именно в кинематографе. Вы помните, конечно, фильм-вестерн: «Человек с бульвара Капуцинов»? Сначала главный герой принес доброе кино, а потом — злое. И победило зло! По милости Божьей мы с вами признаны нести добро! Замечательно, что есть такой прекрасный кинофестиваль, люди, которые его организовывают, и благодаря которому оживают и кинокритики, и киноактеры, и государственные структуры, и церковь. И что есть возможность сегодня сказать: пора менять то, что мы видим! Посмотрите, какую форму принимает Каннский фестиваль? У нас такого, к сожалению, нет. Но, тем не менее, некоторые ленты заставляют человека задуматься. А кинофестиваль «Золотой Витязь» заставляет не просто думать, а делать.

На телевидении нам механически навязывают делать что-то просто против воли. Думаю, ни для кого в этой аудитории не секрет, что существует, так называемый, 25-й кадр в телевидении, который кодирует человека. Зомбирует его сознание. Это как мина замедленного действия. Когда ее взорвут, то люди исполнят, то, что задумано. Поэтому нужно пристально посмотреть на то, кто стоит у руководства канала? Кто платит деньги и за что он их платит? Но самое главное, нужно поднять вопрос об ответственности тех людей, чьи работы приносят огромный духовно-нравственный вред.

Форумы, подобные этому, нужно проводить чаще. Ведь Господь сказал нам: «Стучите, просите, молитесь! Стучитесь в души и сердца людские, в двери чиновников, чтобы они услышали людей, имеющих совесть, специалистов кино. Голос все-таки услышали. Ведь если сейчас мы не остановимся, то произойдет не только экологическая катастрофа, но и духовно-нравственная. Хотелось бы, конечно, напомнить людям о том, что сказал Господь: «Даже если человек приобретет все блага мира, а душе своей навредит, какой выкуп он даст за свою душу?» Кино дает многие блага: и деньги, и славу человеческую. Тем не менее, если режиссеры и актеры поставят перед собой главную задачу – спасение человеческой души, то мир станет лучше. Буквально за последние десятилетия наши фильмы очень сильно и разительно изменились, и, к сожалению, не в лучшую сторону. Я надеюсь, что государство и церковь совместно с кинофорумом решит главную и основную задачу – воспитание души человеческой. Хотелось бы пожелать вам счастья, здоровья, а главное – плодотворной работы, милости и помощи Божьей.

Николай Бурляев:
– Я благодарю отца Стефана за его обращение к нам. Конечно, он бы мог дольше говорить и как писатель, и как, в прошлом, подводник-атомщик о том, что делается с нашим народом посредством киноэкрана и телеэкрана – самого главного оружия крушения нации. Это произошло при попустительстве государства, ибо на заре перестройки кинематографисты потребовали воли, полной воли. Надоела цензура! Дайте нам самоокупаемость, самофинансирование, мы будем сами делать все: и зарабатывать деньги тоже. Молодые люди пошли на новую волну фильмов. И государство предоставило нам эту долгожданную свободу. Мы не разбогатели, коллеги мои! Но начали заигрывать с молодежью, не понимая того, что когда-то очень точно подметил умный человек в России – Константин Победоносцев, что с молодежью нельзя заигрывать, ее надо вести за собой! Но повели ее другие.

В России, по-моему, особый разгул теледемократии. Щелкаем и натыкаемся на шоу про это, где нам все расскажут так, как, в общем-то, не принято в приличных домах и в приличном обществе: и про «голубых», и про «розовых». И под видом толерантности начали внедрять грех, терпимость ко всему, терпимость ко греху. Но эти они такие же люди, как и мы. У них тоже есть права. Эти начали поднимать голову. И пошло, и поехало! Когда я затронул эту тему, одна из коллег – актриса Наталья Андрейченко рассказала, что тоже самое происходит в Америке. Один ее приятель, очень известный американский кинорежиссер несколько лет тому назад в Голливуде попробовал эту тему поднять: о засилье «голубых» и непотребстве на киноэкране. Так на него подали в суд, ибо общество в Америке демократическое. Пройдет еще немного времени, и при нашем попустительстве такое же произойдет и в России. И мы дождемся однополых браков, и продолжения уничтожения демографии в России. А ведь от чего убываем мы? По разным причинам. Но одна из них – вседозволенность культурной политики. Насмотрятся молодые люди ансамблей «Тату», где маленькие девочки тянутся друг к другу, насмотрятся на всем надоевшего Бориса Моисеева – эту патологию, которую «Мадам Брошкина» всячески поднимала все эти годы, и даже на ее празднике Моисеев вновь торжествовал перед всей Россией. Толерантность – да! Но терпимости ко греху не может быть в нашем Отечестве.

