Николай Бурляев: «Я не испытываю эйфории от завершившегося Года российского кино…».

В России завершился Год российского кино. Его итоги прокомментировал в интервью «Русской народной линии» народный артист России, заместитель председателя президиума Общественного совета Министерства культуры РФ, член Патриаршего совета по культуре, правления Союза кинематографистов России, президент Международного Форума «Золотой Витязь» Николай Петрович Бурляев:

«У меня противоречивое отношение к Году кино и к российскому кинематографу. Я не могу разделить эйфорию чиновников и преуспевающих кинопродюсеров и режиссеров, которые пытаются вписаться в мировой голливудский кинопоток. В Год российского кино мы можем констатировать безоговорочную духовную катастрофу русского кинематографа, предательство традиций, которые нам передали наши предтечи — величайшие режиссеры планеты: Эйзенштейн, Довженко, Тарковский и Бондарчук. Кино как искусство продано и ввергнуто государством в то, что Иван Ильин обозначил как доходный промысел.
Мои коллеги бросились в эффектную пустоту. Посещая кинотеатры, построенные на западные деньги и обслуживающие интересы Голливуда, а иногда и наших режиссеров, вписавшихся в американский кинопоток, удивляюсь: неужели наши драматурги забыли законы драматургии и то, как пишутся сценарии? За редким исключением почти во всех российских фильмах отсутствует уверенная, продуманная драматургия. Как будто наши режиссеры и сценаристы не учились во ВГИКе и других вузах и не знают, как снимать кино. Нельзя просто так брать человека с улицы и давать ему право делать фильм! Даже самый успешный продюсер, который правит всем кинопроцессом, не вправе делать кино. Конечно, он может делать все, что пожелает, но вряд ли эти работы можно будет назвать киношедеврами.
Я вижу, как падает уровень нашего кинематографа. Ладно бы, упадок касался только драматургов, режиссеров и прокатчиков, но ведь эти грешные люди понижают духовный уровень российского народа, искажают высокие категории бытия. В кинематографе напрочь утрачено третье измерение, то, чем обладал величайший режиссер планеты Андрей Тарковский. Он преподал нам урок, каким может быть кино как искусство. Наши режиссеры, драматурги и прокатчики об этом вообще не задумываются, ползая в прахе кинорынка и российского кинопроката, ставшего отделением Голливуда. Таково мое отношение к современному российскому кинематографу».

По материалам «Русской народной линии»