Александр ШИЛОВ: Стремление к совершенству – это путь

Создавая историю нашей России в лицах с любовью и ответственностью, он пишет своих современников – солдат Великой Отечественной и других, не менее крово­пролитных войн, простых землепашцев и выдающихся артистов и писателей, одиноких старух, в глазах которых сосредоточены вся мудрость и доброта, а также женские портреты, пейзажи, натюрморты и жанровые картины.

Портреты, созданные его кистью, – не остановленное мгновение, а судьбы людей, из которых складывается наше время. О трудном призвании служить настоящему искусству, об уроках быстротекущей жизни и о ценностях, которые человечество испокон веков считало непреложными, мы беседуем с человеком, чьим именем даже названа планета, – народным художником СССР, академиком Российской академии художеств Александром Шиловым.

– Нередко человек, оправдывая несложившуюся жизнь, говорит, что причиной тому трудное детство. Вы родились в 1943-м. У детей войны лёгкого детства не бывает, но жизнь вашу никак не назовёшь неудавшейся…

Александр ШИЛОВ

Александр ШИЛОВ

– Я появился на свет в Лиховом переулке: двадцатиметровая комната в коммунальной квартире, где кроме нас жили ещё шесть семей. И в этой комнате – я с сестрой, мама и две бабушки. Жили мы очень трудно, мама с бабушкой решили выменять комнату поменьше, чтобы за разницу в площади получить доплату. Нашли обмен, но их обманули. Никаких денег родители так и не получили, а мы впятером оказались в двенадцатиметровой комнатушке. А потом родился ещё и младший брат.

– В детстве рисует практически каждый ребёнок, но не каждый становится художником.

– Я очень любил рисовать, но первым в изо­студию Октябрьского дома пионеров записался брат. И вот однажды утром (тогда в каждой квартире висел репродуктор) в «Пионерской зорьке» сообщили, что самым юным победителем всемирного конкурса детского рисунка, который проходил в Австрии, стал Серёжа Шилов. Ему было семь лет, композиция называлась «Полёт на Луну». В семье был настоящий праздник, и в школе его все поздравляли. Вот тогда мне соседи сказали: ты тоже любишь рисовать – записывайся в студию. Мне было уже 13, вот они и сыграли на моём честолюбии. Я записался. И судьба распорядилась так, что я остался верен своему увлечению, а брат попал, как тогда говорили, в дурную компанию (что неудивительно – росли-то мы без отца) и рисовать бросил. Когда вернулся из армии, очень жалел. Я пытался на него повлиять, но дальше сожалений дело не шло: он всё время находил причины, чтобы не заниматься. А я, пока позволял пионерский возраст, умудрялся рисовать и утром, и вечером – в студии занятия шли в две смены.

– Но целиком отдаваться своему увлечению не получалось?

– К сожалению. Когда стал постарше, чтобы помочь матери, пошёл работать. Профессии у меня не было – работал грузчиком. Сначала на швейной фабрике, потом на мебельной, потом – на винном заводе. А вечерами учился в школе рабочей молодёжи. Но рисовать не бросал, хотя было очень тяжело: спина болит, в сон клонит, есть хочется, держать в руках кисть или карандаш почти невозможно – рука после целого дня напряжения не чувствовала карандаша и кисти.

– Но после школы рабочей молодёжи вы поступили не куда-нибудь, а в Суриковский институт.

– Не сразу, но поступил. Мои работы смотрели президент Академии художеств Владимир Александрович Серов, академики Александр Иванович Лактионов и Алексей Михайлович Грицай, и все пришли к выводу, что мне надо поступать в институт и серьёзно учиться. На четвёртом курсе я стал писать портреты наших космонавтов. Начинал эту работу академик Лактионов, вскоре его не стало, и продолжать доверили мне: лётчик-космонавт, дважды Герой СССР Владимир Александрович Шаталов, который тогда был командиром отряда лётчиков-космонавтов и заместителем главкома Вооружённых сил по космосу, сказал, что моя манера живописи им близка. И так счастливо сложилось, что портреты Гагарина, Шаталова и Николаева попали на всесоюзную выставку в Манеж. Что это значило в те годы! Такие выставки непременно посещали руководители государства, представители дипломатического корпуса. Журналы «Огонёк» и «Советский Союз» напечатали мои работы – так моё имя прозвучало в первый раз. Позже как раз космонавты выдвинули мою кандидатуру на соискание премии имени Ленинского комсомола, хотя комсомольцем я не был. А премия эта по значимости приравнивалась к государственной.

