России как никогда нужна вера

Николай Бурляев хочет разбудить сердца русского народа

Когда мы договаривались о встрече, Николай Петрович несколько раз повторил:

— На храм, на храм ориентируйтесь. Он с Симферопольского шоссе хорошо виден, по нему направление держите. А изба моя третьей справа от него будет.
Храм мы увидели издалека. Эдакую красоту не способны испортить ни люди, ни время. Основательная работа. А вот с избой мы откровенно промахнулись. Подумали на другую, которая побогаче. А оказалось, что у Николая Петровича все гораздо проще. Дом больше десяти лет строится. По импровизированным мосткам, кругом песок и глина, вошли в дом. Духмяный, светлый, деревянный. С настоящей огромной русской печкой и иконами. В кабинете Николая Петровича на стене икона и две церкви. Одна на картине. А вторая, Крестовоздвиженская… прямо в оконном проеме. Хорошо!

— Наверняка в возрождении этого храма есть и ваш вклад?
— Я только приехал сюда, но уже пытаюсь чем-то помогать. В наших планах открытие здесь центра культуры и киноклуба «Золотой витязь». Ведь наш кинофорум обладает уникальным фондом – 2700 фильмов, соответствующих девизу «За нравственные, христианские идеалы. За возвышение души человека». Жители смогут увидеть лучшее, чем владеет «Золотой витязь».

— У людей в современном мире остались ценности?
— Я не берусь говорить за всех. Для меня ценности и сегодня остаются такими же, какими они были полвека тому назад. С ними, полагаю, я родился и рос и сегодня ощущаю их в душе. А каждая душа, как говорил Тертуллиан, по природе христианка. И вот эта каждая душа, надеюсь, и ощущает эти истинные ценности.
Я очень много езжу по России и вижу, что сопротивление души-христианки скрытое, потаенное, но оно очень мощное. Как только приходит «Золотой витязь» в какой-нибудь регион, в Рязань, допустим, и показывает 250 фильмов, то их смотрят в течение десяти дней в переполненных залах около 150 тысяч человек и полтора миллиона по телевидению. И знаете, что говорят аналитики правоохранительных и медицинских органов? Происходит резкое понижение преступности, наркомании и самоубийств. Почему? Да потому, что мы приходим и показываем людям те самые ценности. Мы показываем им традиции великой России, величайший дух нашего народа, его подвижничество. И христианские души просыпаются. И они вылезают из петли, прекращают пить и колоться. Не идут грабить ларек.

— Численность населения России падает. Что противопоставить этому?
— К смерти готовься, а рожь сей. Так говорит пословица русская. И не надо ждать милости от природы и от государства. Женщинам надо рожать. К этому они призваны Господом. Не к тому, чтобы самоутверждаться в гордыне, отчего разрушаются семьи. Ведь еще Лермонтов говорил: «Я не люблю женщин с характером.
Их ли это дело?» Рожать, именно к этому призвана женщина. К деторождению, обережению очага. Продолжайте рожать. Прокормим! У меня вот пятеро детей. Трудно, но все живут, учатся. У всех планы на будущее. А было бы восемь, и восемь потянули бы. Господь управит. Рожайте.

— В чем правда жизни в отечественном кинематографе? И есть ли она вообще?
— Правда жизни в нынешнем кино? Ее нет. На экране кино и телеэфира рыночная продукция. Но есть отдельные исключения – «Остров», то, что делает Александр Сокуров, фильмы Михалкова.
Правда жизни в его документальном фильме «Анна: от 6 до 18». Правда жизни, правда эпохи, правда России. Крик его, исповедь. И очень много такой правды в документальном кинематографе. Могу вам обозначить сотни имен и тысячи фильмов.

