Народный артист РФ Н.П. Бурляев выступил с докладом в ОНФ

12 мая 2017 года Народный артист России Н.П. Бурляев выступил с докладом на заседании рабочей группы по культуре и искусству в Объединённом народном фронте.


 

Видео: Алексей Давыдов – Институт культуры МЧС России


Речь народного артиста России, Зампредседателя Общественного Совета при Минкультуры России Н.П. Бурляева на заседании в ОНФ 12.05.2017

Институты гражданского общества: Общественные Советы, Общественная Палата, ОНФ созданы по инициативе Президента страны. Общественный Совет и ОНФ являются реальной силой, способной содействовать воплощению установок Президента страны на возрождение Отечественной культуры. Наши общественные организации не является карманными органами государственной власти. Механизм деятельности Общественного Совета Минкультуры, своеобразного «общественного вече», был наглядно и эффективно продемонстрирован в случае с оценкой провокационной Новосибирской постановки оперы «Тангейзер».
Именно по инициативе представителей Общественного Совета был решён важнейший государственный вопрос, имеющий историческое значение: именно мы активно содействовали процессу издания Указа «Основы государственной культурной политики».
Президент страны сделал первый важнейший шаг по возрождению Российской культуры, подписав Указ «Основы государственной культурной политики». Но для того , чтобы этот Указ заработал Президенту необходимо сделать второй шаг – содействовать выведению государственной культуры из рыночных отношений. Культура и рынок – понятия не совместимые. Задача культуры – возвышение, гармонизация общества, просветление человеческой души, цель рынка – извлечение прибыли любыми средствами, что мы наблюдаем повсеместно, во всех отраслях деградировавшей на протяжении трёх десятилетий культуры. Всемерное содействие этому – важнейшая стратегическая задача Общественного Совета Минкультуры. Мы приглашаем ОНФ содействовать этому процессу.
Бюджет Министерства культуры Российской Федерации должен быть равнозначен бюджету Министерства обороны, ибо культура тоже оборона – оборона души человека. Потеряем душу – потеряем страну.
Могут возразить: «Это утопия! Что это даст стране? Сейчас – санкции, где взять деньги..?» Но ещё недавно была утопией сама постановка вопроса о позитивной государственной культурной политике, и вот – она принята.
«Что это даст стране?» Приведу пример из реальной жизни. После проведения одного из Кинофорумов «Золотой Витязь» в Рязанской области медики и сотрудники правоохранительных органов Рязани сообщили о поразительных результатах зафиксированных ими – о резком снижении показателей преступности, наркомании, самоубийств и прочих социальных пороков. В течение 10 дней проведения форума позитивного кино в Рязанской области на 20-30% упали все негативные показатели. Подобные сводки были впоследствии подтверждены в Липецкой, Тамбовской и других областях, где проходил Форум под девизом «За нравственные идеалы, за возвышение души человека».
Мы должны обратиться в Правительство с просьбой просчитать экономическую выгоду, которую государственный бюджет получит благодаря новой позитивной государственной культурной политике, снижающей в обществе социальные недуги (разрушения семей, пьянство, наркоманию, травмы на производстве и в быту, смертность и т.д.)
«Где взять деньги?» Телереклама уверяет нас в том, что «Газпром – национальное достояние». Так пусть наше национальное достояние послужит национальной культуре.
Предлагаю обратиться к Президенту страны с предложением об отчислении всего 1% от продажи за рубеж российских углеводородов, (и других природных ресурсов) на культуру. Общественный Совет при Минкультуры готов взять на себя ответственность за распределение средств на культурные проекты, соответствующие положениям «Государственной культурной политики», с привлечением достойных экспертов по всем видам искусства.

ТЕЛЕВИДЕНИЕ

Центральные каналы российского телевидения, являющегося «второй реальностью», в которой живут и взрослые и дети, не желают осознать своей деструктивной миссии, телевизионные «топ-менеджеры» сопротивляются переменам, говорят: «Нас не трогайте! У нас всё в порядке! У нас реклама, бизнес, мы упакованы!» Пришло время и телевидению задуматься о переформатировании своей политики, служащей духовному мутированию страны.