Георгий Натансон, кинорежиссер:
-Мои дорогие друзья, я выскажусь, может быть, не очень по теме. Но очень хотелось бы рассказать о том, что волнует очень неверное мое сердце. Прошел съезд кинематографистов в Доме кино, на который я не был избран, как и Никита Михалков и другие сторонники демократии в нашем Союзе кинематографистов. Поэтому я только прочел, как незаслуженно оскорбляли Никиту Михалкова, потому что он высокоавторитетный человек не только в русском кино, но и в мировом. И эти мелкие людишки с высокими званиями имели нечестность оскорблять нашего руководителя. Вот один из персонажей Юлий Гусман. У него «Ника» – свой фестиваль, не демократичный в отношении нашего кинофорума «Золотой Витязь». Я давно мечтал поставить большую картину о великом русском писателе Михаиле Булгакове. И был мною, и замечательным драматургом Самуилом Алешиным написан сценарий о жизни Булгакова в последние десять лет. Я вам только назову действующих лиц – это очень важно: Булгаков, Елена Сергеевна, Анна Ахматова, Пастернак, Иосиф Мандельштам, Немирович-Данченко, Константин Сергеевич Станиславский и Сталин. Везде сценарий принимали в Госкино положительно, но объясняли: денег на такую большую постановку в Госкино нет. И тогда я поставил документальный фильм «Я вернусь!» о Булгакове, который побывал в Крыму, познакомился с Марьей Павловной Чеховой.

К гордости своей я должен сказать (и вы поймете, каков мой возраст), что я тоже был знаком с Марьей Павловной Чеховой, которая мне почти целый день рассказывала о любви Антона Павловича Чехова к Книппер- Чеховой. Это было очень интересно! Рассказывала она и о сборах великих писателей, на которых Шаляпин пел свои романсы! И вот эту картину я подал на соискание премии «Ника». И когда уже начинался фестиваль, я поинтересовался — как мои дела. И верная помощница Гусмана сказала: «А вы знаете, ваша картина потеряна!» Картину, которая официально представила киностудия «Мосфильм» была потеряна на фестивале. Поэтому она даже не имела никакого отзыва. Но, Слава Богу она получила премию Москвы, которую вручал мне сам мэр города. Кино имело хороший отзыв прессы. Более того, я сделал новую картину «Булгаков на Кавказе» – историю, как из военврача Белой армии на Кавказе Михаил Булгаков драматургом. Вот такая была история, и она получила очень высокую премию на фестивале академии «Золотого Орла».

И вот происходит новый фестиваль у Гусмана. И я просто обращаюсь с просьбой быть гостем этого фестиваля, так как там разные картины – мне это интересно! И госпожа Мышкина — верная соратница Гусмана мне объявила: «Вот вы ходите на фестиваль к Михалкову, вот и ходите! А для вас на фестивале «Ника» в качестве гостя мест нет!» Фестиваль проходил в театре Советской Армии – в одном из самых больших залов Москвы. Кинорежиссер с высокими званиями, награжденный президентом Орденом «За заслуги перед Отечеством», не имел права посещать фестиваль «Ника», организатором и вдохновителем которого был Гусман.