— Мне думается, что с течением времени образы людей, с которыми мы были знакомы, могут измениться. Поменялся ли для вас образ Андрея Тарковского?
— Абсолютно нет. Каким он был для меня в первую нашу встречу в 1961 году, когда я пришел на кинопробы «Иванова детства», таким остается и до сих пор – цельный, неизменный. Только к нему что-то все время прибавлялось. Но прибавлялось лишь то, что я при первой встрече интуитивно почувствовал. Тогда я ощутил небесную душу человека, который живет в двух измерениях. В яви, где он сейчас присутствует: шутит, острит, рассказывает анекдоты. И мгновенное переключение духа на какие-то высшие пласты. Отчетливо видно: человек переместился в иные измерения, улетел духом очень высоко.
Вот это-то я и отметил в нем сразу. Потом я очень часто говорил, что Андрей Арсеньевич был человеком верующим. Но долгие годы не было доказательств. А то, что он был первым, кто надел мне православный крестик на шею на «Андрее Рублеве», – этого было недостаточно. О Боге в те годы атеизма мы не говорили. Но я и некоторые актеры утверждали: Андрей был человеком верующим. И вот подтверждение этому пришло. Несколько лет тому назад в Доме кино отмечали одну из дат памяти Андрея Тарковского. И по замыслу режиссера этого вечера я, как и многие актеры, игравшие у него, должен был читать отрывки из его дневников. И когда мне дали текст, который я должен был прочитать, я увидел то самое подтверждение.
Прямое обращение Андрея к Богу: «Чувствую, Господи, руку Твою на затылке моем, и только тяжесть грехов и злобы моей не дают мне творить волю Твою. Верую, Господи…» И я чувствовал в нем человека Божьего, хотя он был очень разный. Жесткий, иногда жестокий, экстримистичный, эгоцентричный – все там было! Я даже осуждал его внутренне за то, что он был исполнен гордыни и был большого мнения о себе. Но он имел на это право.

— Как он относился к своим коллегам – другим режиссерам?
— Я помню, как он был однажды у нас дома, мы общались за трапезой, и потом Андрей вдруг обмолвился: «Уровень режиссуры так низок, что подняться над ним мне не составит никакого труда».
Я подумал: «О, как ты говоришь». Но он действительно понимал, что уровень-то низкий. Он признавал лишь шесть режиссеров в мире: Феллини, Бергмана, Антониони, Бенюэля, Бессона, Куросаву. Американского кино он в упор не видел.

— Что необходимо России?
— Быть мощной духовной державой с такой же мощной культурой. И с непоколебимой верой.

Справка «ВМ»
Николай Бурляев – народный артист России, председатель Международного объединения кинематографистов славянских и православных народов, президент Международного кинофорума «Золотой витязь», член правления Союза кинематографистов РФ, член Союза писателей РФ.
Награжден орденами святого Всехвального апостола Андрея Первозванного и преподобного Сергия Радонежского.
Родился в Москве.
Окончил актерский факультет Школы-студии имени Б. В. Шукина и режиссерский факультет ВГИКа.
Снимался в фильмах: «Иваново детство», «Андрей Рублев», «Мама вышла замуж», «Служили два товарища», «Всегда со мною», «Несколько дней из жизни Обломова», «Игрок», «Проверки на дорогах», «Отпуск в сентябре», «Военно-полевой роман», «Мастер и Маргарита» и др.
Поставил фильмы «Лермонтов», «Все впереди».

МНЕНИЯ
Что значит для вас отечественный кинематограф?
Депутат Александр СЕМЕННИКОВ:

Мне кажется, что в ряду мировых кинематографических школ русская котируется достаточно высоко. Мало того что на фильмах Эйзенштейна учились знаменитые режиссеры, так еще и сейчас наши кинофильмы регулярно берут призы на международных кинофестивалях. Конечно, есть сферы, в которых мы уступаем заграничным производителям, например, в зрелищности, ради которой собираются большие залы и аудитории. Но есть и сильные стороны. Я говорю о «кино не для всех», в котором мы как никто другой изображаем различные психологические человеческие травмы. Я часто замечал, как натыкаюсь на какой-нибудь наш фильм, пусть даже и видел его тысячу раз, и не могу от него оторваться, пока не досмотрю до конца.Особенно это касается безобидных комедий Гайдая. Или сериалов типа «Место встречи изменить нельзя» или «Семнадцать мгновений весны». Мне нравятся фильмы Тарковского: «Андрей Рублев» и «Зеркало». А недавно мне на глаза попался старый фильм «Премия», где играет Янковский и Леонов. И понял, что наш кинематограф великолепен талантливой и виртуозной игрой актеров.