ТЕАТР

В 1992 году Б.Ельцин подписал Закон, согласно которому Министерство культуры Российской Федерации было лишено какого бы-то ни было влияния на культурную политику государства и освобождено от ответственности за духовно — нравственное состояние культуры в стране. Главной задачей Минкультуры стало «обеспечение прав и свобод человека в области культуры». Каждый регион страны по-своему вершил свою культурную политику. В авангард культуры страны, стали просачиваться опьянённые вседозволенностью «культурные-инноваторы», поощряемые оробевшей властью, обеспечивающей «лукавый легион» финансами: например, откровенному хулиганству — инсталляции фаллоса на Санкт-Петербургском мосту, была вручена награда Минкультуры. Сотни миллионов бюджетных средств вкладывались в так называемое «современное искусство». Об этом коварном словосочетании убедительно говорил выдающийся художник И.Н.Крамской: «Современного искусства не существует. Есть Искусство и не искусство». Бывшее руководство Минкультуры ссужало огромные средства на выставки «современного искусства», на которых куры, гадили на голову Льва Толстова, а посетители невольно топтали ногами, проецируемые на пол Евангельские тексты. Сотни миллионов были бездумно вложены в нашествие на Пермь «красных гельмановских человечков», в провокационную антихристианскую постановку «Тангейзера» в Новосибирске. Смерч «инновационной современной культуры» не миновал и столицы, где началась реформа московских театров и наступление на великий Русский репертуарный театр. Искажение Русской классики, внедрение театральной патологии, грязи, «новаторских» извращений.
Разбалансировка отечественной культуры не могла не сказаться на духовно – нравственном состоянии современного театра и всего общества. Прогрессирующая духовная деградация общества уже заметна подавляющим большинством людей в нашей стране.
Великий Русский артист Михаил Щепкин говорил: «Театр, это – храм. Священнодействуй или убирайся вон!» Это Христианское отношение к театру разделяли великие Пушкин, Лермонтов, Островский, Гоголь, Станиславский, называвшие театр – кафедрой, просвещающей и возвышающей души зрителей. Традиции Русского театра продолжали развивать, каждый по своему, выдающиеся мастера сцены — Немирович-Данченко, Михаил Чехов, Вахтангов, Завадский, Товстоногов, Охлопков, Эфрос, Любимов… Сегодня можно с прискорбием констатировать забвение традиций и заветов великих зодчих Русского театра, агрессивное разрушение традиций уникального, ставшего мировым брендом, Русского реалистического, психологического, репертуарного театра. Это происходит по воле новоявленных эпатажных «режиссёров-инноваторов» по всей стране, при попустительстве государства, Союза театральных деятелей и руководителей театров, полностью отстранённых от какого бы то ни было влияния на эти деструктивные процессы.
Три года назад в нашей столице началось «реформирование, оптимизация театров», якобы отстающих от Европы. Мы действительно отстаём. Москва по числу театров на один миллион жителей уступает Берлину – в 16, Праге – в 22, Риму — в 48 раз. Не смотря на это, в числе театров, подвергнутых реформированию, (весьма образно названного бывшим руководителем культуры столицы господином Капковым — «перепрошиванием»), оказались старейшие коллективы, чья история и традиции исчисляются многими десятилетиями. Театр Гоголя «перепрошит» в «Гоголь-центр», Драматический театр Станиславского, в год своего 70-летия деформирован в «Электротеатр Станиславский». Оптимизация коснулась и других театров Москвы. Театр на Таганке, являющийся мировым брендом, был лишен художественного руководства и «перепрошит» в «директорский театр». Без консультаций с труппой, г. Капков, за несколько дней до своего увольнения, успел внедрить в театр на Таганке (на роль директора), бывшую танцовщицу кордебалета Одесской оперетты, не имеющую никакого отношения к школе основоположников «Таганки». Первым делом внедрённая в коллектив «директор» ликвидировала Художественный совет театра.
