Николай Бурляев: «Современным актерам негде себя проявить»

С 23 по 27 марта 2016 года в рамках Года российского кинематографа прошел фестиваль духовно-нравственного кино «Золотой Витязь в Перми». Об итогах фестиваля и о ситуации, сложившейся сегодня в российском кинематографе, корреспондент «Русской Планеты» Евгения Воробьёва побеседовала с народным артистом России, президентом Международного Форума «Золотой Витязь» Николаем Петровичем Бурляевым.

Николай Бурляев: «Современным актерам негде себя проявить»Мы привезли в Пермь, — начал Николай Петрович, — игровые и документальные фильмы, премированные на Международном Кинофоруме «Золотой Витязь». В этом году МКФ «Золотой Витязь» отмечает 25-летний юбилей. С самого начала мы провозгласили его девиз: «За нравственные идеалы, за возвышение души человека». В начале 90-х это было удивительно для коллег, начавших «перестройку» кино на рельсы коммерческой вседозволенности, пошлости и «мутации духа» нашего народа. Но прошло 25 лет, и девиз, и идеи, которые мы озвучивали в 92-м году, легли в основу новой Государственной культурной политики. Мы не ждали, пока государство развернется в сторону просветления Отечественной культуры, — мы терпеливо служили этому просветлению. 25 лет собирали свой кинофонд, в котором на сегодняшний день насчитывается 7700 фильмов.

Мы начали создавать свой альтернативный кинопрокат позитивного кино. Открыли 100 киноклубов «Золотой Витязь» — от Дальнего Востока до Косово, от Калининграда до Северного Кавказа. Именно с позитивным кинематографом мы сегодня приходим в Пермь, которая, как и вся Россия, нуждается в обновленной культурной политике. Ведь и сюда «лукавый» протягивал щупальца современного псевдоискусства, уродуя пермское культурное пространство.

Конечно же, какие-то фильмы-лауреаты «Золотого Витязя» попадали на большой экран — о фильмы Михалкова, Хотиненко, «Страсти Христовы» Мэла Гибсона… Но большинство замечательных фильмов, премированных на «Золотом Витязе», произведений, возвышающих душу человека, не были приняты российским кинопрокатом, превратившемся в «отделение американского кинопроката», считающего высокие по духу фильмы «неформатом».

«Золотой Витязь», не оглядываясь на заокеанские установки прокатчиков, показывал и собирал фильмы всех жанров: художественные, документальные, анимационные, студенческие, детские. Российский детский кинематограф был практически уничтожен при правлении Швыдкого, который расформировал Киностудию детских и юношеских фильмов им. Горького. Им же уничтожена летописная кузница страны — Киностудия документальных фильмов.

Я абсолютно уверен в том, что можно изменить экранную политику страны кардинально — углубить её, возвысить и просветлить, вспомнить то ценное, что было в нашем прежнем великом кинематографе, которым восторгался весь мир. И удивлялся, что в Советском Союзе кинематограф — вторая статья дохода госбюджета.

Приведу пример из своей практики. Мне передали кинотеатр «Эльбрус» на 1200 мест на окраине Москвы, в котором до моего присутствия украли кинопроектор и огромнейший киноэкран — едва ли не самый большой в Москве. Я арендовал экран поменьше и видеотехнику и стал показывать то, что считалось непопулярным, «нерейтинговым», «неформатным», — документальное кино. На первом же сеансе был полный зал. На третий показ к нам стали приезжать люди даже из области. И они спрашивали: «Откуда у вас такие фильмы? Продолжайте, пожалуйста, показывать их». Людям нужно говорить о том, что есть другое кино, которое позволяет возрастать духовно, а не падать в бездну.

На кинофестивале в Перми я покажу свой авторский фильм «Лермонтов». В этом году исполняется 30 лет с момента его выхода на экран. На примере Лермонтова я хотел представить образ подлинного героя нашего времени, героя на все времена: патриота, подвижника, пророка, бесстрашного офицера первого российского спецназа, показать пример, которому захотят подражать молодые люди.

Я приветствую появление фильмов о наших классиках, только если они не тенденциозны, хотя в искусстве, конечно, все тенденциозно. Главное, какой тенденции художник придерживается. Но я против девальвации образов наших классиков, как, например, в фильме о Бунине «Дневник его жены», где Иван Бунин показан психопатом, где вывернуто наизнанку все его грязное белье. Я за то, чтобы создавались такие фильмы, как «Пушкин», «Лермонтов», «Есенин», «Гоголь. Ближайший», «Любовь и правда Фёдора Тютчева», — это духовная пища для народа, для подрастающего поколения. Нужно быть бережными в отношении к нашей истории, к нашим классикам.

Если сравнивать по сложности съемки документальных и игровых фильмов — они несоизмеримы. На создание художественного фильма «Лермонтов» ушло шесть лет моей жизни. В работе над ним участвовало до 5000 человек. Строились декорации, в петербургских дворцах снимались балы, были задействованы большие массовки, армия Северо-Кавказского округа. Это огромный труд и большие затраты. Документальный фильм создать проще, но сегодня это путь подвижников. Режиссеры-документалисты неизвестны сейчас нашему народу. Хотя лично я могу назвать десятки имен замечательных мастеров. Они стоически продолжают работу на пределе своих сил, и я считаю, что документальное русское кино сегодня во многом выше, чем игровое.

На фестиваль в Перми приехало много замечательных артистов: Алексей Петренко, Зинаида Кириенко, Владимир Гостюхин, Сергей Шакуров, Лариса Голубкина, Борис Щербаков, Валерий Баринов, Инга Шатова, Ольга Кабо. Мы вспоминали и наших выдающихся кинематографистов, уже покинувших этот мир. Сергея Бондарчука, Андрея Тарковского, Андрея Миронова, чей 75-летний юбилей мы отмечаем в этом году. Андрей Миронов мне был известен, так как мы с ним почти одного возраста и мы часто «пересекались» в общих компаниях. Тогда, когда он был просто Андрюшей и еще не был известным актером – делал только первые шаги. Я считаю, что Андрею повезло в том, что он жил в то время, когда ему предлагались столь разноплановые роли, в которых он мог проявить свой незаурядный талант. Сейчас мне жалко актеров, которым негде себя показать. Есть несколько имен, заслуживающих уважения, не разменивающихся на «эффектную пустоту». У большинства же актеров в сегодняшнем «рыночном кинопотоке» просто нет той питательной почвы, на которой они могут как актеры проявиться и «потрясти» зрителя .

По материалам «Русской Планеты»