«Золотой Витязь 2009» – «Курская дуга» российского кинематографа

На вопросы Михаила Скрипача, ведущего программы «Звезды онлайн» канала KM TV, отвечает Президент МКФ “Золотой Витязь”, Секретарь Союза Кинематографистов России, народный артист России Николай Петрович Бурляев.

— Здравствуйте. В эфире KM TV программа «Звезды онлайн» и я, ее ведущий, Михаил Скрипач. И в гостях у нас сегодня интереснейший человек. Кстати, я не знаю, подходит ли он под формат программы «Звезды онлайн», но человек очень-очень известный и, наверное, он… Вы слово «звезда» воспринимаете?

— Я был им, так сказать, поименован в детстве после «Иванова детства», но относился к этому с чувством юмора всегда.

— Я теперь буду перечислять самые основные регалии этого человека. Председатель международного объединения кинематографистов славянских и православных народов, президент международного кинофорума «Золотой Витязь», секретарь Союза Кинематографистов РФ, ну и народный артист России. Я думаю, еще можно сказать, талисман двух Андреев – Тарковского и Кончаловского. Можно так еще сказать?

— И Никиты Михалкова.

— И Никиты Михалкова еще, то есть вот такой вот тройной талисман. Сегодня у нас в гостях Николай Петрович Бурляев. Здравствуйте, Николай Петрович.

— Здравствуйте.

— Я просто все прочитал из вашей книги «Золотой Витязь». В принципе, я думаю, что основой сегодняшней программы будет именно вот это название – «Золотой Витязь», это словосочетание. Что это такое и, как говорится, с чем его едят – все вы будете рассказывать сами. Буквально недавно, можно сказать, на днях, в конце мая, завершился 18-й кинофорум международный «Золотой Витязь». Хотелось бы узнать вашу оценку, довольны ли вы тем, как он прошел?

— Плохо никогда не было на «Золотом Витязе», но то, что было в этом году, превзошло все ожидания. Это был, пожалуй, самый лучший кинофорум за все 18 лет, хотя еще раз я говорю, что плохо не было никогда, и каждый год коллеги мне говорили: «Это был самый лучший «Золотой Витязь». Но сейчас я считаю, что вот этот был самый лучший и самый прорывный «Золотой Витязь». Я это оцениваю как трамплин в будущее. Закончился период мужания и совершеннолетия (18 лет), «Витязь» достаточно окреп. Для «Витязя» делают фильмы в мире, и в киноакадемиях мира говорят, что «мы будем работать не для Канн и для Оскара, а для «Золотого Витязя». Пишутся сценарии, пьесы, чтобы играться на театральном форуме «Золотой витязь». Идет очень серьезная работа эти годы, и в этом году прорыв был, потому что, во-первых, приветствие президента РФ. То, что приехал оглашать это приветствие в Липецк советник президента по культуре — это два. И остался на два дня этот советник, чтобы участвовать в круглом столе, тема которого была «Российский кинематограф сегодня и завтра», а точнее — «Будущее России и насущные задачи национального кинематографа». И чтобы провести этот круглый стол, прибыли из Москвы советники и президента, и двух председателей двух палат Парламента — и Верхней, и Госдумы, а кроме того, 200 кинематографистов талантливейших во главе с руководителем Союза Кинематографистов России — Никитой Михалковым. Были секретари Союза, члены Правления, и практически это было выездное собрание Союза, секретариата Союза Кинематографистов. И что порадовало меня — что за всю мою 50-летнюю практику, а я уже в этом году отмечаю 50 лет творческой деятельности, от года создания первого фильма я считаю, с 1959 года, не было никогда такого разговора. Во-первых, уровень тех, кто говорил,— это ведущие кинематографисты, практически, мира и России. И потом, дух этого Собора — иначе и не назовешь,— дух единомыслия, когда уже нет тут рядом врагов, пятой колонны, которой травили Михалкова эти последние полгода, истратив на это 500 000 долларов, на эту компанию травли в прессе. Все говорили на одном, общем, понятном друг другу русском языке. Говорили единомысленно о том, что дальше так продолжаться не может в сфере экранных искусств — кино и телевидения, что государство должно круто менять культурную и кинематографическую политику. И итогом этого Собора явился, по-моему, очень важный документ, который озаглавили как «манифест кинематографистов», это будущее российского государства и насущные проблемы национального кинематографа. Этот документ уже опубликован в СМИ, и на вашем сайте, и на сайте «Золотого Витязя», и в «Известиях», и передан лично в руки президента РФ и председателя правительства. В этом документе кинематографисты планеты, а главное — России, говорят о том, что дальше так продолжаться не может. Что подобная культурная кинематографическая политика, ориентированная на вестернизацию нашего общества, изжила себя, но крепко напакостила, подняв поколение антипатриотов, так сказать, ориентированных на деньги, увеличив в России преступность, проституцию, алкоголизацию общества, в общем, все пороки социальные — от голубых до розовых. Нам объяснял экран все последние годы, что это все нормально. Они тоже люди, и у них есть права. То есть приучали к так называемой толерантности. В данном плане это терпимость ко греху. Все можно.

