Федеральный Фонд кино. Дальше так нельзя

Подробности — в материале «Кинематограф: Куда уходят деньги?» на сайте Телеканала «ЦАРЬГРАД»


Председатель Общественного совета при Минкультуры России Павел Пожигайло предложил внести изменения в устав Фонда кино, которые обеспечат прозрачность деятельности фонда и его соответствие Основам государственной культурной политики. Это заявление прозвучало на заседании Общественного совета при Минкультуры России сразу после краткого отчета исполнительного директора Фонда кино Андрея Малышева.

«В настоящий момент только один пункт устава Фонда соответствует основным документам, которые формулируют стратегию культурной политики в стране, — сказал Павел Пожигайло. — Все остальное — только про увеличение доли российского кино в прокате, и про доходность».

Предлагается провести ревизию попечительского, сценарного и экспертного советов фонда. Как выяснилось, экспертный совет практически полностью состоит из продюсеров, которые зачастую и являются получателями государственных денег, что уже создает конфликт интересов. А между тем деньги, которые государство выделяет на развитие отечественной киноиндустрии, немалые – в среднем 3,5-4 млрд. рублей в год.
По мнению председателя Общественного совета должна быть ежегодная ротация экспертов фонда, кроме этого они должны нести ответственность за принятые решения. Вышел фильм – надо написать в титрах, кто благословил его производство, кто должен праздновать победу, а кто и стыдиться за содеянное.

Павел Пожигайло о работе Фонда кино и законодательном регулировании кинематографа

Источник: Телеканал «ЦАРЬГРАД»


О назревших переменах в Фонде кино и отечественной киноиндустрии в целом говорили выступившие на заседании заместитель председателя Общественного совета Николай Бурляев, кинорежиссеры Юрий Кара, Александр Мельник, члены Общественного совета Александр Галибин и Станислав Рыбас, популярный актер и соучредитель одного из благотворительных фондов Егор Бероев. Все они поддержали точку зрения Павла Пожигайло.

Иначе охарактеризовал работу Фонда кино председатель попечительского Совета Фонда, советник Президента Российского Федерации Владимир Толстой. Он попросил собравшихся еще раз внимательно посмотреть на цели и задачи, которые поставлены перед Фондом правительством и записаны в его Уставе.

«Ну что ж, если есть необходимость, а мы это и видим, надо менять устав, ставить новые задачи. С этим мы и обратимся через министерство культуры в правительство!» – сказал, завершая заседание, заместитель председателя Общественного совета при Министерстве культуры России, народный артист России Николай Бурляев.

Для справки:
Фонд кино был создан в 1995 году. Его основными целями являются поддержка отечественной кинематографии, повышение ее конкурентоспособности, обеспечение условий для создания качественных фильмов, соответствующих национальным интересам, популяризация национальных кинофильмов в Российской Федерации и за рубежом.

Алексей Давыдов


Слово Н.П. Бурляева о деятельности Фонда кино, на заседании Общественного Совета при Минкультуры РФ, 20 апреля 2017 года.

Слушая доклады руководителей Российского кинопроцесса об успехах нашего кинематографа, о заметных количественных показателях, достигнутых в «Год кино», о многомиллиардных сборах отечественных фильмов, меня как патриота страны вроде бы должно охватывать чувство радости за возрождающийся кинематограф. Один за другим появляются отечественные фильмы, наполненные эффектной компьютерной графикой, катастрофами, трюками, взрывами, страстями, выстрелами, обильным кровопролитием. Эти фильмы награждаются «Орлами» и «Никами», а меня не покидает ощущение, что большинство наших новоявленных режиссёров и драматургов не обучались своей профессии. Пределом мечтаний кинематографистов стала постановка пресловутого «блокбастера». Для тех, кто не знаком с этимологией этого слова поясню, что выражение «блокбастер» – это сленг английских лётчиков второй мировой войны, назвавших так бомбу особой сокрушительной силы, способной разрушать целые кварталы: «блок» – квартал, «bust» – разрушать.

Если посмотреть на развитие отечественного кинобизнеса на протяжении 30 «перестроечных» лет, то можно констатировать невероятные технологические достижения и вместе с тем – полную деградацию нашего кинематографа. Деградацию духовную. «Рыночники»–авторы, режиссёры и продюсеры, забыв о кинематографе, как высоком Искусстве (которое мы умели создавать до перестройки), устремились в ту разновидность деятельности, которую великий Русский мыслитель Иван Ильин назвал «доходным промыслом» и «эффектной пустотой».

Деградация Российского кинематографа будет ещё более очевидной, если мы возьмём для примера две чаши весов. На левую – положим фильмы и имена тех, кто творил до перестройки: Эйзенштейн, Пудовкин, Довженко, Ромм, Тарковский, Бондарчук, Шукшин, Параджанов, Щепитько, Климов, Герман, Рязанов, Тодоровский, Михалков, Панфилов, Кончаловский, Мельников, Бортко, Абдрашитов… На эту чашу можно положить еще несколько десятков имен замечательных художников, создававших глубокие, одухотворенные картины… А что мы можем положить на правую («постперестроечную») чашу? Пальцев одной руки хватит, чтобы перечислить тех, кто не предал и не предаёт кинематограф как Искусство. Не мало ли это для великой кинематографической державы?