Я хочу вам сказать, что Булат Окуджава за несколько месяцев до кончины сказал такие слова, что сейчас пришло время – говори, что хочешь, но тебя никто не услышит!» Ну как довести до президента России, как довести до министра культуры о том бедственном положении, в котором находится кинематограф культуры, что мы видим на телевизионных экранах?! Но, пожалуй, скромней всего, канал «Культура». Картины, пропагандирующие насилие, убийство. Ведь это же все смотрят: и дети, и молодое поколение – юноши и девушки. Кстати, там бесконечное неуважение к женщине, к девушкам. Все проходит! И сколько мы говорим и пишем, что пора создать цензуру. Никто этого не слышит. По крайней мере, должен быть какой-то совет, наподобие, как в Америке, который бы определял решение возможности показа на телевидении этих подчас пошлых, антиморальных, вредных фильмов. Когда услышат призыв нашего форума? Дорогие журналисты, не вырезайте эти мои кусочки, может быть, представители государства будут смотреть эти наши пресс-конференции, в которых мы откровенно, с болью говорим об ужасном состоянии наших фильмов с точки зрения культуры.

Мне рассказывал один из членов жюри по приему на режиссерский факультет историю, в которую трудно поверить. Юноша поступает на режиссерский факультет, и комиссия задает ему самый элементарный вопрос рассказать о Евгении Онегине. Юноша и говорит: «А кто такой Евгений Онегин!» Юноша, поступающий на режиссерский факультет, не знает Пушкина! Это же мало сказать, что это беда… Это вопить надо о том, как плохо у нас с образованием. Не доходит, видимо, не только Пушкин, я уж не говорю о Достоевском, более сложном писателе. Давайте вместе подпишемся под обращением форума и озаглавим его: «Услышьте нас, господа руководители, думающие и руководящие страной и культурой. Мы требуем, мы просим перемен в отношении культуры и нашего искусства, как кинематографического, так и театрального». (Аплодисменты!)

Владимир Утилов, доктор киноведения:
— Говорить надо о том, что в высшей степени наболело, о том, что пора сказать! В сегодняшнем кино и искусстве и на Западе и у нас обсуждают два характерных тезиса. Первый: добро- это фикция, зло – это реальность, реальность единственная! И победить зло можно еще большим злом. Примеров можно привести уйму! Но времени мало. Пойдем дальше. Второй и очень важный тезис: это время постмодерна и нам говорят, единой правды нет. У каждого своя правда! Каждая равнозначна. А раз так, то не может быть никаких критериев и никакой морали. У каждого своя мораль. Когда приходит болезнь, то человек выживает тогда, когда у него есть иммунитет. Что такое иммунитет в духовном плане? Ответ ясен – это вечные ценности, это вера в то, что добро существует, что уничтожить его нельзя и что эстафета добра может передаваться из поколения в поколение. В этом, по-моему, сегодня наша задача. Но проблема в том, что только повторяемой на экране истины, лишенной художественной формы, лишенной внутреннего убеждения, ничего не достигнешь. Мы сегодня размышляем о том, что такое христианский фильм -единственный в мире. Это наша беда, которая объясняется прошлым. Столько лет об этом просто нельзя было говорить.

Время настало! У меня несколько лет назад был аспирант-поляк Марек Соколовский. Его диссертация как раз была посвящена отношениям кино и религии. Выяснилось, что в Ватикане чуть ли не 300 институтов, которые занимаются проблемами общества и кинематографа. Не знаю, так ли много. Может на самом деле гораздо меньше. Но почему бы нам не подумать о том, чтобы какая-то организация занималась этими вопросами. Оказывается, что христианский характер фильма, что в нем даже происходит и кто там действует, а тем помогает ли он душе подняться выше или наоборот опускает ее ниже. И вот это, наверное, действительно самое важное, то о чем нужно думать сегодня. В 1987 году один известный или неизвестный критик сказал: «Нам надоели духоподъемные фильмы!»

Извините меня, а что же тогда ему надо! Не буду мысль продолжать, но для того, чтобы делать духоподъемные фильмы, надо просто помнить о том, что жизнь ставит перед нами массу проблем, что жизнь заставляет делать выбор: каждый день и каждую минуту. Как ни странно, один из образцов, пример христианского фильма для меня является старый итальянский фильм 1944 года «Рим – открытый город». Я с удивлением узнал, что когда он вышел, его почти не порезали. Вырезали буквально две-три фразы. Когда показали по телевидению – эти фразы прозвучали. Я показываю этот фильм везде, где работаю. В фильме католический священник молиться о том, чтобы коммунист, которого физически уничтожают – не заговорил. Это вызывает насмешку у немецкого офицера. Он смеется, но человек не заговорил на самом деле. Не заговорил потому, что за него также молился священник, которому также угрожала смерть.