— Назовем так – западный образ жизни.

— Если угодно, западный образ жизни дехристианизированного мира. И недаром на Западе тысячи костелов и храмов отдаются под дискотеки, продаются за бесценок. Это в России идет строительство новых храмов и реконструкция, укрепление и возрождение, а там — упадок и деградация духовная. Так вот, чтобы этого не было в России, мы и приняли этот Манифест. И надеемся, что под ним будут подписываться не только деятели кинематографа, но и простые граждане. И я обращаюсь к тем, кто нас видит и слышит – вы заходите на наш сайт www.zolotoyvityaz.ru, там вы увидите Манифест, и он открыт для подписей, пусть это будет референдумом нашего народа, с которым мы ознакомим наше руководство.

— Давайте чуть-чуть поговорим об истории создания этого фестиваля, точнее, кинофорума. Это был 1992 год. Скажите, насколько тяжело было в те годы строить такой форум? Ведь годы были непростые — страна вообще полностью менялась, все менялось.

— Вам лет-то сколько?

— 26 лет.

— 26… Значит вам уже тогда, когда мы родили этот кинофорум, было 7–8 лет. И вы, конечно, не помните, как в 1992-ом ОМОН избивал дубинками наших отцов и матерей, которые выходили на улицы с протестом против капитализации нашего общества, против натиска на патриотизм и т. д. За это расстреливали, в 1993 году наш Парламент, когда поднялся «Золотой витязь» и в полный голос заявил девиз, который гласит: «За нравственные идеалы, за возвышение души человека». Прошло три года, и Владыка Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн порекомендовал нам добавить в девиз понятие «христианские идеалы», «за нравственные христианские идеалы». Мы это добавили, хотя я опасался, что прибавив это понятие, мы ограничиваем собственное поле деятельности. Я ошибался, поскольку поле истины — оно беспредельно. И мы стали обретать еще больше фильмов, которые соответствуют девизу, но более того, авторы фильмов стали понимать, что они могут делать, чтобы участвовать в нашем форуме, а что нет. Идет очень большая просветительская и духовная работа с самими кинематографистами. Мы приучаемся сами, и я, и мои друзья – мы приучаем наших коллег все мерить мерою Христа и не бояться, что ты останешься в одиночестве. И какое одиночество? Мы создали творческий союз, который стал самым крупным в Европе, это международное объединение кинематографистов славянских и православных народов. За 11 лет жизни нашего объединения его членами стали 12 000 человек. Для справки – в Союзе кинематографистов России, где я так же в руководстве Союза, я секретарь Союза, но в этом российском союзе 5 200 человек, а в том, всеславянском,— 12 000 человек. Есть разница? А российскому союзу уже 70 лет, а нашему Союзу всеславянскому только 11 лет. И еще я полон оптимизма в мои-то 62 года, потому что, во-первых, внимание руководства державы к тем идеям, которые несет «Золотой Витязь». В