– Неужели такое возможно?

– Возможно! Моё самое высокое партийное звание – пионер. Ни в комсомоле, ни в партии не состоял. Мне даже не предлагали. Ни в институте, ни после него. Не знаю, почему, диссидентом-то никогда я не был.

– Свою первую выставку помните?

– Конечно, разве такое забывается. Проходила она в фойе редакции газеты «Советская культура». Надо сказать, с большим успехом. А года через два я уже выставлялся в Центральном Доме работников искусств, и снова картины вызвали большой интерес у зрителя. После этого мне присвоили звание заслуженного художника РСФСР. Через несколько лет я выставил свои работы на улице Горького. Народная артистка СССР, прима Большого театра, балерина Людмила Семеняка, настоящая звезда, портрет которой я тогда только закончил, позвонила мне домой и сказала: «Саш, очередь на выставку стоит, как за колбасой». Её даже продлили на два месяца, потому что не все желающие успели на неё попасть.

На выставке побывали Гришин, министр культуры Демичев, Кириленко. Приехали сами, по собственной инициативе. Я никого не приглашал, даже не знал, как это делается. А через пару месяцев мне предложили сделать выставку во Франции и уже после неё присвоили звание народного художника РСФСР. Вот тогда и пошли байки обо мне: одни утверждали, что я женат на дочери космонавта, другие – что на дочери Черненко. Никто не мог поверить, что звания я получаю не благодаря связям, а потому, что моё искусство нужно народу. В 1984-м на выставку, устроенную в Доме художника на Кузнецком Мосту, приехал Горбачёв. И её продлевали дважды. Выставлялся я в Японии, Канаде, Германии, Португалии, Испании и т.д.: Министерство культуры было заинтересовано в том, чтобы мои работы представляли нашу страну за рубежом. При Горбачёве в 1989 г. министр культуры В.Г. Захаров предложил мне устроить хозрасчётную выставку в Большом Манеже. Риск был велик – я должен был сам оплатить аренду зала, электричество, уборщиц и охрану, но я рискнул. Все заработанные деньги были пожертвованы Фонду ветеранов войны. Потом была выставка в Ленинграде, тоже в Манеже. И после неё, это было в 1985-м, мне присвоили звание народного художника СССР.

– А о своей галерее вы никогда не мечтали?

– Никогда. Мне даже в голову это не приходило. Есть несколько моих работ в музеях стран СНГ и наших ведущих музеях – портрет Гагарина в Русском музее, «Солдатские матери», «Зацвёл багульник» в Третьяковке, но всё лучшее хранилось в мастерской. Когда тяжело заболела и ушла из жизни моя дочь, я не мог работать и всё время думал, что будет дальше с моими работами. Мой близкий друг Евгений Михайлович Тяжельников сказал мне, что в жизни каждого творческого человека рано или поздно наступает момент, когда он должен задуматься о том, что будет с его работами. Есть немало примеров того, как, зачастую варварски, наследники относятся к доставшемуся им наследию. Я решил завещать всё моей стране. И у меня на это было моральное право, ведь после каждой моей персональной выставки народ обращался к руководству страны с просьбой сделать постоянную экспозицию моих работ. Так я пришёл к Геннадию Николаевичу Селезнёву, который тогда был председателем Государственной Думы. Он принял меня очень сердечно, за что я ему искренне благодарен. Сам Геннадий Николаевич этот вопрос решить, разумеется, не мог и вынес его на пленарное заседание всех думских фракций. Учитывая востребованность моего искусства, его воспитательное значение, все проголосовали за то, чтобы принять в дар мои картины и выделить для них помещение. Не мне лично, как писали некоторые недобросовестные издания, а моим работам. Чтобы ни у кого не возникло сомнений на этот счёт, предлагаю почитать документы:


 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ
ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
«О принятии дара народного художника СССP
А.М. Шилова»
от 13 марта 1996г. № 150-И ГД