Там есть сцена, в которой героиня идет со священником по улицам Рима во время комендантского часа. Им можно идти. Она в положении, а он – священник. Увидев немцев, он говорит: «Как же я их ненавижу! Почему Господь позволяет столько страданий?» Да, но тут же находится ответ, много боли и страданий, но что вы сделали для того, чтобы этого не было. Вы хотя бы капельку стали чище и лучше? А требуете от Бога. Да, он терпит, он помогает вам, чтобы вы что-то сделали. Когда-то лет 10 назад я написал, что распад человеческого ядра души – эта та же Хиросима, тот же Чернобыль. И допускать этого нельзя! Действительно пришло время не говорить, а что-то делать. И нам нужны и фильмы, и книги, и их обсуждение. Пора душой человека заняться не просто на словесном уровне, но и обрести какую-то постоянную трибуну. Но это дело уже будущего поколения. Мы уходим! Но мы не хотим уйти, не передавши эстафету. Уверен, что с Божьей помощью мы сможем ее передать. Надеюсь, что мы сможем противостоять тому кошмару, той тьме, которая смотрит на нас с экран, со страниц газет, отовсюду. Но она не безбрежна! Мы можем противостоять! (Аплодисменты).

Божидар Зечевич (Сербия), кинокритик, кинодраматург:
— В мире Христовом встретились мы точно 10 лет тому назад в Москве на Международной конференции на тему « Духовные традиции кинематограф христианского мира: вчера, сегодня, завтра», чтобы повести разговор о возможностях киноведения и теории с точки зрения православия. Это было, насколько я знаю, первое собрание подобного рода. Сколько важнейших вопросов было тогда поднято впервые. В новом свете тогда проглядывал в кинематографе лик Спасителя, до сих пор закрытый безбожными тенями… Мы осуждали, насколько само существо нашей православной веры связано с душой фильма, а прообраз православного храма в отличи от других храмов, внесен в устройство кинематографа. В те дни и мы, охваченные радостью богоискательства, открывали фильм как Божье чудо, возникающее повсюду, в том числе ив кинотеатре. Да, даже в кинотеатре и в видео, заключенных сейчас в оковы нечестивые и дьявольские. И тогда я понял: мы должны освободить кино от этих цепей, отыскивая и обретая нити невидимого в видимом луче кинематографического представления, подобно тому, как мы ощущаем Фаворский свет, проходящий сквозь окна иконостаса, свидетельствуя о Преображении.

Окна иконостаса существуют только в православном храме. Мы оказались на границе православной и католической концепций храмового устройства. В раннем христианстве сакральную часть храма (алтарь) и несакральную (наос) разделял низкий парапет, чаще всего каменный, украшенный простыми крестами, изображениями рыбы, агнца, виноградной лозы или христограммами. Такой парапет сохранился и в католических костелах как преграда перед алтарем, который, однако, и физически и оптически, представляет собой часть единого пространства храма. За священной храмовой утварью католического алтаря ничего нет. В православном храме на этом месте возвышается иконостас и физически, и оптически разделяющий рядами икон- наос и алтарь, что вызывает ассоциацию с экраном. «Алтарная преграда, разделяющая два мира, иконостас,– пишет Флоренский, – есть граница между миром видимым и миром невидимым, и осуществляется эта алтарная преграда, делается доступной сознанию сплотившимся рядом святых, облаком свидетелей, обступивших престол Божий, сферу небесной славы и возвещающих истину…» Христианство основано на драме, а не на науке. Поэтому и его распространение и развитие не научно, а драматично. Православная литургия – знаковое выражение этой драмы. Преодоление экранной преграды, в сущности, является повторением движения света через экран и воздействует как драматический образ, образ человека в фильме. И этот образ из той же материи, что и человек и его сон. Православный храм проявляет себя как кинематограф, а кинематограф как храм во всем богатстве их смыслов. Что касается кино, оно коррелирует с принципами иконописи и также вовлечено в это круговращение. Его точка зрения находится не в сакральном пространстве, а во внутреннем глазе того, кто посылает сигнал из священного пространства за экраном.