послании президента к Федеральному Собранию два года тому назад, Путин впервые, читая это Послание, уделил вот такое внимание, такой подвал, теме культуры. Обороне вот такое место, экономике вот такое место и культуре такое же место. Это было для нас потрясением, мы поняли, что там задумались о том, куда катится Россия, что без культуры никуда мы не денемся. И в этом докладе, в этом обращении, использовались почти цитаты «Золотого Витязя», то, что мы говорили все 18 лет. О том, что наша культура, возможно ее развитие, только опираясь на традиционные духовно-нравственные ценности. Это как бы наше устремление, уже принятое государством. Далее, что самое главное. Нашим почетным попечителем согласился быть Патриарх Кирилл, с кем мы работаем все эти годы, и я рад, что став Патриархом он не изменил отношения к нам. Более того, он поддержал перед высшим руководством идею создания в будущем году в рамках праздника славянской письменности и культуры Первого Славянского форума искусств «Золотой Витязь». В одном главном городе, где будет этот праздник, а видимо, это будет Москва, будут идти параллельно все форумы «Золотого Витязя», уже имеющиеся кинофорум «Золотой Витязь», театральный форум «Золотой Витязь», форум русского боевого искусства «Золотой Витязь», прибавится литературный форум «Золотой Витязь», музыкальный форум и форум изобразительных искусств. И Москва будет в течение 20 дней или месяца жить вот в этом мощном славянском духовном потоке.

— То есть Москва станет культурной столицей на это время?

— Да, это Третий Рим, и ей положено быть культурным планетарным центром. И не разносчиком рокового безобразия, рок — это и не музыка, а все, что угодно. Это бизнес, это шоу, но это не музыка. Музыка — это Рахманинов, или Глинка, или Мусоргский, и Чайковский, а эти три аккорда, примитивные и глупые две фразы, которые все время нам навязывают,— это не музыка и не поэзия. Но наш народ и молодежь, как вы и еще младше, приучили, причем очень быстро, и я удивляюсь — как это возможно? Стадионы заполняются вот этими молодыми людьми, которые под это дело кайфуют, балдеют и внедряются самые низменные ценности. Вот это меня просто поражает.

— Я, честно говоря, немножко готов поспорить с высоты своего маленького полета. Но рок тоже имеет разные направления, и есть действительно музыка.

— Имеет. Я танцевал рок в 15 лет — чарльстон, рок, и удивлял всех, делал чуть ли не сальто в роке. Но я этому отдал год, два. Потом понял, что не это главное, а главное — жизнь духовная.

— Почему международный кинофорум проходит именно, например, не в такой культурной столице России, как Санкт-Петербург, или столице Москва, а в провинции? Причем каждый год города меняются, и города очень интересные.

— Кинофорум «Золотой Витязь» стал странствующим «витязем», странствующим рыцарем, так ему определил Господь.

— На то он и витязь.

