Киновед Александр Семенюк: «Пришло время переосмысления своих историко-культурных традиций и своей идентичности»

Тенденции современного кино в целом, проявленные конкурсной программой XXVII Международного кинофорума «Золотой Витязь» и в том числе участвовавшими в ней документальными фильмами, вскоре окажут влияние на отечественный кинопроцесс. Интервью Сергея Головецкого (газета «СК-новости») с киноведом Александром Семенюком, членом жюри программы полнометражного документального кино состоявшегося в Севастополе кинофорума…

Восстанавливая смыслы и традиции

В Севастополе прошел XXVII Международный Кинофорум «Золотой Витязь». Не лишним будет рассказать о проявленных этой конкурсной программой в целом и участвовавшими в ней фильмами тенденциях, которые вскоре окажут влияние на отечественный кинопроцесс. Мы поговорили с киноведом Александром Семенюком, членом жюри программы полнометражного документального кино.

Сергей Головецкий. В первую очередь меня и моих коллег-документалистов интересуют тенденции в области полнометражного документального кино.

Александр Семенюк. Очень интересно наблюдать, как развивается именно этот формат. Ведь сравнительно недавно «полный метр» занимал позицию аутсайдера в современном документальном кинематографе. Считалось, что время его расцвета давно миновало. Однако сейчас многие стремятся снимать такое «длинное» кино. Хотя далеко не все российские режиссеры понимают его специфику и назначение. Некоторым, особенно молодым, кажется, что полнометражный документальный фильм ‒ это увеличенная по хронометражу короткометражка. Из-за подобного подхода многие фильмы отечественного «полного метра» несовершенны по форме и драматургии. Поскольку в них авторы используют малую (новеллическую) сценарную форму, заявляют, как правило, одну сюжетную линию и одного главного героя. В результате композиция, рассчитанная на короткометражку, провисает в полнометражном фильме, его темпоритм снижается, а сюжетная линия и образ героя исчерпываются уже к середине картины.

Сергей Головецкий. Мне тоже кажется, что далеко не все мои коллеги осознают разницу в построении большой и малой формы.

Александр Семенюк. Фестивальная система просмотров и отбора фильмов позволяет проследить тенденцию подобных несоответствий на концептуальном уровне и выявить их причины и генезис. В данном случае надо отметить, что «моду» на современное полнометражное документальное кино стимулировали американцы. Для чего? Они кинематограф ввели в систему национальной безопасности страны, сделав его частью «мягкой силы» в сфере информационных и когнитивных войн. Потому что понимают: кино ‒ это самое манипулятивное средство воздействия на общественное сознание. Тем более сейчас, в кризисный период смены эпох, когда происходит политическое моделирование будущей картины мира. Ведь одно из основных свойств природы киноискусства ‒ формирование образов будущего. Документальное кино в этом процессе играет важнейшую роль, потому что запечатлевает «жизнь, как она есть», тем самым как бы объективируя на экране содержание окружающей действительности. Сегодня средства выразительности полнометражного документального кино позволяют режиссеру выйти за границы структурных ограничений того, что принято называть собственно «фильмом», превратив его в своеобразный аналог культурологического эссе, способного описывать картину мира в широчайшем образно-смысловом контексте. То есть талантливо сделанный документальный «полный метр» ‒ это, по сути, культурно-исторический анализ человеческого бытия и картины мира в образной, художественной форме. Поэтому его драматургия должна строиться на принципах сюжетной и смысловой полифонии с активным использованием приема контрапункта. А самому сюжету необходима романная или эпическая форма. Тогда при построении художественного мира фильма будет стираться грань между документальными и игровыми стилевыми конструкциями. Еще Эйзенштейн считал идеальным тот фильм, в котором сюжетное действие «выглядит как хроника событий, а действует как драма». В этом смысле подлинно новаторским триумфом на нынешнем фестивале стал показ полнометражного документального фильма «Раскаленный хаос» питерского художника и режиссера Сергея Дебижева. Это первая часть кинотрилогии, в которой дан историософский анализ событий ХХ века. Фильм сделан в коллажной стилистике на высочайшем технологическом уровне. Также в этом формате мне очень понравился фильм Галины Леонтьевой «Искусственное дыхание». В ее картине наблюдается сопряжение и столкновение двух сюжетных и смысловых линий – работы врача скорой медицинской помощи и реалий малоприглядной действительности современной провинции. Кажется, что человек не только работать ‒ существовать не может в подобных условиях. Однако такая экзистенциальная ситуация, в которой находится герой, становится для него подлинно христианской практикой смирения, терпения и готовности до конца выполнять свой профессиональный и человеческий долг. Это подлинно православное кино. Очень порадовала ваша работа «Дуэль. Финал». Импонирует попытка совместить в авторском дискурсе разнородные пространственно-временные планы через внутренний монолог рассказчика-героя.

