Вечер памяти Василия Макаровича Шукшина

Московский инструментальный ансамбль «Калина красная» и его художественный руководитель, лауреат всероссийских и международных конкурсов, обладатель премии президента России Антон Жуков, задумали и осуществили этот необычный проект. Молодые ребята создали вечер, который потряс липчан, участников и гостей фестиваля «Золотой Витязь».

Вечер памяти Василия Макаровича ШукшинаВели концерт народный артист России Сергей Никоненко, снимавшийся у Василия Макаровича в чудном фильме «Странные люди», и младшая дочь Шукшина Ольга Васильевна.

Мы узнали о том, каким тяжелым было детство будущего режиссера. Но именно это — страшное для страны время – сформировало его невероятно стойкий характер и, вопреки всем бедам, дало ему силы сохранять любовь к своей земле, ее людям и сострадание к их бедам.

«Больно вспоминать. Мне шёл семнадцатый год, когда я ранним утром, по весне, уходил из дома. Мне ещё хотелось разбежаться и прокатиться на ногах по гладкому, светлому, как стёклышко, ледку, а надо было уходить в огромную неведомую жизнь, где ни одного человека родного или просто знакомого. Было грустно и страшно. Мать проводила меня за село, перекрестила на дорогу, села на землю и заплакала. Я понимал, ей больно и тоже страшно, но ещё больней, видно, смотреть матери на голодных детей. Ещё там оставалась сестра, она маленькая. А я мог уйти. И ушёл».

Так писал потом о тех годах Василий Макарович. Но многие испытания были еще впереди. Ольга Васильевна рассказала, что именно поступление во ВГИК в 1954 году стало неимоверным испытанием, «восхождением на Голгофу». Среди тогдашних абитуриентов – в основном москвичей «стиляжного типа» — Вася выделялся не только своим возрастом. Он был в гимнастерке, в галифе и в кирзовых сапогах. Когда кто-то из членов приемной комиссии спросил: «Вы читали «Войну и мир», — он ответил, — Нет! Некогда было. Я в школе работал. Мне дрова надо было заготавливать, чтоб дети не мерзли…». И все-таки бывшего шофера и школьного учителя приняли во ВГИК – он «взял высоту».

Но и во время учебы было много непонимания, насмешек и откровенного неприятия. Николай Бурляев с сожалением признался, что никогда не встречался с Шукшиным, хоть и ходил с ним по одним московским улицам, по одним коридорам Дома Кино. Однако для него весть о смерти Шукшина стала ошеломляющей – «земля буквально ушла из-под ног». Он рассказал историю о том, как студент Шукшин показывал во ВГИКе одну из своих курсовых работ и какой-то киновед в зале, спросил его: «Это что за рожи?». Шукшин напрягся, заходили знаменитые желваки, сжались кулаки и он ответил: «Это мои земляки!».

Image Шукшин умел ценить чужой талант, любил он и фильм своего однокурсника Андрея Тарковского « Иваново детство». И писал :

В «Ивановом детстве» Тарковского есть незабываемый для меня кадр – лошадь жуёт яблоки. Да, это символический кадр. Но он родился не от желания удивить, загадать загадку. А от огромного чувства сострадания к ужасу, который претерпел народ. Он, этот кадр, не выдуман, а естественно вышел, родился из судьбы мальчика, лишённого детства, естественности жизни.
Я ужаснулся правде, какая она страшная, объёмная».

Конечно, такой вечер не мог обойтись без отрывком из фильмов: и тех, что он сам снимал и тех, в которых снимался — «Два Фёдора», «Простая история», «Комиссар», «Когда деревья были большими», «Странные люди», «Даурия», «Печки-лавочки», «Калина красная», «Они сражались за Родину».

Ансамбль «Калина красная» изумительным образом «вплетал» в ткань воспоминаний и кадров музыку. И зрители плакали.