Нужно заметить что институт «художественных советов» в театральных коллективах страны уничтожается повсеместно, что полностью развязывает руки самостийным, агрессивным «менеджерам».
Общественный совет при Минкультуры РФ обратился к руководству министерства с призывом осознать деструктивность практики внедрения в творческие коллективы «театральных менеджеров», с правом полного руководства. Погоня за прибылью, коммерциализация искусства приводит лишь к самообогащению «менеджеров» и активному разрушению Российского театра. Не возможно служить одновременно и Богу, и мамоне.
От начала «московских реформ» минуло 3 года. Результаты – на лицо. Прокурорские проверки деятельности Театра на Таганке и Гоголь-центра выявили серьёзные нарушения и многомиллионные долги. «Гоголь-центр», «директорская «Таганка», «Электротеатр Станиславский» и другие «реформированные» коллективы, не попали в список эффективных театров, обнародованных Департаментом культуры столицы. Эффективными признаны только репертуарные театры, которых «перепрошивание» пока не коснулось: Современник, Маяковского, Ленком, Пушкина, Моссовета, Мастерская Петра Фоменко.
Казалось бы, руководителям культуры столицы нужно было сделать соответствующие выводы и принять меры к пересмотру своих деструктивных действий. Однако «реформированные» театры, по-прежнему финансируются из госбюджета. Вопрос бюджетного финансирования театров, кинематографа всей отрасли культуры весьма важен и он будет обсуждаться на ближайшем Общественном Совете Минкультуры, куда мы приглашаем представителей ОНФ.
Общественный Совет заявил о том, что столичные театральные «реформы» идут вразрез с Указом Президента страны об «Основах государственной культурной политики», направленной не на разрушение, а на сохранение и развитие традиций и культурного наследия страны, на утверждение в обществе духовно-нравственных ценностей.
В 2011 году на встрече с кинематографистами Президент страны напомнил кинематографистам об этическом Кодексе, принятом Американскими кинопродюсерами в 1930 году, о так называемом «Кодексе Хейса», служившим непреложным законом для Голливуда на протяжении 37 лет. Ознакомившись с этим Кодексом, я был немало удивлён его позитивностью. В Кодексе было чётко прописано, что можно и что недопустимо для показа на экране. Кодекс призывал к ответственности кинематографистов перед обществом, на которое экран оказывает тотальное влияние. Кодекс охранял незыблемость традиционной семьи, религии, он стоял на страже национального достоинства, положительного, здорового образа жизни, ограждал от разврата, патологии, излишней сексуализации общества…
В условиях современной открытости информационного пространства, стремительного роста технологий и средств массовых коммуникаций, возникла, продиктованная временем, необходимость создания «Закона о культуре». Не посягая на свободу творчества, необходимую для дальнейшего совершенствования отечественной культуры, должны быть установлены морально-этические принципы и духовно-нравственная ответственность художника перед обществом.