— Он шел туда, где он был в данный момент потребнее всего. Родился здесь, в Москве, в 1992 году. Уже второй кинофорум «Золотой Витязь» мы провели в Югославии, в блокадной Югославии. Через месяц после того, как Козырев, бывший министр иностранных дел, посмел от имени русского народа предать сербов и объявил в ООН о том, что, мол, мы поддерживаем, Россия, эмбарго и санкции против братского народа, что делает «Золотой Витязь»? Он собирает армию из 55 деятелей русского, украинского, белорусского кино и, пересекая границы, почти нелегально добирается до Югославии и там проводит форум. Третий форум был в столь же непризнанном месте, как Приднестровье, отторгла Россия это место, хотя Приднестровцы держат это место для России, не для Молдавии, не для Америки – для России берегут это место, и русский дух, и патриотизм. Но этого не понимало руководство, а мы это поняли, и мы туда пришли и там провели форум. Туда приехал Никита Михалков, прервав триумфальную поездку по Франции, на два дня раньше оттуда вырвался, как обещал нам, и приехал туда, понимая, что это важно, чтобы люди увидели, что к ним относятся как к людям. И так мы и начали блуждать по разным городам и странам. На Украине провели форум против воли украинского руководства тогдашнего. Потому что министр культуры тогдашний мне ответил на письмо мое, что считает нецелесообразным проведение в Киеве (и по Днепру мы думали поплыть) кинофорума «Золотой Витязь», так как в мае месяце того года у них планируется очень много разных форумов. В том числе и международный валютный фонд, и, мол, нет места для «Золотого Витязя». Что делает «Золотой Витязь» — обретая в том, именно в том году, это было один раз, но это было, отдельную строчку в бюджете российского государства, такое было чудо, и имея деньги наши, от нашего Парламента и правительства, мы на эти деньги привозим армию «Золотого Витязя», 24 страны, 200 участников, в Киев, арендуем театр Ивана Франка, проводим потрясающее открытие, в этот же вечер погружается на теплоход «Шевченко» и плывем по Днепру до Севастополя по всем приднепровским городам, где нас каждое утро ждут сотни, тысячи людей с хлебом и солью, оркестром, украинскими танцами. И где мы показывали руководству, а они все глядели за нами, как там мы идем по Днепру, они глядели, с какой теплотой и единением мы проводим эту программу. Вот так мы и блуждали и, видимо, ждали того, когда дозреет политическое руководство до осознания того, какое же духовное богатство и какую правоту идей несет «Золотой Витязь» и будет нас поддерживать. И вот это время, я надеюсь, пришло.

— Крайний фестиваль, форум, проходил в Липецке. Времена тоже сейчас, кстати, нелегкие. Я так понял, губернатор или мэр города пошли навстречу проведению фестиваля? Помогли?

— Да, вы знаете, когда я приезжал в Липецк, все чудом вышло. Я туда приехал открыть киноклуб «Золотой Витязь», кстати, за эти пять лет я открыл 50 киноклубов «Золотой Витязь», которые действуют от Дальнего востока, от Петропавловска-на-Камчатке до Косовской Нитровицы. Они есть на Украине, в Белоруссии и по всей России. И я приехал в Липецк открыть клуб, и мне предложили попробовать попасть на прием к губернатору липецкой области Олегу Петровичу Королеву. А я не был в плане его приемов, но он меня принял, и общение было такое: открылась эта дверь, я зашел, я его раньше не знал, и у порога он меня обнимает и трижды, как брата, целует. И я ему ответил тем же, понимая, что это русский православный человек. А дальше я ему прямо провести очередной 18-й кинофорум здесь, в Липецке. Он согласился. Но потом грянул кризис, надо отдать должное этому удивительному патриоту России, что он от нас не отказался. Конечно, вдвое уменьшились финансовые возможности поддержки, и туда приехало не 300, а 200 участников, но это был лучший «Золотой Витязь». Причем параллельно с кинофорумом липчане открыли 8-й всероссийский фестиваль народного творчества. Восемь лет они это проводят, и мы — два потока — соединились в один духовный поток, и я, выйдя на эту площадь приветствовать тот форум братский, где пели люди русские песни, потрясающие ансамбли в русских одеждах, я вышел и говорю им: «Какой кризис? Это у них там кризис, а у нас духовный подъем, возрождение России». Кризис — это для них, вот для этой пены, для накипи, для олигархов, для воров, для тех, кто неправедно наживал деньги. Они сейчас осядут. А вот жизнь духовная, хочется быть уверенным, будет расцветать.

— Какие планы насчет 20-го кинофорума?