Отец Стефан:
— Я многогрешный монах, уже 14 лет живу в монастыре. Около 10 лет прожил в Задонском мужском монастыре. Послушание у меня такое я – пресс-секретарь Липецкой и Елецкой епархии и еще при приходе строим храм Пресвятой Троицы. Служба идет пока что в железнодорожном вагоне. В первые 10 лет монашества я почти не смотрел телевизор. Сейчас по мере необходимости, общения с прессой я стал смотреть и новости, и политические события. Иногда я смотрю больше, чем нужно и не то, что необходимо для спасения души. Вчера я с Божьей помощью служил. На исповеди была девятилетняя девочка, каявшаяся в грехе мастурбации. Откуда мог ребенок получить этот грех как не из средств массовой информации. Телемосты, которые проводятся сегодня по всему миру, по всей стране и лазерные шоу – это все сегодня передается через телеэкран – образ зверя. С Божьей помощью мне приходиться искать средства на стройку и обращаться преимущественно к богатым людям, бывать в богатых домах. И чем богаче дом, тем больше размер экрана телевизора. Для чего? Для того, чтобы с маленького перейти на общее и приблизиться к реальности.

Николай Бурляев:
-Отец Стефан затронул очень важную мысль в своем выступлении – проблему убиения духовной жизни наших детей. Пример этой девятилетней девочки в Липецке – это лишь один случай. Я могу привести такие примеры из московской жизни, когда в православной гимназии девочки такого же возраста говорят о том, как надо самонаслаждаться. Я поражен тому, что руководители государства говорят о том, что у нас самое лучшее в мире телевидение. Или у них нет собственных детей? Или они живут в другом мире? Или мы живем по принципу: после нас хоть потоп? Доколе, Россия?

Валерий Фомин, киновед:
— Я хотел сделать одно конкретное предложение в связи с разговором о телевидении. Мы никогда не сможем, я думаю, возродить наше отечественное кино, вернуть ему ту силу воздействия, которое оно потеряло, пока сохранится нынешнее телевидение, потому что оно будет блокировать все любые наши попытки выйти на аудиторию, которая заслуживает нашего кино. Но есть и другая серьезная причина в том, чтобы мы не стояли в стороне, и просто писали какие-то обращения и письма. Если телевидение сохранится в его сегодняшнем виде – страна будет уничтожена!

Приведу один пример. Я был на Невском озере в Карелии, встретил одного мальчишку, который не смог мне сказать, как называется наша страна. Он учится во втором классе. Ребенок явно не дебил, очень смышленый мальчишка. Рассказал мне и даже показал, чем Шварцнеггер от Сталлоне отличается. А как называется страна Россия — он не знал. Это заслуга нынешнего телевидения. И процесс идет более глубоко, чем я видел, чем вы видели, и насколько это страшная и чудовищная сила. Еще в советские времена в повести «В сороковой день» наш писатель сделал такую пейзажную зарисовку: «Над Москвой поднялся шприц Останкинской башни, которая впрыскивает пошлость в страну». Но нынешняя Останкинская башня впрыскивает гораздо более отравляющие вещества. И с этим действительно надо что-то делать. Наша общественность, творческие люди, простые люди давно уже вопиют о том, что надо что-то изменить. И все это как с гуся вода стекает. «Литературная газета» из номера в номер о пороках телевидения пишет настолько убедительно, что камня на камне не оставляет. И что? Причем на страницах выступают очень авторитетные, знающие люди. Выкладывают серьезнейшие аргументы. А Васька слушает да ест.