ФОНД КИНО

Слушая доклады руководителей Российского кинопроцесса об успехах нашего кинематографа, о заметных количественных показателях, достигнутых в «Год кино», о многомиллиардных сборах отечественных фильмов, патриотов страны должно охватывать чувство радости за возрождающийся кинематограф. Один за другим появляются отечественные фильмы, наполненные эффектной компьютерной графикой, катастрофами, трюками, взрывами, обильным кровопролитием, страстями. Эти фильмы награждаются «Орлами» и «Никами», а нас не покидает ощущение, что большинство новоявленных режиссёров и драматургов не обучались профессии. Пределом мечтаний кинематографистов стала — постановка «блок-бастера». Для тех, кто не знаком с этимологией этого слова поясню – выражение «блок-бастер» является слэнгом английских лётчиков второй мировой войны, окрестивших так бомбу, особой сокрушительной силы, способной разрушать целые кварталы: «блок» — квартал, «bust» — разрушать.
Наблюдая за отечественным кинобизнесом на протяжении 30 «перестроечных» лет, можно констатировать невероятные технологические достижения и вместе с тем – деградацию нашего кинематографа. Деградацию духовную. «Рыночники»-авторы, режиссёры и продюсеры, забыв о кинематографе, как высоком Искусстве, (которое мы умели создавать до перестройки), устремились в ту разновидность деятельности, которую великий Русский мыслитель Иван Ильин назвал «доходным промыслом» и «эффектной пустотой».
Деградация Российского кинематографа будет очевидной, если мы возьмём для примера две чаши весов. На левую положим фильмы и имена тех, кто творил до перестройки: Эйзенштейн, Пудовкин, Довженко, Ромм, Тарковский, Бондарчук, Шукшин, Параджанов, Шепитько, Климов, Герман, Рязанов, Тодоровский, Михалков, Панфилов… На эту чашу можно положить еще несколько десятков имен замечательных художников, создававших глубокие, одухотворенные картины… А что мы можем положить на правую («постперестроечную») чашу? Одной руки хватит, перечислить тех, кто не предаёт кинематограф, как Искусство. Не мало ли для великой кинематографической державы?
Количественные показатели российского кинопроката могут радовать лишь чиновников и считанные единицы людей богатеющих кинобизнесом. В обществе назрел вопрос о духовном, воспитательном качестве предлагаемых народу, так называемых «кинопродуктов», вопрос соответствия создаваемых фильмов, узаконенным обществом «Основам государственной культурной политики».
Пришло время осознать глубочайшее воздействие экрана на жизнь нации, высокую степень доверия к кино зрителей, признать основополагающую роль кинематографа в духовном совершенствовании людей. Кинематограф, как важнейшая часть культуры, является фактором национальной безопасности государства. Пора признать, что кино может быть как полезным, так и вредным для человека. Кино может служить, как усовершенствованию, так и понижению духовного уровня и нравственных устоев народа. Вряд ли кто-то станет отрицать, что кинематограф не только форма развлечения, но прежде всего воспитания, просвещения, возвышения и просветления души и сознания человека. Пора признать влияние кинематографа на духовно-нравственное состояние общества, на его развитие, улучшение принципов общественной жизни и, в значительной степени, на позитивное мировоззрение людей. Не следует забывать, что кино — предмет деятельности чьего-то ума, а намерения этого ума могу быть либо нравственными и высокими, либо безнравственными и пошлыми. Кинематограф имеет глубокую моральную значимость, оказывая воздействие на тех, кто с ним соприкасается. Ибо зрители начинают воспроизводить нравственные устои ярких персонажей в качестве средства выражения своих мыслей, поступков и идеалов.
Никто не вправе отнимать у кинематографистов свободу творчества, но нельзя забывать и о нашей ответственности перед обществом.
За 7 лет Фондом кино, снято около 200 фильмов. Многим ли мы можем гордиться? МОЖНО ЛИ СЧИТАТЬ ДОСТИЖЕНИЕМ ВЫМУЧЕННЫЕ РЕМЕЙКИ И БУТАФОРСКИЕ ФИЛЬМЫ О ВОЙНЕ. НА ЭКРАН ПЕРЕКОЧЕВАЛИ ЛИЦА ИЗ ТЕЛЕВИЗОРА НЕ ТРОНУТЫЕ ИНТЕЛЛЕКТОМ, «ЗВЁЗДЫ» ШОУ-БИЗНЕСА, КВН И КОМЕДИ КЛАБ.
МНОГИЕ НАЗВАНИЯ ФИЛЬМОВ ГОВОРЯТ САМИ ЗА СЕБЯ: «КРЯКНУТЫЕ КАНИКУЛЫ», «ДАБЛ ТРАБЛ», «ДЕНЬ ДУРАКА», «СУПЕР БОБРОВЫ», «ВЫКРУТАСЫ», «БАРМЕН», «ДИГГЕРЫ», «БЛОГЕРЫ», «ДУЭЛЯНТЫ», «ОН – ДРАКОН», «САМКА», «ВОЙНА ПОЛОВ», «БЫСТРЕЕ ЧЕМ КРОЛИКИ», «МАФИЯ. ИГРА НА ВЫЖИВАНИЕ», «ДОЧЬ ЯКУДЗЫ», «САМОУБИЙЦЫ», «ПАРЕНЬ С НАШЕГО КЛАДБИЩА», «НОЧНЫЕ СТРАЖИ», «ТЁМНЫЙ МИР»… Хотим ли мы жить в таком мире и чтобы в нём жили наши дети? Много ли из двух сотен фильмов, созданных Фондом кино мы можем считать реальным достижением Российского киноискусства? Надо признать, что появлялись и достойные произведения: «ЦИТАДЕЛЬ», «БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ», «СОЛНЕЧНЫЙ УДАР», и, наконец, «ВРЕМЯ ПРЕВЫХ».