— Прежде 19-й, даст Бог, в будущем году. Я надеюсь, что это будет так, как задумано, в главном городе празднования дней культуры и письменности славянской, и, видимо, это будет Москва, потому что именно этого Патриарх наш добивается — чтобы это был отныне и всегда главный город. И это правильно, четвертому-то Риму не бывать, а мы все время бродим по окраинам России и там проводим эти праздники. Там тоже надо проводить, но главный город — именно Москва. И если получится все то, что мы ожидаем, а сейчас наш документ проходит по самым высшим, я бы мог даже показать вам резолюцию президента, который отправил уже наш документ в работу. И если они поддержат и дадут отдельную программу целевую, финансовую, то тогда…

— А кто должен поддержать?

— Правительство. Потому что президент уже «за», Патриарх поддержал, и Госдума поддержала, Верхняя Палата поддержала, осталось лишь отыскать вот эти не столь большие деньги.

— Я думаю, будет все хорошо. Тем не менее, планы на юбилейный уже…

— Планы на юбилейный… Да нет, их пока нет. Я не задумываю вот так вот, хотя, это плохо, надо задумываться и о будущем отдаленном, но есть лишь планы издать к юбилею Летопись «Золотого Витязя» в полном объеме, в таком, в каком она уже будет к этому времени, потому что мы уже издали одну книгу про 2005 год. Летопись «Золотого Витязя» читается как детектив, потому что там описан наш крестный путь, наше общение и с президентами, и с Патриархом, то есть все тайны там открыты. Издадим мы книгу, проведем прекрасный форум и продолжим борьбу, как говорил Гоголь, за душу человека.

— Вы говорите, помимо славянских режиссеров, которые представили свои работы, ведь был еще Мел Гибсон с фильмом «Страсти Христовы». А как он вышел на вас или как вы на него вышли?

— Вы знаете, когда я увидел фильм «Страсти Христовы», то я понял, что мы его покажем на «Золотом Витязе». И я отправил письмо Мелу Гибсону, но у него очень трудное было положение в Америке, в Голливуде в то время, он был практически даже чуть ли не невыездной, как это ни парадоксально. И он не мог к нам приехать, а мы проводили в Иркутске тогдашний форум, и тогда я увидел в титрах имя — Христо Шопов, игравший роль Понтия Пилата. И я задумался, а что это за Шопов? А не мой ли это друг? Но имя друга моего, болгарского актера,— Наум Шопов, а это Христо Наум Шопов. И я узнал в Болгарии, что это сын Наума, друга моего. Я дал задание помощникам отыскать в Голливуде Христо, его отыскали, и я ему позвонил. Я говорю, мол, так и так, я друг отца. Он говорит: «Я знаю вас». Я говорю: «Бросай все, Христо, и прилетай в Иркутск, ты получишь для души гораздо больше, чем за всю жизнь». И он прилетел. Мало того, еще один болгарин играл роль апостола Иоанна — Христо Живков, и вот они двое прилетели. Они были у нас пять дней, и последний аккорд был такой: мы заказали вертолет, посадили их и пролетели над Енисеем, над Байкалом, ушли в Саяны, сели в горах, вышли, открыли им шампанское, они окунулись в теплый источник. Май месяц, но теплый источник, и улетели. И когда я их провожал, я говорю: «Христо, я тебя не обманул?» Он мне говорит: «Я получил не 100, а на 120% того, что я мог ожидать».

— Во многих государствах создаются всевозможные советы по контролю над качеством не только фильмов, в принципе, но и за тем продуктом, который вообще существует на телевидении. Потому что то, что творится у нас,— это, как говорится, no comments. У нас есть вероятность того, что такой союз можно создать?