На наших этих драчках, а еще раньше, кажется, это был четвертый съезд, который точно также принимал резолюцию о том, что нужно изменить репертуарную политику телевидения, и это обращение посылали руководству страны. И что? Ничего! Реакции абсолютно никакой. Мое предложение заключается в том, что видимо, по-одиночке нас не хотят слышать или не могут слышать, значит, надо искать союзников. Надо объединяться. Надо делать общий какой-то фронт! Может быть, с первым нашим документом, с которым мы решили обратиться к власти, сначала нужно обратиться ко всей стране. И подписать его не только отдельным деятелям культуры, которые с нами едины, а подписать его у страны. Обратиться к людям с призывом, разделяющим наше мнение подписать этот документ. Губернатора попросить… И это должен быть возможно не официальный, но истинно народный национальный референдум. Если мы сейчас ситуацию не изменим – скоро все форумы прекратятся. Страны не будет. Целое поколение поражено! Я знаю это по своим студентам. Так трудно с ними работать! Телевидение – это целая армия, которая работает против страны! Спасибо!( Аплодисменты)

Николай Бурляев:
– Я благодарю Валерия Фомина за подсказку. Ведь мы имеем сегодня такой прекрасный инструмент как Интернет. Я думаю, что мы вывесим на сайте Союза кинематографистов в «Золотом Витязе» вот этот самый документ и предложим подписаться под ним всем желающим.

Юрий Назаров, народный артист России:
-Господа, хотя я это слово ненавижу, но скажите, пожалуйста, Шолохов Михаил Александрович для духовной жизни славянской имел какое-нибудь значение, нет? (Шум в зале). А кто знает, какой сегодня день? День рожденья Михаила Александровича Шолохова. Помянем хотя бы! Сидел я как-то у Павла Астахова, нашего адвоката. Сидел, сидел, все дергался, да так и не выступил. Потом предлагаю, да вот, мол, хотел глупость сказать. Он и говорит: «Нам сейчас так глупостей не хватает!» Хорошо, что не сказал. А вот сейчас, позвольте мне глупость сказать?! А глупость у меня такая . И мое личное убеждение таково. Все вы читали, слыхали Аллена Уэлша Даллеса, руководителя американской разведки. Он говорил, вот окончиться война, все утрясется в будущем у наших союзников. И мы бросим все средства на оболванивание и одурачивание людей. Чтобы произошла трагедия в жизни самого непокорного на земле народа, мы будем браться за людей с детско-юношеского возраста, будем их развращать, растлевать, разлагать.

Посмотрите, телевидение выполняет программу Даллеса. Мне кажется, я где-то слышал, что капитализм и демократия – это взаимоисключающие понятия. Капитализм – это власть денег, бог у них – мамона, и только! А демократия – это все остальные. Почему мы называем демократию властью народа, может я идиот какой-то?! Но ведь демос – это народ, кратос – власть народа. Значит, большинство имеют право требовать что-то такое. Большинство у нас проголосовало за Советский Союз. Где Советский Союз? Ах, он распался. Не распался. Угробили его. Развалили. Мы позволили это все, понимаете?! Сейчас у нас Карлов Марксов этих, всех Лениных изничтожили. Самый священный закон о частной собственности страна, с моей точки зрения, сдуру приняла, и вот мы мучаемся сегодня. Да ведь как же?! Все по закону происходит, родненькие мои. Прудон не был ни капиталистом, ни коммунистом, но он тоже писал, что частная собственность – это кража, это – грабеж. Сейчас мы живем под этим знаменем, и удивляемся, почему у нас растет преступность. Много можно на эту тему говорить. Но своими руками, любимые мои, закрыли мы очи свои.

Маргарит Николов, вице-президент Международного объединения кинематографистов кинематографистов славянских и православных народов, вице-президент Международного кинофорума «Золотой Витязь»:

— Считаю, что параллельно с Указом президента России об основании и создании Кинематографа русского национального киноискусства и рядом с ним Холдинга Государственного общественного телевидения России, который должен быть составлен минимум из трех каналов:

— Политика и общественная жизнь: экономика, экология, здравоохранение, оборона государства, образование.

— Русская культура и искусство, русское киноискусство и телевизионное искусство;

— Славянский и православный мир.

В основном это будет славянская и православная культура и искусство, славянское киноискусство и телевизионное искусство. Обязательно должны быть подготовлены законопроекты, а именно Закон о Кинематографе русского национального киноискусства и Закон о Государственном общественном телевидении России.

Эти законопроекты для их рассмотрения в комиссии юридических вопросов Парламента и принятыми Парламентом России должны быть подготовлены ведущими юристами и кинематографистами России, членами Союза кинематографистов Российской Федерации. Эти важные для нас документы должны быть между собой юридически согласованы по всем параметрам взаимодействия, а также и с некоторыми другими законами для совместного действия с ними.