В Государственную Думу обратился народный художник СССР А.М. Шилов с предложением передать в дар Отечеству двести своих работ для их постоянного экспонирования в выделенном для этой цели здании в центре Москвы. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации постановляет:
1. Принять дар народного художника СССР А.М. Шилова, выразить ему благодарность за благородный и бескорыстный поступок.
2. Обратиться к Правительству Российской Федерации и Мэрии Москвы с просьбой о выделении соответствующего помещения для размещения картин А.М. Шилова.
3. Комитету Государственной Думы по культуре разработать проект закона о сохранности коллекции и порядке её использования.
Председатель Государственной Думы Федерального Собрания РФ Г.Н. Селезнёв


 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА МОСКВЫ
«О создании Государственного
учреждения «Московская
государственная картинная галерея
народного художника СССР А. Шилова»
от 14 января 1997 г. № 21

В целях сохранения и постоянного экспонирования художественного наследия народного художника СССР А.М. Шилова и обучения талантливой молодёжи в традициях русского реалистического искусства и во исполнение постановления Правительства Москвы от 25.06.96 г. № 541 «Об использовании зданий по ул. Знаменка, д. 5, стр. 1 и д. 7, стр. 2, 3, 4» Правитель­ство Москвы постановляет:
1. Принять от народного художника СССР А. М. Шилова передаваемую им в дар городу Москве коллекцию художественных произведений.
2. С 1 января 1997 г. создать на базе коллекции авторских произведений А.М. Шилова Московскую государственную картинную галерею, творческую мастерскую и мастер-класс в зданиях по ул. Знаменка, д. 5, стр. 1 и д. 7, стр. 2, 3, 4, в качестве государственного учреждения культуры города Москвы музейного типа (музей) с присвоением первой категории.


 

За мой дар стране я был удостоен ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени, который мне вручил Борис Николаевич Ельцин. И я горжусь этой наградой. А то, что галерея находится в центре Москвы, то об этом сказано в постановлении Государственной Думы. Мне предлагали разместить мои работы в одном из залов Кремлёвского дворца, и, хотя это была для меня величайшая честь, я отказался. Мы обсуждали этот вопрос с Бородиным, который в то время являлся управляющим делами президента. Но дело в том, что Кремль – режимный объект, и попасть туда не так уж просто, а мне хотелось, чтобы галерея всегда была открыта для людей.

– Собрание галереи всё время расширяется…

– Сейчас оно насчитывает около девятисот живописных и графических работ, подаренных мной людям. На открытии галереи, которое состоялось 31 мая 1997 года, я дал слово, что все свои лучшие работы, кроме тех, которые будут написаны на заказ, я подарю своей стране. Меня иногда спрашивают, не жаль ли мне отдавать свои картины государству. Нет, не жаль. Конечно, когда с мольберта исчезает картина, над которой работал несколько месяцев, в душе возникает некая пустота. Но когда я прихожу в галерею и вижу светлые лица благодарных людей, смотрящих на мои картины, я чувствую себя по-настоящему счастливым.

Недавно в книге отзывов появилась такая запись: «Каждая работа Александра Шилова – напоминание о ценности жизни. Художник проживает и пропускает через себя жизнь каждого героя, с его падениями, разочарованиями и надеждами. Всё творчество Шилова пронизано философией суетности материального мира, относительности успеха и непреходящей ценности духовного развития, нравственного поиска, бескорыстного служения вечным идеалам. Попова Юлия». И таких отзывов очень много. Дороже этого для творческого человека ничего быть не может. А когда автор говорит зрителю, что тот до него не дорос и ничего в его творчестве не понимает, – это снобизм. Настоящее искусство понятно и близко любому человеку. Было, есть и будет. Если художник выставляет свои картины, значит, ему важно понять, нужно ли его искусство людям.

– Иначе он держал бы их в запертой мастерской!

– Конечно. Все теории, разводимые вокруг так называемого современного искусства, – это пиар. Настоящее искусство не нуждается в том, чтобы за холстом раздавался голос искусствоведа. Оно понятно всем. Народу не нужно знать нотную грамоту, чтобы понять «Реквием» Моцарта. И великую картину Левитана «Над вечным покоем» не надо объяснять, додумывать то, чего нет на холсте. Это уже не искусство. Художник, композитор, скульптор – это состояние души. В искусство должны идти люди, которые не могут без этого жить как без воздуха. Мне в этом музее не принадлежит ни единого гвоздя, а иногда пресса трубит: чего ж ему картины не дарить государству, если государство ему такой особняк подарило. Распространяются слухи о том, что я якобы какие-то дома продаю.