— У нас нет выхода. Как говорили сербы, когда их в 1914 году в очередной раз поставили на грань полного уничтожения, их воевода бросил клич: «Нам нет спасения, мы победим». У нас нет выхода другого, как только побеждать. Я против цензуры, я натерпелся от нее, годы и годы мне закрывали дорогу на экраны, и именно по этой причине я против цензуры тотальной, политической. Но во всех странах мира, взять хотя бы Англию, есть экспертные советы, так почему бы и нам не ввести экспертные советы? В Англии вот как: экспертный совет профессионалов из разных областей жизни, то есть там и медики, и правоохранительные органы, и юристы, и педагоги, они глядят фильмы и оценивают их звездочками. Пять звездочек – значит, этот фильм можно показывать в любое время дня и ночи любой аудитории. Четыре – уже ограничение по возрасту. Три – еще жестче ограничения. Одна звездочка – это значит, фильм можно показывать по кабельному телевидению, ночью, часа в два ночи, и ключ от ящика у главы семьи. И никто не нарушает этих законов — штрафы огромные. Почему мы убиваем наших детей этим демонизированным экраном?! Почему, щелкая по всем каналам, я иногда это делаю, потому что мне с этим бороться и гляжу, значит, MTV — откровенный разгул порнографии и патологии, пропаганда гомосексуализма и лесбиянства и всех пороков откровенная, причем, в такой эффектной упаковке. И вроде бы все нормально, будьте, так сказать, толерантными. Идешь дальше. ТНТ – «Дурдом» Собчак, который просто невозможно глядеть людям нормальным, а уже приучили молодежь, и они глядят это и пытаются попасть в этот дурдом. Далее идешь на, я уже забыл про этих, где там, ТНТ, НТВ – секс с Анфисой рогатой еще на ночь покажут и т. д. Но ведь это все видят дети. И невольно задумываешься о том, что мы выполнили задачу Запада, который говорил по радио «Свобода» в первые годы перестройки, я цитирую: «Цель перестройки в том, чтобы произошла мутация русского духа. Нужно русских выбить из традиций». Цитата закрыта. Так вот они этого добиваются, добились этого, и именно поэтому важен Манифест кинематографистов, который требует приведения в порядок экранных искусств.

— А как раз ситуация-то с Никитой Сергеевичем, про которого вы и говорили. Большие деньги были потрачены на антипиар своеобразный. Что дальше?

— Что дальше? Дальше борьба, он понимает, что время, когда он всех оглаживал и дружил со всеми, прошло. Всем не угодишь. Вот он ответил на все упреки оппонентов, то есть ответил документами потрясающе. Вот претензия на экране была, а вот его ответ на огромном экране, то есть все претензии он убрал. И реальный вопрос у Никиты Михалкова к оппонентам: «Я вам ответил, я чист перед вами, вы меня будете любить? — Нет». Не будут, потому что есть такая болезнь, как «михалковофобия», известная мне лично 50 лет, с самого детства — когда мы подружились с Никитой, нам было по 13 лет. Но уже тогда мне даже близкие люди, говорили «О, да они же, знаешь, они там Рокфеллеры, у них же открыты счета в банке, они то, они сё, да папаша приближенный, автор гимна…» — и т. д. и т. д. И вот этот вирус «михалковофобии» и до сих пор культивируется отдельной группкой наших коллег. Но им надо понять, что наш локомотив Союза кинематографистов ушел уже далеко. Они чего-то там машут руками, чего-то пытаются в суд подавать, и на меня, в частности, Гусман подал в суд за то, что я озвучил его имя, как одного из 15 тех, кто каким-то образом причастен, как бы так помягче сказать, к удалению из собственности всех нас, членов Союза кинематографистов, огромнейшего замка в центре города — Киноцентра. 15 человек им владели и владеют, тогда как должны владеть 5 000 членов Союза. Почему? Вы нам ответьте! Если вы не причастны к этой краже практически, то мы извинимся перед вами. Но ответа нет, есть попытка в суд и т. д. Ну, господи, это детский лепет какой-то. Правда-то за нами.

— В принципе, этот спор же был и в программе «К барьеру» у Соловьева, когда вы с Виталием…

— Да, там была об этом речь. Именно за это Гусман и подал в суд на Бурляева.

