Бой за душу человека продолжается

Круглый стол «Влияние кинематографа на единство Русского мира»«Влияние кинематографа на единство Русского мира» – круглый стол на эту тему прошел недавно в рамках IX международного съезда «Содружество православной молодежи» на базе Госфильмофонда России в подмосковном г. Домодедово.

В этом году в съезде участвует молодежь из Австралии, Германии, Великобритании, Франции, Новой Зеландии, Латвии, Польши, а также из Украины и Белоруссии и, конечно, из России – из Белгорода, Москвы, Санкт-Петербурга, Иркутска, республик Татарстан и Крым.

В главном фильмохранилище России состоялось выездное заседание съезда – круглый стол «Влияние кинематографа на единство Русского мира». В дискуссии о влиянии кино на общество приняли участие делегаты съезда, руководители Госфильмофонда, народный артист России Николай Петрович Бурляев. Модератором встречи был Протоиерей Олег Чебанов,

Народный артист России, актёр, режиссёр и общественный деятель Николай Петрович Бурляев выступил на этом круглом столе с программной речью, он говорил о наболевшем, о том, что происходит сегодня в культуре, в кинематографе, в обществе.

Главная мысль, высказанная Н.П. Бурляевым – о том, что кино есть мощное средство в борьбе за душу человека – вызвала бурную одобрительную реакцию зала.

Много лет назад Гоголь говорил: «Сейчас идет бой. Самый главный бой — бой за душу человека». Этот бой идет и сегодня. В Госфильмофонде собрано более 80 000 фильмов со всего мира. Здесь бережно сохраняются для потомков шедевры кинематографа.

Я служу кинематографу без малого 60 лет и, естественно, имею свое мнение о современном кинопроцессе, возможно, расходящееся с мнением управляющих культурой чиновников. Являясь членом президиума Общественного совета Министерства культуры, я не согласен с парадными отчетами чиновников о том, что в Год российского кино у нас с кинематографом полный порядок.

 Сегодняшнее состояние кинопроцесса в России я оцениваю как катастрофу. Духовную и профессиональную катастрофу. Это громкое определение могу подтвердить. Как член Российской киноакадемии я оцениваю фильмы, претендующие на получение национальной премии «Золотой орел». В этом году я вынужден был дать отрицательную оценку всем фильмам, номинированным на главные награды. Складывается впечатление, будто современные кинематографисты вообще перестали понимать законы драматургии, режиссуры.

Например, фильм «Битва за Севастополь». Какая битва, какой Севастополь? Никакой битвы нет, есть перепуганная, жаждущая драпануть из Севастополя масса. Беспомощная драматургия, такая же режиссура, отсюда и слабое актерское исполнение. Фильм «Батальон» имеет те же огрехи — бесформенную драматургию, неуверенную режиссуру, примитивные спецэффекты.

В первую очередь я говорю о духовной катастрофе, об уничтожении кино как искусства, об устремленности к «эффектной пустоте», к «доходному промыслу». Представим чашу весов. На левую чашу положим то, что было создано до перестройки, великие советские фильмы и имена — Эйзенштейн, Пудовкин, Ромм, Герасимов, Кулиджанов, Ростоцкий, Чухрай, Бондарчук, Тарковский, Шукшин, Герман, Михалков… Прежнее кино делали профессионалы. Непрофессионалы не допускались к кинопроцессу. А что мы положим на правую чашу, постперестроечную?.. Кто может соответствовать критериям высокого искусства? Продолжает работать Никита Михалков, пытающийся создавать искусство, не торговать собой в условиях рыночного кино. Появились Александр Сокуров, Владимир Хотиненко, снял достойный «Остров» Павел Лунгин, существует великий аниматор Александр Петров. Эти люди сегодня делают искусство.

Вся остальная масса наших коллег устремилась, как образно говорил русский мыслитель Иван Ильин, «в доходный промысел», в «эффектную пустоту». Мои коллеги, закончившие режиссерский факультет, старающиеся выживать, вынуждены приспосабливаться к требования «кинорынка», не отставать от Голливуда, вписываться в деградирующий на глазах мировой кинопроцесс. Актеры играют все, что предложат, всю аморальщину: ментов, проституток, киллеров, олигархов. Разве это не катастрофа?

Я руковожу международным кинофорумом «Золотой витязь» 25 лет. Именно 25 лет назад мы начертали на своем знамени девиз — «За нравственные идеалы, за возвышение души человека». В 1990-х годах это было немодно. На «Золотом витязе» очень строгий отбор: мы принимаем только то, что соответствует нашему девизу. Поэтому у нас мало американских фильмов. Единственный фильм, которому мы дали главную награду, — это лента Мэла Гибсона «Страсти Христовы».

Катастрофа — в том, что искусство предано. Началась коммерция. Можно с печалью констатировать то, что российский кинопрокат стал отделением американского кинопроката, обслуживающим заокеанские интересы, не задумываясь о том, что таким образом он понижает духовный уровень нашего народа, наших детей, которые растут на киллерах, бандитах, покемонах, уродах, вампирах…

Один достаточно известный режиссер говорил: «Ну что такое кино, как оно может влиять на человека? Кино — это же тени»… Надо же, закончил ВГИК, прожил жизнь, сделал несколько неплохих фильмов и не понимает, как эти фильмы воздействуют на зрителей?! Тертуллиан говорил: «Каждая человеческая душа по природе своей — христианка!» И как же бережно нужно обращаться с душой человека! Гоголь был прав: идет бой за душу человека. Этот бой должен быть бескомпромиссным.

Недавно я узнал, что снят с должности директор Пермского театра господин Мильграм. Я с ним не знаком, но на протяжении многих лет наблюдал, что он делал на посту министра культуры Пермского края, наводнив Пермь «современным искусством»: красными уродцами и бездарными поделками Гельмана, проглотившими сотни миллионов рублей. Время этих «современных» господ-растлителей заканчивается. Нам предстоит быть свидетелями агонии разрушителей культуры, не способных соответствовать морально-этическим нормам и духовно-нравственным принципам новой государственной культурной политики. Недаром один из главных либералов России на днях изрек: «Наше время заканчивается, пора валить». Россия просыпается.

Одному учителю задали вопрос: «Учитель, если в мире существует столь мощная линия зла, как с этим бороться?» Он ответил: «Бороться буквально не нужно. Надо над этой линией зла проводить более мощную линию добра». Нужно делать такое кино, такое искусство, которое будет возвышать и просветлять душу человека, а не повергать ее во тьму».

Молодежь с пониманием встретила глубокую озабоченность проблемами российского кино, которую выразил в своем выступлении Н.П. Бурляев. С вопросами к народному артисту обратились более 10 участников съезда, как российских так и зарубежных.


По материалам «Русской Планеты»



Фото:

Алексей Давыдов – Институт культуры МЧС России,

Ильдар Якубов – Госфильмофонд