Эти фильмы не становились супер-лидерами кинопроката, но они были безусловным явлением экранного Искусства. Возникает вопрос: а правы ли мы в нашей коммерческой жажде успеха в «первый уикенд»? Напомню, что русская картина, вошедшая в десятку лучших фильмов всех времён и народов «Андрей Рублёв» не имела успеха в «первый уикенд». Ныне же, отмечая пятидесятилетие этого фильма мы видим, что «Рублёв» перекрыл кассовые рекорды и продолжает приносить прибыль по сей день. С этим фильмом зрители открывали историю Руси, жизнь святого. Фильм стал предпосылкой к прославлению и канонизации преподобного Андрея Рублёва. Этот, не окупившийся за «первый уикенд» фильм, покорил весь мир. На этом фильме возрастало самосознание народа, происходило воцерковление многих людей.
Не надо печалиться, что «Время первых» не собрало за уикенд больших барышей. Мы сами приучали зрителей к поглощению попкорна и чужебесия. Фильм «Время первых» ждёт долгоиграющее будущее, на нём будет воспитываться не одно поколение. В России успех фильма нужно измерять не «первым уикендом», а вечностью.
Возникает вопрос: кто сегодня в Фонде кино отвечает за духовное качество кинематографа? – Ответственных нет. Допустимо ли подобное, бесконтрольное парение? – Конечно недопустимо.
Посмотрим на состав попечительского и экспертного советов Фонда кино. В попечительском совете весьма уважаемые люди. Но читают ли они сценарии запускаемых фильмов? Думаю, что у занятых государственными делами людей, времени на это нет. Состав экспертного совета Фонда наводит на определённые размышления: почему из 20 членов совета – 14 продюсеров и прокатчиков? Налицо тенденция ориентации экспертного совета на «доходный кино-промысел». Правильно ли это. Мы считаем, что нет.
Общественный Совет выразил недоверие экспертному совету «Фонда кино» и политике Фонда кино ориентированной на «доходный промысел». Продюсеры могут быть в составе экспертов, но не в столь подавляющем количестве. Экспертный совет должен быть реформирован. Большая часть экспертов должна состоять из людей самых различных профессий: педагогов, медиков, представителей правоохранительных органов, духовенства, людей, которые могли бы внести реальный вклад в оздоровление экранной экологии. Эксперты-медики, оценивая предлагаемый сценарий могут сказать, что такой-то фильм послужит увеличению процента суицида и шизофренизации общества; педагоги – могут предупредить о негативном воспитательном эффекте, духовенство – предостеречь от провокаций и духовной деградации народа, правоохранители – могут предупредить о возможной поэтизации преступности, педофилии, извращений и прочих социальных пороков. Только такой состав экспертного совета может стать реально полезным для возрождающегося Российского кинематографа и общества и послужить просветлению сознания и повышению, а не понижению духовного уровня нашего народа, к чему призывает Российскую культуру Президент страны и государственная культурная политика.
Общественный Совет считает, что во времена мировых санкций, направленных против нашего государства, не целесообразно присутствие в экспертном совет Фонда иностранных контрагентов. Впрочем и российским прокатным монстрам, появившимся на теле России, следует задуматься о переформатировании своей прокатной политики в соответствии с основами государственной культурной политики. Нельзя забывать, что все мы являемся гражданами России и закон писан для всех.
Члены экспертного совета Фонда кино не могут распределять субсидии самим себе.
Если состав экспертного совета будет реформирован на предлагаемых Общественным Советом принципах, тогда не понадобится дополнительная экспертиза со стороны Общественного Совета, являющегося единственной контролирующей инстанцией при Министерстве культуры Российской Федерации, призванной осуществлять контроль за деятельностью Минкультуры и всех государственных культурных подразделений страны, за соответствием создаваемых произведений сути государственной культурной политики.
Фонд кино, расходующий государственные средства – народные средства, должен поддерживать лишь социально-значимые проекты. Асоциальные проекты оставим на совести частного кинобизнеса.
Необходимо введение системного, процентного планирования фильмов для детей и подростков, анимации, дебютов, авторского кино и т.д. Основы и стратегия государственной культурной политики диктуют необходимость усиления роли государственного заказа.
Министерство культуры Российской Федерации, являющееся головным органом государственной власти в области культуры, обязано контролировать работу Фонда кино и отвечать за выполнение основ государственной культурной политики в сфере кинематографа. Министр культуры Российской Федерации должен обладать правом «вето» в решениях Фонда кино, делегируемого представителю министра, входящему в состав попечительского совета. В экспертном совете необходимо присутствие и представителя Общественного Совета Минкультуры.
Не закрывая глаза на то, что в нашем обществе происходят объективные тектонические процессы тотальной капитализации и коммерциализации всех сфер бытия, Общественный Совет призывает всех собравшихся к осознанию мысли о том, что Культура и бизнес – понятия не совместимые. Сдадим культуру бизнесу – потеряем душу народа. Напомню провиденциальные слова Гоголя, не потерявшие своей актуальности: «Сейчас идёт бой, самый главный бой – бой за душу человека». Россия не должна этот бой проиграть.


Народный артист РФ Н.П. Бурляев выступил с докладом в ОНФ

Фото: Алексей Давыдов – Институт культуры МЧС России