— Но вы не боялись называть фамилии?

— Да нет, потому что они уже были названы, ведь это не я придумал, это было названо на съезде. А озвучены там они были юристом Киноцентра, который должен был защищать права вот этой группки воров. Он обнародовал имена этих 15-ти и говорит, мол, вот вы, 5 000, вы все лохи, мы у вас украли это, а вы там… Ну и все.

— Я так понимаю, что это многолетний процесс был?

— Да, это они день за днем, суды, потихонечку выводили площади, удаляли правопреемников Союза Кинематографистов из состава акционеров. Все было сделано потихонечку, и теперь мы остались без 21 000 метров в центре города, без огромного количества кинозалов, которые приносят миллионы долларов в год. И эти бы миллионы могли бы пойти на социальные всякие заботы о тех, кто уходит из жизни. 2 600 киноактеров России оставлены за чертою бедности, они умирают, и не на что похоронить этих актеров. Так вот, на эти бы деньги! Нет, 15 человек увели у всех у нас эту собственность.

— Николай Петрович, а на кого надежда помимо президента? Которому, в принципе, и было написано письмо…

— А больше не на кого надеяться. Только он собственной властью может прислушаться, послушать и попытаться разобраться – стоп, давайте-ка отмотаем все на 15–20 лет тому назад и посмотрим, как незаконно уводилась вот эта собственность у 5 000 имеющих право на эту площадь людей.

— Вернемся чуть-чуть к русскому «Витязю» все-таки. Хотелось бы немножко поговорить о работах, которые были представлены. Какие наиболее заслуживают внимания? Более 260 работ было представлено…

— Конкурс у нас был в 204 новых фильма. Это параллельно работали шесть жюри международных — это жюри игровых фильмов, документальных полнометражных, документальных короткометражных, анимационных, студенческих и детских фильмов. И программа была, в общем, я думаю, всюду интересная. Даже дети остались довольны, что у них была полновесная программа — 11 фильмов. В прошлом году мы не могли найти ни одного российского детского фильма, потому что бывший руководитель…

— Все увлеклись блокбастерами, скажем так.

— По-русски будем мы общаться, я не понимаю, что такое блокбастер, мейнстрим и т. д. Это оставьте для наших киноведов. Увлеклись, да. Так вот, умертвили детский кинематограф. Это сделано практически руками бывшего министра культуры и руководителя агентства по культуре и кинематографии Швыдкого. Швыдкой практически задушил детское кино, и его нет. В этом году мы отобрали два российских фильма. Немцы много делают для детей, у них отдельная программа, они думают о детях. И так, чтобы я выделил, я думаю, то, что жюри выделило. Очень жаль, что не было на премьерном показе автора фильма «Тарас Бульба» Бортко, он прилетел уже получать гран-при. Но он бы увидел, какой был полный зал, переполненный зал, люди были в проходах. Это Гран-при. Еще одно открытие было — это мировая премьера нового фильма Натальи Бондарчук «Гоголь. Ближайший», причем еще за сутки до показа, 30 мая, мы показывали фильм в последний день, чтобы успели они закончить этот фильм, еще ясно не было за сутки, успеют они или нет.

— Серьезные финансовые проблемы…

— Там огромные проблемы финансовые, и если «Тарас Бульба» — это 29 млн долларов, по-моему, то фильм «Гоголь», исторический фильм,— 1 млн долларов. Это вообще даром все делалось, и мы даром работали. Но премьера была, и этот фильм отмечен «Золотым Витязем», и если его еще доделают, доозвучат, а это будет сделано, то осенью он выйдет в прокат. Это очень важная для нашей культуры и для образа Гоголя работа, которая первый раз показывает Гоголя духовным, верующим человеком, что отметалось или ставилось в вину Гоголю. То, что он чуть ли не мракобес, ударился в религию. Да он и верил, чем дальше жил — тем больше верил и шел ко Христу. И когда он устремился ко Христу, изуверившись в этой жизни, вот он тогда был оставлен всеми друзьями. И они о нем начали говорить: «О, он, так сказать, «того», Гоголь-то наш».