Когда рядом строили бизнес-центр, его владельцы незаконно захватили принадлежащие галерее два здания, являющиеся памятниками архитектуры, изуродовали их и перепродали. Два года я вёл борьбу за то, чтобы вернуть их галерее, занимался реставрацией. Теперь в них разместились новые залы с моими работами. Те же бизнесмены должны были по контракту отстроить часовню на месте церкви, которая была разрушена ещё в 1930-х годах. Но прошло два года, и ничего сделано не было. Я обратился в мэрию, согласовали вопрос с патриархом Алексием II, Михаил Посохин сделал проект, и я четыре месяца дневал и ночевал на стройке, чтобы успеть к Дню города. Успели. Но два года часовня, готовая принять верующих, бездействует. На днях я обратился к Его Святейшеству Патриарху Кириллу, он заверил, что в ближайшее время часовня будет освящена.

– За эти четырнадцать лет галерея из музея, по сути, превратилась в культурный центр, работающий с самыми разными слоями населения.

– Я вижу в этом свой долг. К сегодняшнему дню галерею посетили более 11 миллионов человек. Цифра эта приблизительная, поскольку учёт мы стали вести не сразу. В экспозиции представлена не только живопись маслом. Я много работаю пастелью, есть акварельные работы, целый зал графики. Но люди приходят к нам не только на экскурсии. Я часто пишу портреты людей, защищающих наше Отечество. Я преклоняюсь перед ними, считаю их святыми. На счету Надежды Поповой, командира женской эскадрильи, которую немцы называли «ночными ведьмами», 852 боевых вылета. И таких удивительных людей много среди моих героев. Есть серия выдающихся разведчиков, пограничников (в этом году за эту работу ФСБ удостоило меня первой премии, что для меня было особой честью). В Книге отзывов, посетив галерею, руководитель ФСБ РФ Александр Бортников написал: «Уважаемый Александр Максович! Благодарю Вас за возможность познакомиться с Вашими работами. Они произвели на меня неизгладимое впечатление. Желаю Вам дальнейших творческих успехов!»

Мы устраиваем патриотические вечера с участием ветеранов войны, разведчиков, Героев Советского Союза, Героев России, портреты которых я писал, на них приходят молодые воины. По решению правительства Москвы и Департамента культуры города Москвы мы еженедельно устраиваем концерты с участием звёзд классического искусства «Звёзды в гостях у галереи А. Шилова». У нас выступали В. Гафт, М. Козаков, Н. Гутман, И. Кобзон, Ю. Башмет, С. Безродная, В. Третьяков, А. Гильдин, Е. Образцова, В. Маторин, А. Пахмутова, Н. Добронравов и другие. И всегда полный зал. Часть мест обязательно бесплатно предоставляется пенсионерам, ветеранам, инвалидам. Специальные концерты мы устраиваем для детей с ограниченными физическими возможностями. Галерея принимает гостей со всех уголков не только нашей страны, но и зарубежья. Заполнены десятки книг отзывов с сердечной благодарностью руководителям страны и мне за возможность хотя бы немного в наше нелёгкое время прикоснуться к искусству, которое возвышает душу и придаёт силы и желание жить. Вот некоторые из них:
«Не могу назвать ни одного имени выдающегося художника, который бы так тонко, с такой душевной теплотой изображал стариков, пожилых людей, их судьбы на их лицах. Портреты мамы, дочки Маши великолепны. Спасибо Вам большое за Ваше творчество. Это великое счастье – иметь возможность созерцать Ваше творчество».

«Я восхищена Вашим талантом! Такие полотна может создать только великой души человек! Я была на многих выставках великих художников, но Вашу галерею не сравнить ни с чем. Большое спасибо за прекрасные часы, проведённые в вашей галерее!»

«Спасибо, что на фоне нашей жизни есть такие прекрасные островки Добра, Любви и Надежды, Веры в прекрасное!»

