Валентин Курбатов о Манифесте просвещенного консерватизма

Известный литератор, эксперт II Славянского литературного форума «Золотой Витязь», член Общественной палаты России Валентин Яковлевич Курбатов прокомментировал «Манифест Михалкова»:

Валентин Курбатов: Никита своим документом очертил территорию русского мира«Для меня это очень серьезный и важный документ. Когда государство отказывается от своих функций, когда все живут по принципу, сформулированному Аркадием Гайдаром в «Мальчише Кибальчише», «лишь бы день простоять да ночь продержаться», тогда должен взять на себя ответственность частный человек, как это и сделал Никита Михалков, опубликовав свой «Манифест просвещенного консерватизма». Я полностью и безоговорочно подписываюсь под всем, что провозгласил режиссер».

«Нам придется еще мучиться, какой-то межеумочный период, и Никита своим документом очертил территорию русского мира, чтобы миру стало понятно, почему ему с нами так трудно. Манифест Михалкова — это попытка начертить границы, хотя бы ушедшие, государства, которому еще предстоит существовать на карте мира. Это — определенно большой человеческий поступок. Просто ему, Михалкову, и самому хочется жить в каком-то определенном и ясном пространстве. Для чего он и предпринял этот опус», — считает Курбатов.

— В каком-то смысле «Манифест» — это акт отчаянья человека, который страдает и думает. Когда он говорит всем: «Ребята, по-моему, вот это и есть то, что называлось нашим Отечеством». Уставшее национальное сознание жаждало этого документа, которым мог быть подписан кем угодно. Мог быть даже анонимным. Никита стал выразителем этого умонастроения, потому что он традиционен. Какой-никакой он, но за ним еще стоит род. И казачий, и дворянский, и, может быть, действительно он имеет право более других формулировать национальное самосознание. Более Павловских, Сванидзе и Быковых, потому что его слово освещено еще и родовой памятью. «Манифест» возник, родился прямо из воздуха современности, из атмосферы существования, он потребовал границ.

— Манифест этот, на ваш взгляд, больше мировоззренческий или политический, тактический или стратегический?

— Он одновременно и мировоззренческий, и политический. Почему он сегодня, опять же, неизбежен? Потому что политика сегодня требует мировоззрения. А мировоззрение требует политики. Мы уже не можем существовать «однодневно». Требуется какая-то стратегическая карта. Когда такой карты нет, естественно, что кто-то другой ее за нас пишет. «Манифест» Михалкова – это политика и мировоззрение, сошедшиеся в одном. И этот документ отчаянный. Нельзя старого человека заставить такое написать. Это не предмет честолюбия. Никите Михалкову хватает вполне всех премий, общественного признания и всего на свете. Как бы не злословили о том, что он якобы рвется в политику, он уже показал, что уступил свое место господину Путину. Подчеркну еще раз, появление документа – это требование времени, он написан под его, времени, диктовку.