— Николай Петрович, я надеюсь, конечно, что такого не получится, но велика ли вероятность того, что этот фильм, как и «Лермонтов», например, на телеэкраны просто не пойдет? Его не пустят определенные круги.

— Я думаю, что сейчас время другое. Что этот фильм будет предложен одному из главных телеканалов, и если уж они не полные, так сказать, извините, враги народа русского, то они обязательно покажут этот фильм России.

— То есть уверенность в этом есть?

— Абсолютная уверенность есть, что фильм будет показан.

— Очень интересный вопрос от зрителя, к сожалению, имя его не знаю:«Где в Москве можно посмотреть фильмы, представленные на кинофоруме?»

— Это очень трудный вопрос. Почти нигде, но я веду авторскую программу по православному телеканалу «Спас» уже два года, но это могут видеть лишь те, кто имеет тарелки «НТВ+». За два года, что я веду эту программу по пятницам, в 19–30 мой эфир, я показал 140 премьер. Это практически все то, что проходит через экран «Золотого Витязя», дальше я продолжу эту работу там же. Возможно, мы договоримся с вашим каналом о сотрудничестве, тогда мы поделимся нашим богатством, потому что у нас собрано за эти 18 лет 5 000 фильмов, потрясающих фильмов. И проведем «Эхо «Золотого Витязя» в Москве в сентябре месяце.

— То есть у столичного зрителя будет возможность?

— Есть, причем еще, я объявляю заранее и приглашаю всех, мы проводим в июле месяце первый международный кинофорум экологических фильмов «Золотой Витязь», здесь, в Москве, в Доме Кино. С 29 июля и по 3 августа.

— Я думаю, большое количество людей согласится действительно поучаствовать в этом событии, поприсутствовать, посмотреть эти фильмы. А у вас не было в планах эти фильмы издать, не большинство, понятное дело — это нереально, на DVD-носителях, на информационных носителях, которые можно было бы посмотреть дома?

— Эти мысли у нас все 18 лет, но так как речь идет об авторском праве, а у «Золотого Витязя» нет авторского права, то с каждым отдельным автором и правообладателем надо договариваться. Этим делом мы обязательно займемся, и может быть, даже, опять-таки, в сотрудничестве с вашим каналом.

— Николай Петрович, у вас есть уникальная возможность обратиться к интернет-сообществу, к тем, кто сейчас нас смотрит, кто будет нас смотреть, потому что это видео будет выложено в Интернет, никуда оно не денется. Что-нибудь им пожелать, рассказать.

— Ой, дорогие мои, боюсь я Интернета, хотя это уже реальность, и никуда от этого мы не денемся — от этой сети, которая опутала весь мир. Я туда не допускаю детей моих, потому что без проводника идти в этот мир очень опасно, и удивляюсь я тому, что некоторые наши деятели самого верхнего уровня говорят о том, что каждой деревне надо дать Интернет. Да прежде надо дать культурное развитие обществу! Нужно подготовить души наших детей к тому, чтобы они безопасно прошли вот этот очень бурный океан Интернета. Но Интернет есть, и я тут тоже к нему приглядываюсь все больше и больше, и я буду счастлив, если пройдет пять лет, и мы очистим хотя бы пространство нашего Интернета, но прежде — наших душ. Если очистим это и получим от нашего государства нацпроект в области культуры и духовного развития, чтобы укрепить наших детей духовно, мы сможем плавать в океане Интернета, не опасаясь за души детей.

— Спасибо большое за то, что пришли в нашу программу. У нас в гостях был Николай Бурляев — известный актер, режиссер, сценарист, я не смогу опять все перечислить. Михаил Скрипач, увидимся в следующей программе. Пока-пока!