Народный артист России, поэт Валентин Гафт, ознакомившись с моим творчеством в галерее, прислал мне свои стихи, что для меня было большой честью и радостью:

Здесь в лицах боль и сила духа,
Вся дурь и мудрость человека.
Здесь плачешь, глядя на старуху,
Здесь полон мужества калека.
Здесь, глядя на лицо Владыки,
Захочешь каяться в грехах.
Здесь миллионы пятен, бликов,
Как отблеск слёз в твоих глазах.
Здесь слышишь, как портреты дышат,
Здесь тихо, как у алтаря,
Портреты видят всё и слышат,
В молчании с богом говорят.
Нет, здесь не кистью и не краской,
Нутром рисуется портрет,
Здесь честно пишут даже маски,
Когда лица под маской нет.

– Детям вы уделяете особое внимание. Понимание прекрасного нужно развивать и воспитывать, но родители сегодня часто сетуют на то, что водить детей по музеям и концертам у них нет времени.

– Это отговорка. Нежелание трудиться во благо собственного ребёнка. Приобщение его к прекрасному не определяется уровнем доходов. Моя мама никакого специального образования в области искусства никогда не имела, но обожала оперу, была поклонницей Лемешева, весь его репертуар знала наизусть. На последние гроши покупала билет на галёрку. И меня водила. Она же меня впервые привела в Третьяковку. Научить отличать прекрасное от ужасного – без этого нет и не может быть духовно развитой личности. Не зря же в былые времена детей обязательно учили музыке, пению, рисованию, одним словом, развивали в них умение воспринимать подлинное искусство. Человека образованного в этом смысле не обманешь. Он мазню искусством никогда не назовёт.

– Александр Максович, что для вас в портрете самое важное?

– Как и для всех портретистов прошлого, перед которыми я преклоняюсь и всю жизнь буду преклоняться, мне важно при полном внешнем сходстве передать суть, внутренний мир человека, его характер. Вдохновение приходит к тебе, когда ты встретил свой материал. Но к приходу его надо быть готовым – в руках должно быть мастерство.

Когда я закончил портрет нашего выдающегося актёра Евгения Матвеева, он посмотрел на него и сказал: «Вся биография – на моём лице». И заплакал. То же самое было с Георгием Жжёновым: «Я даже не знал, что вся моя жизнь отразилась в моих глазах».

Я восхищаюсь мастерами прошлого, блистательно владевшими исполнительским мастерством. Великий Энгр говорил: если у тебя есть мастерство на 100 тысяч франков, неплохо приобрести его ещё на два су. Без него в искусстве ничего создать нельзя, каким бы большим талантом ни был от природы награждён художник. Науку мастерства, перспективу, анатомию выдающиеся мастера совершенствовали до последнего вздоха. Плюс чувство и мысль. Вот компоненты, необходимые любому художнику. В реалистическом искусстве чем больше у тебя получается, тем лучше видишь свои недостатки. Чтобы сделать что-нибудь хорошее, надо смотреть на самое великое. Надо всё время сравнивать то, что ты делаешь, с творениями великих мастеров, чтобы яснее понимать, сколь многого ты ещё не умеешь.

– Кто из старых мастеров производит на вас наиболее сильное впечатление?

– Когда я впервые увидел в Третьяковке Левицкого, Левитана, Иванова, Брюллова, это стало настоящим потрясением. Никто лучше Левитана не смог почувствовать и передать ту тоску, какой проникнута природа среднерусской полосы. «Над вечным покоем» – картина, написанная сердцем. Я на неё без душевного волнения смотреть не могу. Художник должен писать только то, что он чувствует сердцем. Если не чувствует, браться за эту тему бессмысленно. Искусство – от слова «искушать» – величайшим исполнением, глубиной содержания. Когда смотришь на эту жизнь, заключённую в раму, там всё одухотворено, и ты думаешь: человек это творил или Бог? Как мастерски передавали старые художники материал – мех, бархат, шёлк. А блеск глаз, матовость и теплоту человеческой кожи? Леонардо утверждал, что чем ближе художник подходит в своём творении к природе, тем дольше оно будет жить. Энгр считал, что тот, кто идёт в своём произведении против природы, даёт пинок в чрево своей родной матери. Потрясающе сказано! Величайшие художники мира черпали вдохновение в природе, в правде и красоте, заключённых в ней. Искусство должно, и раньше художники это понимали, призывать к чистоте, к нравственному совершенствованию.