Депутат Валерий ШАПОШНИКОВ:

Я в кино не хожу, за исключением походов с внучкой на детские фильмы. Скажу откровенно, что в театр хожу чаще. Там другие ощущения: какая-то близость с актерами, эффект присутствия и более глубокие переживания. А вообще больше люблю старые советские фильмы. В них была вера в светлое хорошее будущее, и порой кажется, что артисты играли естественнее и реалистичнее. И вообще в советские времена снимали много хороших комедий, детских сказок, как, например, «Приключения Буратино». Наверное, потому, что тогда основным был кинематограф, и только потом театр. А может быть, потому, что сегодня все больше раскрывают секреты кинематографа: как снимают фильмы, какие спецэффекты используют и так далее.
А может быть, просто времена меняются, или я стал другим…

Депутат Антон ПАЛЕЕВ:

У меня с отечественным кинематографом сплошные противоречия. К сожалению, у нас очень мало действительно хороших фильмов. Я говорю о низкопробных сериалах – той похабщине, которую каждый день выливают на нас с экранов телевизоров, той безвкусице и серости. Я называю это «низкопробщиной». Вызывают удивление сплошные мордобои и насилие в боевиках, даже если там фигурируют известные фамилии актеров и режиссеров. Сегодня кино, снятое талантливейшими режиссерами, как правило, тематическое. И такие фильмы, безусловно, занимают большее место в моей жизни. Они понятны зрителям и рассказывают о нашей жизни, о проблемах и переживаниях. Обидно то, что сегодня довольно часто низкопробный продукт выдают за что-то выдающееся, с претензией на прекрасное, и создают себе таким образом рейтинг. У меня много любимых фильмов из нашего кинематографа. Например, один из последних фильмов Никиты Михалкова «12». Может быть, правосудие в большинстве своем не похоже на наше, российское, но та философия, которая заложена в фильме, любопытна. Я считаю, здорово, что режиссер показал именно такой вектор, направленный к свободе, к свету, к объективному и беспристрастному рассмотрению судами дел.

Депутат Иван НОВИЦКИЙ:

Для меня он значит очень многое. Ведь мы воспитывались на кинематографе. Еще использовали цитату Ленина: «Из всех искусств для нас важнейшей объявляется кино». Я имею в виду, что в советские времена люди многое познавали с помощью кино. Оно было очень важно. Я считаю, есть много хороших как советских, так и современных фильмов. Думаю, прелесть нашего отечественного кинематографа в том, что в нем есть большое разнообразие: и драмы, и комедии, и трагедии – вообще по вкусу и настроению.

Депутат Ирина ВЕЛИКАНОВА:

Я всегда любила наше кино, потому что оно было и остается для меня частью моей родины, ее истории. Я рада, что оно возрождается. И что московское правительство финансирует производство российских фильмов, которые, по сути, сегодня являются составляющим воспитания нашей нации. Мы видим, что больше стало появляться колоритных фильмов, причем не только для взрослых, как «Сибирский цирюльник», но и для молодежи – «9 рота».
Он стал культом для наших ребят. К ним я бы отнесла популярный фильм «Адмирал» и недавно вышедший на экраны кинотеатров «Тарас Бульба».

 

Автор: Ирина ДОЛГОПОЛОВА, Юлия ДРАЧЕВА
Вечерняя Москва