Валентин Курбатов «Предел»

Предлагаем Вашему вниманию раздумья известного литературного критика и общественного деятеля о ситуации в стране.

Валентин Курбатов "Предел"Вот и подошла последняя усталость. Еще недавно думал: вот соберусь и скажу в Совете Федерации как член Совета по государственной культурной политике или в Общественной палате в своей Комиссии по охране культурного наследия, что у нас уже только и осталось наследия-то, что сама Россия, которая сыпется на наших глазах, несмотря на все усилия демократических реставраторов, и что вот-вот терапия окажется бессильной и надобно будет хирургическое вмешательство.

Что воздух опасно электризован и надписи на ограждении железных дорог, пока едешь на заседание, прямо тебе и адресованы, чтобы ты сказал там. Чтобы предупредил, что когда пишут «комсомол, на баррикады!» или «сломай sisтему!», то это слова только до времени — однажды они делаются простой инструкцией, что мы видели по Манежной репетиции.

А вот теперь чувствую, что уже и не надо говорить. Открыл ты это, что ли? Об этом разве только немые и не говорят на каждом углу. Как кто-то шутил в первые перестроечные годы: у нас с гласностью всё хорошо, у нас со слышимостью плохо. Ведь вот уже и конкурсы национальной идеи объявляли, и «открытых писем» написали — никакому ляпкину-тяпкину не перечитать, и журналы переполнены умными предупреждающими статьями (возьмите хоть один только альманах МГУ «Философия хозяйства», где ведущие умы, вооруженные крепкой выверенной русской теорией, давно говорят о катастрофе), а всё будто в вату.

Подлинно «они» и «мы». Мы всё: государство, идея, путь, духовное единство, а они — ВТО, «Гражданское общество», Сколково, инновации.

Параллельные миры.

Я слушаю, как смело чертит в Общественной палате Тина Канделаки эффектные приемы грядущего образования («Я считаю, что все успешные бизнесмены и политики должны приходить в школы и учить детей») и только вздыхаю, когда президент подхватывает, что «дети должны видеть в школе успешных людей». А бедные старые учителя всё пытаются напомнить, что прежде слов «успех» и «карьера» хорошо бы услышать слова «традиция», «преемственность», «органическое развитие».

И дело даже не в возрасте, не в расхождении поколений. Я думаю, что галерист Марат Гельман и писатель Алексей Иванов, сталкивающиеся по поводу «Культурной революции» в Перми, — сверстники, но они тоже представляют два мира: интеллектуально-лабораторный — Гельман и преемственно живой — Иванов. И мне, конечно, тяжело видеть, что в не чужой мне Перми, по слову Иванова, местная «культурная революция» уже воспитала «генерацию лакеев, которые знают, что получат поддержку не по качеству проектов, а по лояльности». Кажется, это противостояние разных путей теперь повсеместно — путь слома «косной» традиции во имя прорыва в новое пространство и путь естественного наследования и нормального исторически органического роста. И им не сойтись, как не сойтись революции и эволюции. И те, и другие хотят добра — Тина и Марат, и Алексей Иванов, и старые учителя.

Оттого и усталость. Эти «новые» свое возьмут (вернее, возьмут наше), потому что за ними жадный до «нашего» мир, за ними нетерпеливые искатели нашего промышленного и интеллектуального рынка. Что им до нашей памяти и нашей традиции, что до русской христианской мысли, которая еще так недавно была сколько-то удерживающей силой.

Нарочно посмотрите за последние лет пять, а то и десять, речи наших руководителей всех уровней от Кремля до местного губернатора, когда они последний раз цитировали пусть не Хомякова и Ильина или Данилевского и Трубецкого, так хоть Толстого и Достоевского.

Не трудитесь, не найдете. Потому что такое цитирование требует ответственности и духовной укорененности в родном. Открой вон К. Леонтьева и он с порога скажет о необходимости для государства формы и тут же скажет и что разумеет под этой формой: «Форма есть деспотизм внутренней идеи, не дающей материи разбегаться». Вон какое слово — «деспотизм» А что на это скажут коллеги по «саммитам» и «гражданскому обществу»?

Да и начнешь на своей-то на земле, а не в лаборатории рожденную мысль оборачивать, то как раз и увидишь, что материя давно «разбежалась» и на дворе давно уж законодательствует всеобщий системный кризис, который преодолевается только «деспотизмом идеи», единой волей и единым народным сознанием. А оно как раз и требует единой национальной идеи, о которой уже говорит и Церковь устами протоиерея Евгения Соколова на IV съезде православных миссионеров: «Государство, не выполняющее волю Божью, уклоняющееся от данной ему Богом национальной идеи, обречено на разрушение». Господне царство «не от мира сего», да дети-то его живут в мире сем, и Церкви не всё равно, каков он, этот «мир сей»: «Что хочет сегодня построить наше государство? Какое будущее? На данный вопрос ни у одной из ветвей нашей власти нет ответа. И на это должно быть направлено наше обличение людей, обязанных по долгу службы указать нам пути решения проблем. А не унижать нас такими непонятными лозунгами как «Россия, вперед!». Неплохо бы предварительно показать, где этот «перед» и какие духовные цели и задачи стоят в этом «впереде» перед нашей страной. Иначе мы обречены на тяжелую бесперспективную борьбу с системой соблазнов, за которой стоит государство».

Каменные слова — «система соблазнов, за которой стоит государство». Но оно предпочитает не услышать этого укора, занятое «делом», непрерывными «слушаниями», слайдированными докладами, игрой в европейские диаграммы и высокую социальную науку.

А в хозяйствовании и государственной деятельности точечными вливаниями в одну или другую область или торжественную дату, не замечая, что занято чем-то вроде «ямочного ремонта» дорог по весне. Тут дырку заделал, там, вроде проехать можно, а уж назавтра опять все разбито. И так оно и будет. Про национальную идею давно ни гу-гу. Боязно, как приговор себе подписать.

Вон Никита Михалков изложил свое представление об идее и государстве, а ему в ответ «гражданское общество» в интернете «Многа букафф. Не асилил». Или разоблачения, что не сам написал, а кремлевские эксперты, поощряемые Сурковым. Да коли бы и так, коли и правда президентская администрация решила провести разведку возможного переустройства, отчего ей от своего-то имени этого не сделать? Мы бы, глядишь, поняли. Разве что побаиваются «дядюшки Сэма» (остроумный Пелевин предпочел звать его «Батрак Абрама») из ВТО — что он на это скажет? Вот и хотят «народной волей» заслониться. Не сами, мол, а Никита попутал, народ потребовал, а мы ни при чем. Только лукавство в России плохой советчик. У нас такие тонкости выходят «толстыми» следствиями.

Вот и приходит пора последней усталости. И пишешь уже не за тем, чтобы услышали, а чтобы окликнуть в ночи другого усталого человека, чтобы мы были вместе.

Столетие.ру по материалам ИА REGNUM