Количественные показатели российского кинопроката могут радовать лишь чиновников и считанные единицы людей, богатеющих кинобизнесом. В обществе назрел вопрос о духовном, воспитательном качестве предлагаемых народу так называемых «кинопродуктов», вопрос о соответствии создаваемых фильмов узаконенным обществом «Основам государственной культурной политики». Служит ли российский кинематограф укреплению морально-этических норм и традиционных духовно-нравственных ценностей нашей культуры?

Пришло время осознать глубочайшее воздействие экрана на жизнь нации, высокую степень доверия к кино зрителей, признать основополагающую роль кинематографа в духовном совершенствовании людей. Кинематограф, как важнейшая часть культуры, является фактором национальной безопасности государства. Пора признать, что кино может быть как полезным, так и вредным для человека. Кино может служить как повышению, так и понижению духовного уровня и нравственных устоев народа. Вряд ли кто-то станет отрицать, что кинематограф – средство не только развлечения, но, прежде всего воспитания, просвещения, возвышения и просветления души и сознания человека. Пора признать степень влияния кинематографа на духовно-нравственное состояние общества, на его развитие, улучшение принципов общественной жизни и, в значительной степени, на позитивное мировоззрение людей. Не следует забывать, что кино – предмет деятельности чьего-то ума, а намерения этого ума могу быть либо нравственными и высокими, либо безнравственными и пошлыми. Кинематограф имеет глубокую моральную значимость, оказывая воздействие на тех, кто с ним соприкасается. Ибо зрители начинают воспроизводить нравственные устои ярких персонажей в качестве средства выражения своих мыслей, поступков и идеалов.

Никто не вправе отнимать у кинематографистов полную свободу творчества, необходимую для совершенствования культуры, но нельзя забывать и о нашей ответственности перед обществом.

За 7 лет Фондом кино, снято более 150 фильмов. Многим ли мы можем гордиться? МОЖНО ЛИ СЧИТАТЬ ДОСТИЖЕНИЕМ ВЫМУЧЕННЫЕ РЕМЕЙКИ И БУТАФОРСКИЕ ФИЛЬМЫ О ВОЙНЕ. НА ЭКРАН ПЕРЕКОЧЕВАЛИ НЕ ТРОНУТЫЕ ИНТЕЛЛЕКТОМ ЛИЦА ИЗ ТЕЛЕВИЗОРА, «ЗВЁЗДЫ» ШОУ-БИЗНЕСА, КВН И КАМЕДИ КЛАБ.

НАЗВАНИЯ МНОГИХ ФИЛЬМОВ ГОВОРЯТ САМИ ЗА СЕБЯ: «КРЯКНУТЫЕ КАНИКУЛЫ», «ДАБЛ ТРАБЛ», «ДЕНЬ ДУРАКА», «СУПЕР БОБРОВЫ», «ВЫКРУТАСЫ», «БАРМЕН», «ДИГГЕРЫ», «БЛОГЕРЫ», «ДУЭЛЯНТЫ», «ОН – ДРАКОН», «САМКА», «ВОЙНА ПОЛОВ», «БЫСТРЕЕ, ЧЕМ КРОЛИКИ», «МАФИЯ. ИГРА НА ВЫЖИВАНИЕ», «ДОЧЬ ЯКУДЗЫ», «САМОУБИЙЦЫ», «ПАРЕНЬ С НАШЕГО КЛАДБИЩА», «НОЧНЫЕ СТРАЖИ», «ТЁМНЫЙ МИР»…
Хотим ли мы с вами жить в таком мире и чтобы в нём жили наши дети? Я, отец пятерых детей и пятерых внуков, опасаюсь за их духовное будущее. Много ли из полутора сотен фильмов, созданных Фондом, мы можем считать реальным достижением Российского киноискусства?

Конечно, надо признать, что появлялись и достойные произведения: «ЦИТАДЕЛЬ», «БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ», «СОЛНЕЧНЫЙ УДАР», и, наконец, «ВРЕМЯ ПЕРВЫХ». Эти фильмы хотя и не становились супер-лидерами кинопроката, но стали безусловным явлением экранного Искусства. Возникает вопрос: а правы ли мы в нашей коммерческой жажде успеха в «первый уикенд»? Напомню, что русская картина, вошедшая в десятку лучших фильмов всех времён и народов, «Андрей Рублёв» не имела успеха в первый уикенд. Ныне же, отмечая пятидесятилетие этого фильма, можно констатировать, что «Рублёв» перекрыл кассовые рекорды и продолжает приносить прибыль по сей день. С этим фильмом зрители открывали историю Руси, жизнь святого. Фильм стал предпосылкой к прославлению и канонизации преподобного Андрея Рублёва. Этот не окупившийся за «первый уикенд» фильм покорил весь мир. На этом фильме возрастало самосознание народа, происходило воцерковление многих людей.

