“Золотой Витязь” бросает клич к объединению славян

Имя лауреата Госпремии СССР, народного артиста России Николая Бурляева стало широко известно в мире после фильма Андрея Тарковского «Иваново детство» (приз Венецианского кинофестиваля). Артист снялся более чем в 50 картинах. Его образы в «Андрее Рублеве», «Военно-полевом романе», «Метели», «Герое нашего времени», «Игроке» памятны зрителям разных поколений. Сам актер лучшей работой в кино считает роль Иешуа Га-Ноцри в фильме Юрия Кары «Мастер и Маргарита». В качестве режиссера Бурляевым сняты три фильма, в том числе «Лермонтов». С 1992 года Николай Бурляев – гендиректор киноцентра «Русский фильм» и почти два десятилетия проводит Международный кинофорум славянских и православных народов «Золотой витязь». В этом году он стал президентом Первого Славянского форума искусств.

– Николай Петрович, если бы вас попросили вспомнить самое яркое впечатление от воздействия искусства на зрителей, о чем бы вы рассказали? У вас наверняка есть формула такого понятия, как объединяющая сила искусства?

– В течение последних 20 лет именно этим и занимаюсь, на платформе форума «Золотой витязь» объединяю людей посредством искусства. Главный итог в том, что мы создали Международное объединение кинематографистов славянских православных народов, куда входят 15 стран. Этот крупнейший в мире творческий союз насчитывает 11 тысяч членов и действует уже более 10 лет. Среди моих соратников – передовые деятели культуры самых разных стран. Когда зарождался «Золотой витязь», этого братства не было, а в этом году на основе Международного объединения родился Славянский творческий союз – СТС, который объединил представителей творческих профессий всех стран славянского мира.

Мы доказали миру, что славянская культура существует. На 19 кинофорумах показано 5400 фильмов, но, учитывая, что второй год проводим еще и экофорумы, должны называть большую цифру: в течение 7 лет около 150 театров славянского мира показали свои спектакли в Москве. А когда мы собрали первый форум мастеров русского боевого искусства, признаюсь, я недоумевал: мне что, мало кино и театра? Но когда в Сергиев Посад приехали 250 витязей из 55 городов России, Сербии, Болгарии, Украины, Беларуси, Германии, Польши и прошли чередою у раки Преподобного Сергия Радонежского, припадая к ней и о чем-то молясь, я понял, почему мы это сделали. Новые витязи славянского мира клялись в своей верности предкам.

Много лет веду я авторскую телепрограмму киноклуба «Золотой витязь», теперь на телеканале «Спас». Приятно сознавать, что смотрят ее и на Дальнем Востоке, и в Казахстане, и на Кипре. В течение последних 5 лет «Золотой витязь» открыл 60 киноклубов на территории, простирающейся от Дальнего Востока до Косовской Митровицы.

А что такое объединяющая сила искусства, я понимал и прежде. Помню, с каким триумфом проходили за границей представления «Военно-полевого романа». Казалось бы, чем могла быть интересна история нашего солдатика Александра Нетужилина венесуэльцам, вьетнамцам или бельгийцам? Было ли им дело до наших проблем послевоенного быта? Но когда произведение искусства талантливо, оно попадает точно в сердце людей любой национальности. Помню, как после показа фильма в Венесуэле я шел по залу, как сквозь строй. Сотни рук пытались прикоснуться ко мне, людям хотелось обнять меня, поцеловать, пожать руку.
Недаром тогдашний председатель парламента Геннадий Селезнев говорил, что «Золотой витязь» способен опережать политиков. Имею в виду наш первый визит в блокадную Югославию в 1993 году, когда, помните, Козырев от имени России предал Сербию в ООН. И что сделал «Золотой витязь»? Собрал деятелей кино России, Беларуси, Украины и приехал в Сербию. И политики оценили наш опыт.

– Как вы считаете, разговоры об особой роли славянского искусства в мире имеют под собой почву? Ему действительно присущи какие-то особые черты?

– Открытие, что понятие славянской кинематографической культуры существует в реальности, просто никем не акцентируется, мы с коллегами сделали на заре рождения кинофорума. Режиссеры славянского ареала часто одерживают победы на международных кинофестивалях, и присутствие на «Золотом витязе» Никиты Михалкова, Александра Сокурова, Анджея Вайды, Кшиштофа Занусси, Эмира Кустурицы, Горана Паскалевича, Тео Ангелопулоса – признак успешности нашего форума в мире. Несмотря на то что эти законодатели экранного вкуса делятся на католиков и православных, все они славяне.