Надо дополнить ещё, может быть, и Конституцию Российской Федерации в части, касающейся обязанности государства России финансировать на безвременный срок кинематограф русского национального киноискусства и холдинга государственного общественного телевидения, как создающими произведения киноискусства и телевизионного искусства, являющимися сутью спасающего и созидающего духа русского народа.

А если не существует Закона о сохранении русской письменности и устного языка русского, тогда стоит подумать о создании и такого законопроекта.

Валентина Гуркаленко, кинорежиссер, обладатель премии имени С. Ф. Бондарчука:
— Я благодарю нашего друга Маргорита за благопожелания. С моей точки зрения – это маниловщина. Наша Государственная Дума не то, что не может принять закона о кинематографии, она не может принять закона о запрете порнографии. И я думаю, что сегодня не то время, когда мы можем уповать на власть, на письма, на какие-то прошения. То есть их надо, безусловно, делать, но ждать от этого какого-то результата, с моей точки зрения, бесполезно. Пока..

Мы очень много говорим о телевидении. То есть мы, наконец, нашли врага. Но на самом деле, с моей точки зрения, нужно обратить внимание прежде всего на себя. И понять, а что, собственно, в нашем сообществе происходит? Мне довелось присутствовать на обоих высоких собраниях. И на первом съезде, который выбирал Хуциева и на втором. Я должна сказать, что ровно через полтора часа после присутствия на первом съезде у меня поднялась температура 39 с лишним градусов, потому что в зале висел такой накал ненависти и вражды в воздухе, что вообще нормальному человеку пережить это было невозможно. И мне стало понятно, что это собрание ничем не закончится. Оно не может принести какие-то съедобные плоды в силу того, что эти плоды отравлены.

Наш Союз, кстати говоря, был лабораторией по созданию механизмов разрушения страны. И Ельцин, и вся его группа не предоставляли помещений. И очень многие члены Союза в этом участвовали, поддерживали это. Я прекрасно помню, как рукоплескали многие члены Союза расстрелу Белого дома. Вы понимаете, эти вещи накапливаются внутри и все выливается на экран. Но вместе с тем, все отнюдь не так безнадежно. Было же за эти 20 лет создано очень много превосходных фильмов, может быть меньше всего игровых, а именно духоподъемных. А это очень серьезный фильмофон, с которым можно работать. Наверное, пришло время собирать какой-то Союз созидателей, но не из тех людей декларируют и колеблются вместе с линией партии, а именно тех людей, которые без всякой благодарности и всякого поощрения занимались все эти 20 лет сопротивлением и созиданием.

В форуме «Золотой Витязь» почти все эти люди участвовали. Поэтому «Золотому Витязю» легко своих витязей собрать. И поскольку мы имеем честь принадлежать к сообществу «Витязей», я думаю, нам нужно сделать некоторые вещи. Отправляясь в новый путь, хочу вспомнить слова одного моего любимого героя. Он говорил: «Только тот побеждает, кто не боится погибнуть!» Путь, на который мы сейчас встаем — бескомпромиссный! Мы почти все время хороним Россию и плачем, а она почему-то все живет. Так вот она живет, потому что в стране происходит много интересных процессов. Жизнь ведут настолько яркие, сильные, мужественные люди. Просто их никто не видит, кроме очень узкого круга людей. Нам нужно опираться на какие-то формулы, которые уже были предложены нашими предками. К нам, безусловно, присоединятся люди, работающие в любых творческих сферах. Но я думаю, что туда нельзя принимать всех и каждого. Считаю, что нужно возродить кинолетопись, потому что через 50 лет нам просто не на чем будет делать фильмы о нашем времени. Потому что то, что снимает телевидение – это вообще не материал для эпохи. А кинолетопись была угроблена совершенно сознательно. И снимать ее надо на пленку. (Аплодисменты).