Не надо печалиться, что «Время первых» не собрало за уикенд больших барышей. Мы сами приучили зрителей к поглощению попкорна и чужебесия. Фильм «Время первых» ждёт, можно сказать, долгоиграющее будущее, на нём будет воспитываться не одно поколение. В России успех фильма нужно измерять не «первым уикендом», а вечностью.

Возникает вопрос: кто сегодня в Фонде кино отвечает за духовное качество кинематографа? – Ответственных нет! Допустимо ли подобное, бесконтрольное парение? – Конечно, недопустимо.

Посмотрим на состав попечительского и экспертного советов Фонда кино. Попечительский совет не вызывает вопросов: в нём весьма уважаемые люди. Но читают ли они сценарии запускаемых фильмов? Думаю, что у столь занятых государственными делами людей времени на это нет физически. Состав экспертного совета Фонда наводит на определённые размышления. Почти каждый член экспертного совета, по отдельности, лично мне весьма симпатичен. Но возникает вопрос: почему из 20 членов совета – 14 продюсеров и прокатчиков? Налицо тенденция ориентации экспертного совета на всё на тот же «доходный кино-промысел». Правильно ли это? Мы считаем, что нет.

Общественный совет выражает недоверие, разумеется, не уважаемым экспертам «Фонда кино», а самой политике Фонда кино, ориентированной на «доходный промысел». Мы ничего не имеем против компетенции опытнейших продюсеров, таких, например, как Верещагин и Максимов. Продюсеры должны быть в составе экспертов, но не в столь подавляющем числе. Экспертный совет должен быть реформирован. Большую часть экспертов должны составлять люди самых разных профессий: педагоги, медики, представители правоохранительных органов, духовенства, люди, которые могли бы внести реальный вклад в оздоровление экранной экологии. Эксперты-медики, оценивая предлагаемый сценарий, могут сказать, что такой-то фильм послужит увеличению процента суицида и шизофренизации общества; педагоги – могут предупредить о негативном воспитательном эффекте, духовенство – предостеречь от провокаций и духовной деградации народа, правоохранители – предупредить о возможной поэтизации преступности, педофилии, извращений и прочих социальных пороков. Только такой состав экспертного совета может стать реально полезным для возрождающегося Российского кинематографа и общества и послужить просветлению сознания и повышению, а не понижению духовного уровня нашего народа, к чему призывает Российскую культуру Президент страны и государственная культурная политика.

Общественный Совет считает, что во времена мировых санкций, направленных против нашего государства, нецелесообразно присутствие в экспертном совете Фонда иностранных контрагентов. Впрочем, и российским прокатным монстрам, появившимся на теле России, следует задуматься о переформатировании своей прокатной политики в соответствии с основами государственной культурной политики. Нельзя забывать, что все мы являемся гражданами России и закон писан для всех.

Члены экспертного совета Фонда кино не могут распределять субсидии самим себе.

Если состав экспертного совета будет реформирован на предлагаемых Общественным Советом принципах, то не понадобится и дополнительная экспертиза со стороны Общественного Совета, являющегося единственной контролирующей инстанцией при Министерстве культуры Российской Федерации, призванной осуществлять контроль за деятельностью Минкультуры и всех государственных культурных подразделений страны, за соответствием создаваемых произведений сути государственной культурной политики.

Фонд кино, расходующий государственные средства – народные средства, должен поддерживать лишь социально-значимые проекты. Асоциальные проекты оставим на совести частного кинобизнеса.

Необходимо введение системного, процентного планирования фильмов для детей и подростков, анимации, дебютов, авторского кино и т.д. Основы и стратегия государственной культурной политики диктуют необходимость усиления роли государственного заказа.

Министерство культуры Российской Федерации, являющееся головным органом государственной власти в области культуры, обязано контролировать работу Фонда кино и отвечать за выполнение основ государственной культурной политики в сфере кинематографа. Министр культуры Российской Федерации должен обладать правом «вето» в решениях Фонда кино, делегируемого представителю министра, входящему в состав попечительского совета. В экспертном совете необходимо присутствие и представителя Общественного Совета Минкультуры.

Не закрывая глаза на то, что в нашем обществе происходят объективные тектонические процессы тотальной капитализации и коммерциализации всех сфер бытия, Общественный Совет призывает всех собравшихся здесь к осознанию мысли о том, что культура и бизнес – понятия несовместимые. Сдадим культуру бизнесу – потеряем душу народа. Напомню провиденциальные слова Гоголя, не потерявшие и сегодня своей актуальности: «Сейчас идёт бой, самый главный бой – бой за душу человека». Россия не должна этот бой проиграть!


Статьи по теме

   Такое кино нам нужно?
   Сдадим культуру бизнесу — потеряем душу народа
   Общественный совет при Минкультуры России предлагает реформировать деятельность Фонда кино

 

На заседании Общественного совета при Минкультуры России обсудили деятельность Фонда кино

Фото : Алексей Давыдов и Михаил Макаров – Институт культуры МЧС России