Сергей Головецкий. Спасибо за такое острое внимание к нашим фильмам, но какие еще тенденции в отечественном кино проявились на кинофоруме?

Александр Семенюк. С каждым годом в конкурсной программе все больше принимают участие фильмы, смысловые и художественные формы которых основываются на отечественных культурно-исторических традициях. И это неудивительно. Последние мировые события показывают, что глобализм как универсальный проект существования современного человечества исчерпал себя. Соответственно, оформляющий его в культуре постмодернизм перестает быть основополагающим направлением в искусстве. А значит, пришло время переосмысления собственных историко-культурных традиций и своей идентичности. Поскольку киноискусство отображает реальность во всех ее проявлениях и полноте, то тенденции традиционализма, культурной аутентичности все больше проявляются в работах многих российских кинорежиссеров. Интересно, что в фильмах-участниках «Золотого Витязя» происходит поиск и активное формирование образа современного отечественного героя. Причем не калькированного англосаксонского супермена, спасающего мир, чтобы затем его колонизировать. А скорее, героя шукшинского плана. Ведь герой в искусстве кино ‒ не только персонаж увлекательного сюжетного действа. Это, в первую очередь, архетипический образ, который укоренен в многовековой историко-культурной народной памяти. Трансляция такого образа в современных произведениях искусства необходима, так как он формирует «по своему подобию» основные, «матричные» характеристики социума, особенно в среде молодого поколения. В этом плане показателен фильм-лауреат кинофорума в номинации «Детское кино» «Со дна вершины» режиссеров Яны Поляруш, Тамары Цоцории и Константина Кутуева. В его основе – реальная история двукратного российского паралимпийского чемпиона Алексея Мошкина, который в результате травмы лишился обеих ног, но не сломался, не пал духом, а продолжил тренировки и поднялся на высшую ступень спортивного пьедестала.

Сергей Головецкий. «Золотой Витязь» ‒ международный кинофорум, однако пока ты рассказываешь только о российских фильмах.