Раиса Недашковская, вице-презедент МКФ «Золотой Витязь», народная артистка Украины:
– Во-первых благодарю за предоставленную возможность показать фильм «Комиссар» и мы его привезли, Слава Богу, живого режиссера этого фильма, создателя единственной картины. Кстати, хочу отметить, как нас принимали липчане. И вчера как они разговаривали. Такое впечатление, что эти люди телевизор не смотрит – их он не развращает.

Наступило время, когда нужно показывать- как надо жить. В прошлом году нас потрясла картина мексиканского художника «Безмолвный свет». 50 процентов мировой драматургии нельзя играть. Она вредна как для актера, так и для зрителя, потому что она разрушает. Болеют артисты и болеют потом зрители. В театре я играла в спектаклях «Полет над гнездом кукушки», «Убийство Марата» и других спектаклях. И однажды в третьем по счету спектакле Господь мне не разрешил играть. Когда я играла убийцу Марта мне внезапно пришла мысль, что я притягиваю несчастья. И тогда я сказала: «Господи, спасибо тебе, я с театром покончила! И не надо меня больше предупреждать». Это был 1991 год: ГКЧП, солнечные затмения…Я сказала режиссеру, давай любви, давай комедий, то, что людям нужно сегодня, а он мне предложил сыграть ведьму .Вообще подсознание удивительная вещь. Мне подруга рассказала, как сын привез домой невестку, и она ей не понравилась. Но как мудрая женщина, она хорошо ее приняла. И сын передумал жениться. А потом признался, что если бы мать хотя бы слово сказала против, то его жизнь сложилась бы иначе. Надо воспитывать и говорить о том, как надо. Я была на кинофестивале в Прилуках и там нашелся патриот. Ведь это счастье давать. Этот человек восстановил театр в Прилуках, он привел в порядок площадь, поставил памятник Яковченко, Шевченко, сделал краеведческий музей. И эта любовь идет на все его поколение. Поэтому я призываю сегодня: спешите творить добро!

Протоирей Олег Безруких Липецкой и Елецкой епархии:
Так получилось, промыслом Божьим вероятно, Липецку стать в этом году городом, который проходит столь необыкновенное захватывающе событие, обладающий огромной потенциальной энергией. И результаты его еще долго будут благодатно отзываться на Липецкой земле. Буквально на днях Липецкая и Елецкая епархия путем созидания выпустила новый альбом, который бы мы хотели сделать подарком всем присутствующим в зале участникам кинофестиваля, и в первую очередь нашим гостям. В Липецкой области сегодня проживает 1 млн. 200 тыс. человек. Это восемь городов. Треть населения живут в селе, две трети- в городе. На территории Липецкой и Елецкой епархии 236 приходов. Окормляют паству 320 священнослужителей, примерно одна треть из них монашествующие. Духовное возрождение в нашем крае связано с воссозданием самостоятельной епархии. С 2003 года управляет Липецкой и Елецкой епархией владыка Никон, который с 1991 года является наместником Рождество-Богородицкого мужского епархиального монастыря в Задонске. Он 1942 года рождения, липчанин. Он знает нужды и чаяния своих земляков и непрестанно молиться о них. Епископ Липецкий и Елецкий очень любим, уважаем и понимаем своим народом. В этом альбоме содержится подробная информация о святынях Липецкой и Елецкой епархии. В Задонском мужском монастыре находиться удивительная святыня -мощи святителя Тихона Задонского. Желательно, чтобы каждый из вас побывал в этом замечательном месте, искупался бы купальнях, набрал бы воды в источниках.

Мы надеемся, что у нас в Липецке будет создан киноклуб «Золотой Витязь» и мы будем сохранять и поддерживать связь духовную и творческую. Напоследок мне бы хотелось бы попросить о такой инициативе. Через несколько лет будет отмечаться 230-летие святителя Тихона Задонского. Это был русский православный человек, святой человек. В нашем крае он переломил ситуацию. Он переломил ситуацию. Он восстановил семинарию и повернул людей к Евангелию. Написал замечательнейшие книги. Сам Достоевский ценил и любил святителя Тихона. Хотелось, чтобы наши кинематографисты подготовили фильм об этом удивительнейшем святом человеке.

Стенограмму провела Вострикова Нина Николаевна.
Пресс-служба МКФ «Золотой Витязь»