«Я никак «не разлюбил» сельского человека, будь он у себя дома или уехал в город, но всей силой души охота предостеречь его и напутствовать, если он поехал или собрался ехать: не теряй свои нравственные ценности, где бы ты ни оказался, не принимай суетливость и ловкость некоторых городских жителей за культурность, за более умный способ жизни – он, может быть, и даёт выгоды, но он бессовестный. Русский народ за свою историю отобрал, сохранил, возвёл в степень уважения такие человеческие качества, которые не подлежат пересмотру: честность, трудолюбие, совестливость, доброту… Мы из всех исторических катастроф вынесли и сохранили в чистоте великий русский язык, он передан нам нашими дедами и отцами – стоит ли отдавать его за некий трескучий, так называемый «городской язык», коим владеют всё те же ловкие люди, что и жить как будто умеют, и насквозь фальшивы. Уверуй, что всё было не зря: наши песни, наши сказки, наши неимоверной тяжести победы, наши страдания – не отдавай всего этого за понюх табаку… Мы умели жить. Помни это. Будь человеком».

Хочется назвать тех молодых ребят, которые сумели так проникновенно передать зрителям свою любовь к Шукшину: это музыканты братья Жуковы – Антон, Андрей и Алексей. Хор и солисты липецкого института культуры и искусства под руководством художественного руководителя Бориса Лазарева. И замечательный инструментальный ансамбль «Калина красная» и студенты липецкого областного коллежа искусств им. Игумного.

В конце вечера на сцену поднялся Николай Бурляев, чтобы вручить Ольге Шукшиной высокую награду, присужденную «Золотым Витязем» ее отцу, выдающемуся режиссеру, писателю, сценаристу, необыкновенному актеру, человеку поистине богатырского склада и необыкновенной энергетики. Эта живая сила буквально прорывается к нам с экрана! Николай Петрович, под аплодисменты всего зала, вручил Ольге медаль имени Сергея Федоровича Бондарчука «За выдающийся вклад в развитие кинематографа». Увы, эта награда вручалась посмертно. В нынешнем году Василию Макаровичу исполнилось бы 80 лет…
Кира РАДИНА

«Может быть, тут сказывается та большая совестливость нашего народа, его неподдельное чувство прекрасного, которые не позволили забыть древнюю простую красоту храма, душевную песню, икону, Есенина, милого Ваньку-дурочка из сказки… Впрочем, Ванька-то, пожалуй забывается, и даже имя его всё реже и реже. Всё больше Эдуарды, Владики, Рустики. Опять надежда на деревню: может, хоть там не забудут про Ивана. Иван на Руси славные дела делал! И землю пахал, и книжки писал, и песни складывал, и машины изобретал, и города строил. И неплохо.

Человек трезвый, разумный, конечно же, везде, всегда до конца понимает своё время, знает правду, и если обстоятельства таковы, что лучше о ней, правде, пока помолчать, он молчит. Человек умный и талантливый как-нибудь да найдёт способ выявить правду. Хоть намёком, хоть полусловом – иначе она его замучает, иначе, как ему кажется, жизнь пройдёт впустую. Гений обрушит всю правду с блеском и грохотом на головы и души людские. Обстоятельства, может быть, убьют его, но он сделает своё дело. Человек просто талантливый – этот совершенно точно отразит своё время (в песне, в поступке, в тоске, в романе), быть может, сам того не поймёт, но откроет глаза мыслящим и умным.

Изо всех сил буду стараться рассказать правду о людях. Какую знаю, живя с ними в одно время. Ну и, как говорится, дай мне бог здоровья!

Непонятные, дикие, странные причины побуждают людей скрывать правду… И тем-то дороже они, люди, роднее, когда не притворяются, не выдумывают себя, не уползают от правды в сторону, не изворачиваются всю жизнь. Меня такие восхищают. Радуют. Работа их в литературе, в искусстве значит много; талантливая честная душа способна врачевать, способна помочь в пору отчаяния и полного безверия, способна вдохнуть силы для жизни и поступков.
А где же сама-то, душа эта, берёт целебные силы?».

Василий Макарович Шукшин