Александр Семенюк. Ну, во-первых, потому что это – наболевшее. Современное российское кино, в основе которого тысячелетние культурные отечественные традиции, сегодня во многом представляет из себя колониальный голливудский клон провинциального пошиба. Пришло оно к этому состоянию из-за тех самых глобализма и постмодернизма. Пора выбираться из этого «болота». Раньше стратегической задачей фестиваля и его руководителя, народного артиста России Н. П. Бурляева, было стремление сохранить отечественные культурные традиции. Суть их в том, что художник в России всегда сострадал героям своих произведений. Он любит «маленького человека» и отделяет в образе персонажей характер грешника и сам грех, не отождествляя их с самим человеком. Российский художник всегда недвусмысленно и прямо показывал границы добра и зла в окружающем мире, давал нравственную оценку действиям своих героев. У него всегда на первом плане духовный и нравственный идеал. Сейчас в подавляющем большинстве российских фильмов, особенно игровых, все наоборот. И это не случайно: постмодернизм, ставший базисом их творчества, нивелирует духовные и нравственные критерии, не различает границ между добром и злом, превращает проблемы и боль человеческой души в элементы эстетической игры, вместо упорядочивания социального космоса, стремления к гармонии устраивает разрушительный хаос, пытается упразднить божественный порядок мироздания. В результате своих эстетских игрищ с ценностными смыслами уничтожает их, превращая бытие мира и человека в фантасмагорическую иллюзию, сюрреалистический кошмар… Поэтому сейчас «Золотому Витязю» приходится решать поистине гамлетовскую проблему. Сегодня в прямом смысле необходимо соединять «распавшуюся связь времен», а вернее, распавшуюся связь кинематографических поколений. В российском кино сегодня работают представители уже второго постсоветского поколения молодежи. Они неплохо освоили современные кинотехнологии. Однако их поколенческим и профессиональным «брендом» стал полный и демонстративный отказ от российских историко-культурных традиций. В том числе от традиций кино Пырьева, Бондарчука, Шукшина, Тарковского. А без них подлинное киноискусство невозможно. Именно этим объясняется трагизм сложившегося положения дел в отечественном кинематографе. Это настолько очевидно, что не имеет смысла приводить в пример длинный список имен классиков мировой культуры, чье творчество было бы невозможно без преемственности национальных традиций. Такое положение дел в нашем кино парадоксально, так как один из лучших мировых сценаристов и режиссеров Кристофер Нолан буквально следует в своих фильмах художественному методу и опытам с хронотопом Андрея Тарковского. Другой «оскароносец», Алехандро Гонсалес Иньярриту, в «Выжившем» ученически компилирует эстетику фильмов Тарковского. Сегодня, к сожалению, большинству наших молодых кинематографистов неведом смысл художественной категории «подтекст», без понимания которой в искусстве вообще делать нечего. Поэтому фестиваль терпеливо, с надеждой воссоздает традиции отечественного кино, выстраивая в этом направлении стратегию своей работы с молодыми кинематографистами. Что же касается международного статуса кинофорума… «Золотой Витязь» привлекает многих зарубежных кинематографистов именно своей традиционалистской направленностью, так как они не хотят быть глобалистскими «унтерменшами». В этом году, например, южнокорейские буддистские монахини привезли на кинофорум снятый ими игровой фильм «Нагорная проповедь», который без всяких трансформаций и интерпретаций являет собой духовный и богословский опыт постижения христианства. Традиционно интересными были программы сербского и болгарского кино. Призером в документальном «полном метре» стал замечательный грузинский фильм Вахтанга Габашвили «Прозрачный мир». «Бронзового Витязя» в номинации «Игровое кино» получил режиссер из Армении Давид Сафарян за фильм «Жаркая страна, холодная зима». Игровой «Серебряный Витязь» достался фильму «Завещание отца» режиссеров из Кыргызстана Бакыта Мукула и Дастана Жапара-уулу. «Золотого Витязя» в этой же номинации получила польская картина «Птицы поют в Кигали» режиссеров Иоанны Кос-Краузе и Кшиштофа Краузе. А cпециальный приз «Золотой Витязь» присужден фильму «По соображениям совести» Мэла Гибсона (Австралия/США). Кроме того, международный уровень кинофорума поддерживали председатели и члены жюри: Горан Паскалевич (Франция/Сербия), Ольга Маркова (Болгария), Малгожата Потоцка (Польша), Йован Маркович (Сербия), Сергей Катьер (Беларусь), Алексей Колесник (Украина). Причем это далеко не полный список иностранных участников жюри форума. Так что, по выражению классика современной русской литературы и большого друга «Золотого Витязя» Василия Ивановича Белова, у кинофорума все впереди!

Сергей Головецкий. Спасибо за беседу. Не часто документальное кино получает анализ, сделанный с такой профессиональной и интеллектуальной ответственностью.

 

«СК-Новости» № 7-8 (369-370) 17 июля 2018