«Государство должно понять, что кино — это оружие»

Народный артист России Николай Бурляев ждет от Президента судьбоносного шага, когда бюджет Минкульта будет равен военным расходам …

В Москве состоялось заседание правительственного совета по развитию отечественной кинематографии. Об отношении к точечной государственной поддержке отдельных исторических или литературных сериалов, к поддержке квотирования художественных кинофильмов российского производства в кинотеатрах, о том, необходимо ли ввести государственный протекционизм в киноиндустрии, нужно ли введение в школе предмета «История российского кино» – рассказывает в интервью «Русской народной линии» народный артист России, член президиума Общественного совета Министерства культуры РФ, Патриаршего совета по культуре, правления Союза кинематографистов России, президент международного театрального форума «Золотой витязь» Николай Петрович Бурляев:

Для меня очевидно, что мы должны возвращаться к принципу госзаказа и к стопроцентному финансированию кинематографа. Это будет первым шагом на пути вытягивания нашего кинематографа из катастрофического положения, в котором он оказался накануне Года кино. Быть может, мое мнение не совпадет с мнением чиновников или прокатчиков, превративших российский кинопрокат в отделение американского. Но это личное отношение человека, отдавшего кинематографу пятьдесят пять лет своей профессиональной жизни.

Катастрофа заключается в том, что если взять чашу весов и на левую сторону положить достижения кинематографа до 1991 года, а на правую чашу весов – постперестроечное кино, то увидим значительное превосходство советского кинематографа. На левую чашу весов можно положить Эйзенштейна, Довженко, Пудовкина, Барнета, Тарковского, Бондарчука, Чухрая, Кулиджанова и многих других людей. Правая чаша – постперестроечная. Кого можем перечислить. Михалкова, который работал и в советское время. Есть еще талантливые режиссеры Хотиненко, Сокуров, Лунгин с фильмом «Остров». Кто еще? Я даже затрудняюсь продолжить этот список.

Положение катастрофическое, ибо кинематограф пошел по пагубному рыночному пути. Ныне всё измеряется успехом в первый уик-энд, хотя в России надо измерять успехом вечности, что очень трудно понять нашим кинопрокатчикам. Кинематограф находится в плачевном состоянии по вине руководства государства и бывшего Союза кинематографистов Э. Климова и его соратников, ввергших нас в рынок самоокупаемости. В России уничтожены почти все киностудии России, а выжившие на ладан дышат. Я приветствую точечную поддержку кинематографа, но нужно, чтобы она превратилась в веерную, системную поддержку.

Я выступаю за квотирование доли фильмов российского происхождения в кинотеатрах. Но только было бы что квотировать. Конечно, необходимо ограничивать интервенцию Запада — антикультуру и понижение экранного уровня, понятия киноискусства. Но что мы предложим? Чем мы привлечем внимание зрителя? Это самый главный вопрос, который не будет решён, пока руководство государства и Министерства культуры не осознают, что не всё можно отдавать в частные руки.

Я согласен с Владимиром Мединским, что без государственного протекционизма невозможно поднять киноиндустрию. Но это должно быть понятно на высшем политическом уровне — наши руководители должны осознать, что нельзя отдавать кинематограф в частные руки. Мы же не отдаём никому атомную бомбу. Это наше оружие, как и кино, которое является духовным и стратегическим орудием государства, которое должно заботиться о сохранении народа. Президент уже сделал первый шаг в этом направлении, подписав Указ об основах государственной культурной политики.

А теперь я ожидал бы от Президента второго судьбоносного шага – выведение культуры и кинематографа из рынка. Мне могут возразить: «Вы с ума сошли? Как можно вывести кино из рынка, когда во всем мире кинематограф рыночный?» Я считаю, что рынок – это пагуба кинематографа. Я имею основание так думать, ибо мой друг и учитель Андрей Тарковский в 1980-е годы говорил о наступлении на киноискусство торгашей от экрана. Во главе стал рубль. Если кино окупается – это прекрасно. И примеры окупающихся фильмов были при советской власти, когда все пять тысяч кинотеатров показывали фильмы.

Государство должно понять, что кино — это оружие, поэтому нужно вкладывать существенные финансы не только в кинематограф, но и в культуру. Мне вновь возразят: «Где взять деньги в кризис?» Если сделать бюджет Министерства культуры равнозначным бюджету Министерства обороны, ведь культура — это оборона души человека, то уже через три-четыре года мы получим отдачу. В стране пойдёт на спад преступность, наркомания, социальные пороки. Можно зрелищно поднимать новые поколения на настоящих подвигах самоотверженности и гармонии. И не надо сетовать, что рейтинга не будет. Рейтинги придумали те, кому они выгодны. К тому же их подтасовывают под нужный результат.

Напомню, что рейтинги советских фильмов измерялись десятками миллионов человек. Я заявляю ответственно, опираясь на собственный опыт, что можно вернуть былое кино и былой успех. Фильмы, в которых я участвовал, приносили огромные деньги российскому бюджету. Когда мне предоставили кинотеатр на окраине города, я начал показывать наши лучшие документальные фильмы, которые проходят через кинофорум «Золотой витязь». И ко мне на второй-третий день на окраину города в кинотеатр «Эльбрус» поехали люди из области с просьбой продолжать эти показы. Зрители меня спрашивали: «Где вы взяли эти фильмы? Откуда это чудо?»

Я поддерживаю идею Президента ввести в школе предмет «История российского кино». Я по скромности утверждения был вслед за Путиным. Когда он предложил идею ста литературных произведений, то в тот день мне позвонили с телеканала и задали вопрос, как я к этому отношусь. Тогда я сказал, что абсолютно поддерживаю сто лучших литературных произведений и считаю, что можно ввести в школе сто лучших фильмов, на которых будут расти наши дети.

ruskline.ru