Особенность славянской культуры, конечно, в том, что к ней применимо понятие «русской идеи». Говоря словами Ивана Александровича Ильина, русская идея – это идея сердца, идея любви, именно она заложена в славянской культуре, и она была, есть и будет источником спасительной воды для увязшего в потребительстве человечества. А живущим в России следует неустанно повторять формулу Федора Достоевского, который говорил о том, что у России есть две всемирно-исторические задачи – славянство и православие. И, конечно, следовать ей.

– Высшие награды «Золотого витязя» осенены именами Сергея Бондарчука и Николая Мордвинова, награда имени Андрея Тарковского, судя по всему, факт недалекого будущего. Эти титаны духа незримо присутствуют на ваших форумах. Какова роль их в том, что в России возник этот фестиваль?

– Смею сказать, что эти три имени – духовный щит не только русской культуры, но и мой личный. Случилось так, что с этими людьми я был близок, дружил, это люди моей судьбы, мой оберег в жизни. Каждый из моих дорогих старших коллег передал мне свое духовное знание о жизни, и с этим я иду дальше. Поэтому и родился «Золотой витязь», и девиз был выбран – «За нравственные идеалы, за возвышение души человека».

– Скажите, почему так бурно в последнее время начал расширяться «Золотой витязь»?

– Это закономерно, искусство и культура славянского мира многогранны, вот и мы начали с кинематографа, потом занялись театром, теперь и литература, и музыка, и живопись появились, ремесла и промыслы будут. Всем, чем занимается славянская культура, будем заниматься и мы на Славянском форуме искусств. А родилась у меня эта идея на фестивале в Эдинбурге, где на протяжении месяца проходили форумы разных искусств. С этой мечтой – и у нас когда-нибудь собрать все искусства – я жил, постепенно претворяя ее в реальность. А не так давно, говоря с министром культуры Александром Авдеевым, мы пришли к выводу, что в Дни празднования славянской письменности и культуры нам нужно провести Первый Славянский форум искусств «Золотой витязь». Чтобы, наконец, появился славянский венец, сотканный из разных искусств.

– Как складывались все эти годы российско-белорусские отношения на «Золотом витязе»?

– Первыми рядом с нами на кинофоруме встали белорусские кинематографисты Виктор Туров, Владимир Гостюхин, Николай Еременко-старший. Помню, как в 1991 году мы пили чай на кухне у режиссера Виктора Турова и думали – как бы нам наших собрать. А вскоре появился «ЗВ» – и вся белорусская элита, и, кстати говоря, украинская тоже, всемерно поддержали нас. Александр Григорьевич Лукашенко дважды приглашал наши форумы – и кино- , и театральный – в Минск, и они проходили с огромным успехом. Все главные площадки Минска были задействованы под программы «Золотого витязя», в восьми театрах шли наши спектакли.

– Вы много ездите по миру, каково сейчас отношение к славянству? И каково внутреннее самочувствие славянских народов?

– К сожалению, славянство сегодня заблудилось. Оно крепко искушаемо, многие наши братья тянутся в ЕС и НАТО, но я уверен в том, что подспудно происходят другие процессы. Все идет не по плану тех, кто пытается нас разорвать. «Блудные дети» постранствуют по чужим «квартирам» и поймут, что там они не нужны, что по-настоящему интересны друг другу только сами славяне, люди одного племени. Да что там, читайте Тютчева, который писал и об этом – «они лишь нашего иуду честят лобзанием своим».

И восклицал:

Но все же братья мы родные!
Вот, вот что ненавидят в нас!
Вам не прощается Россия,
России – не прощают вас!
Или задавал свой главный вопрос:
Опально мировое племя,
Когда же будешь ты народ?
Когда же упразднится время
Твоих и розней и невзгод,
И грянет клич – к объединенью!

Вот что делает «Золотой витязь» – бросает клич к объединенью на поле общей культуры. Поэтому я верю в то, что у нас есть шансы, просто надо продержаться, надо продолжать делать наше дело – показывать мощь и самодостаточность нашей культуры.

Народная Газета