– То есть поддерживать в человеке человеческое, высокое. Увы, современное искусство день ото дня становится всё более деструктивным. Как вы думаете, почему?

– Потому что те, кто его создаёт, не обладают чувством ответственности перед собой и народом. Более того, они не призваны быть художниками. Если человек в душе художник, он уродовать природу не будет. Человек настроен на восприятие красоты. Уродство его отталкивает. Великие художники никогда не шли на так называемый чёрный пиар, а сегодня ради известности не брезгуют ничем, забывая о том, что можно быть известным, но не быть при этом художником. Им нужны деньги, дома на Рублёвке, дорогие авто. А душа человеческая их не интересует. Левитан прожил очень короткую и нелёгкую жизнь, сердце своё износил, но какую красоту он оставил людям!.. Сколь трудна была жизнь Микеланджело, Челлини. И они добровольно несли этот крест, понимая назначение искусства и ответственность перед людьми.

Жизнь человека нелегка. Ему нужен глоток свежего воздуха, каким и является истинное искусство. Следовать примеру великих мастеров прошлого – иного пути для себя в искусстве я не мыслю.

– Это трудный путь – равняться на великих…

– Любой творческий человек должен быть по натуре самоедом. Он всегда должен стремиться, хоть чуть-чуть, в каждой следующей работе приблизиться к совершенству. И если этого не происходит, то сначала он останавливается, а вскоре начинает катиться назад. Вот почему все великие художники, превзошедшие своих учителей, непрестанно совершенствовали исполнительское мастерство. Неудовлетворённость самим собой – естественное состояние для художника. Для настоящего творца совершенство – не конечный результат, а путь, которым он идёт всю свою жизнь.

– Как вы относитесь к тому, что вас нередко называют «придворным художником»?

– Всё очень просто: мой успех у публики хотят объяснить тем, что я якобы писал политиков! А разве они не люди? Во все времена для художника была честь и ответственность писать руководителей государства: это же история в лицах! Большинство моих героев – обычные люди: воины-афганцы, брошенные в обезлюдевших деревнях старики, даже бомжи. Меня называют придворным художником, но звание придворного художника, архитектора, музыканта – это высочайшее звание. Когда Микеланджело расписывал Сикстинскую капеллу, Папа Юлий II, которому было почти 80 лет, сам взбирался на леса и давал ему указания, ибо понимал, что искусство воспитывает души, оно должно быть божественным. Правители испокон веков старались из лучших выбирать самых лучших. Этим гордиться надо.

В 2004 г. В.В. Путин наградил меня орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени, и я благодарен за высокую оценку моего труда, в этом году президент РФ Д.А. Медведев наградил меня орденом Почёта, а от Академии художеств за высокие творческие достижения последних лет я получил Золотую медаль. Делаю то, что нужно людям – государству. Во все эпохи считалось за честь поддерживать творчеством свою страну. Леонардо был придворным живописцем и скульптором. Рафаэль, Веласкес, Брюллов – лучшие из лучших! Конечно, работать только ради наград нельзя. Как быть гражданином своей страны и не гордиться ею, не делать всё, что в твоих силах для её народа, чувствовать ответственность перед собой и народом. Ведь следующее поколение будет, в том числе и по работам художников, судить о нашей эпохе, как сейчас мы, придя в Третьяковку, судим о людях прошлых веков.

Руководители государства и народ высоко ценят искусство народного художника СССР, академика Российской академии художеств А.М. Шилова, его бескорыстный, сердечный поступок во имя страны и людей. Его дар, который сейчас насчитывает уже около 900 востребованных работ живописи и графики, бесценен в материальном и духовном плане. Его поступок не знает себе аналога! Александр Максович и коллектив галереи гордятся тем, что среди посетителей музея побывали руководители многих стран. Например, президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев оставил в книге отзывов такие слова:
«Ещё раз восхищён гражданским, патриотическим поступком Александра Максовича, подарившего своему народу труд своей жизни. Его картины, безусловно, творение великого художника. Здоровья, счастья, новых творений!»

Но особая гордость художника и галереи – визит в 2008 году председателя правительства РФ В.В. Путина. Он высоко оценил творчество Мастера и патриотическую деятельность галереи:
«С благодарностью и восхищением! Успехов!»

Беседовала Анна МАЛЕВСКАЯ