Литфорум в Пятигорске. И вновь говорят лауреаты Х МСЛФ «Золотой Витязь»

Сергей Боков. Сергиев Посад Московской области. Приз «Золотой Витязь» в номинации «Публицистика»:

С «Золотым Витязем» меня, как президента открытого фестиваля телекомпаний Московской области «Братина», связывает многолетняя дружба, творческое сотрудничество и деловое партнёрство. Почти четверть века мы, как соратники, стоим плечом к плечу на поле брани в борьбе за нравственные идеалы, за возвышение души человека. Трудясь в разных видах искусств, мы эффективно дополняем друг друга. Правдивую, а порой острую, обличающую негативные стороны нашего общества продукцию «Золотого Витязя» мы смело показывали не только на телеканалах Подмосковья, но и в других регионах России, ближнего и дальнего зарубежья. А сам Н.П. Бурляев в Сергиевом Посаде на телеканале «Тонус», который тоже возглавляю я, много лет ведёт программу «Клуб “Золотого Витязя”».

В 2013 году я решился подать На IV Международный славянский литературный форум «Золотой Витязь» свой литературный труд – городской документальный роман-эпопею «Напряжение», своего рода современную педагогическую поэму о молодёжи, ищущей в сложном, противоречивом мире 80-х – 90-х годов прошлого века своё место под солнцем, о создании первого в СССР молодёжного культурного центра «Тонус». Тогда моя работа привлекла внимание жюри, и в чудесном городе Суздале я был награждён Серебряным Витязем!

Продолжение «Напряжения» в очередных двух томах я писал, собирал, анализировал, систематизировал в строго хронологическом порядке почти 12 лет. Суть романа состоит в изложении сюжета, основанного на исторических реалиях, фактах, подтверждённых документами. В его вынашивании и рождении, как редактор и корректор, мне активно помогала заслуженный работник печати Московской области Светлана Конькова. Я считаю её полноправным соавтором. Работа была адова, но удивительно увлекательная, а как краеведческий материал – абсолютно уникальная. В номинацию «Публицистика» она подходила так же органично, как статья в газету.

Это поняли, оценили и поддержали классики современной литературы, входившие в жюри «Золотого Витязя», такие как Владимир Крупин, Константин Скворцов, Владимир Орлов.

…И вот меня вызвали в знаменитый Пятигорск на Х Международный славянский литературный форум «Золотой Витязь», который совпал и с 205-летием со дня рождения М.Ю. Лермонтова.

В моей номинации победителями стали довольно известные, замечательные писатели-публицисты, среди которых государственный деятель, адвокат, телеведущий Павел Астахов. Тем приятнее и интереснее было общение и с ними.

Программа пребывания, а скорее работа на форуме, как всегда была насыщена разного рода мероприятиями. Все отмечали слаженность действий администраторов, режиссёрско-постановочной группы и вообще всей команды «Золотого Витязя».

Писатели в общей массе своей – народ отзывчивый, словоохотливый, так что и круглые столы, и встречи с читателями не только в Пятигорске, но и в других районах Ставрополья были для участников не обременительны, а, наоборот, очень желанны. Каждый нёс своё слово правды, обострённое понимание действительности.

Особенно запомнилась встреча в Пятигорске, в библиотеке филиала №2 на улице Кочубея, где заведует Манухина Нина Александровна. Она так тепло принимала нашу группу, что после презентаций своих произведений коллегами я уже особо ничего не рассказывал, а спел несколько песен собственного сочинения, основанных на сюжетах из романа «Напряжение». Экспромтом получилась литературно-музыкальная композиция. Несмотря на то что все впервые слышали мои песни, припевы на раз подхватывали дружно и весело! Хочу подметить, 15 минут для раскрытия своего материала авторам, конечно, не хватает. Понятно, что и библиотек на всех участников не наберёшь. Но всё же временем поуправлять можно. Например, спланировать, чтобы встреча длилась дольше, но с перерывом. Тогда читатели смогут лучше узнать автора и его произведение.

Конечно, несмотря на занятость, удалось пообщаться с коллегами и приватно. Это, как и у нас на «Братине», я считаю обязательной программой. Познакомиться поближе, подбодрить, похвалить, поспорить с умными людьми – первое дело!

Со мной вместе прилетел в Пятигорск и поселился в одном номере мой однополчанин, уроженец Барнаула Валерий Копнинов, с которым мы в 1985 году во время срочной службы в ГСВГ организовывали в Вюнсдорфе юбилейный День Победы «На страже мира». Никогда в жизни не подумал бы, что через 35 лет судьба сведёт нас, солдат-витязей, под одну шинельку здесь, в Пятигорске, как литераторов! Опять, как когда-то в казарме, наши кровати были рядом, еда из «одного котелка»… Фантастика! Наверное, это тоже своего рода миссия «Золотого Витязя» — собирать людей «одной крови»!

Неожиданно нам с Валерием Копниновым пришлось и тут малость «повоевать». Когда мы приехали на место дуэли, а вернее, убийства Лермонтова, нас смутила большая группа подростков с педагогами, которые, выстраиваясь по ранжиру для общего фото, резвясь и смеясь, чуть не залезли на стелу памятного мемориала. Они явно недопонимали, куда их привезли и какая драма мирового значения произошла именно здесь, у подножия горы Машук. Пришлось корректно сделать внушение сначала педагогам, а потом и самим ребятам. Пригласили их на церемонию награждения в Железноводск. Сфотографировались они, уже не кривя рожицы и не наставляя рожки соседу.

…Когда-то, в 1999 году, в Сергиевом Посаде, посадив на одной из центральных улиц 62 липы, по числу телекомпаний, существовавших на тот момент в Подмосковье, мы заложили аллею журналистов «Братина». Корешки маленького саженца, оказавшегося напротив его дома, вместе с сынишкой Иваном и дочуркой Дашей любовно присыпал и Н.П. Бурляев. Теперь здесь, в Пятигорске, в Комсомольском парке участники форума посадили под сотню именных клёнов, пустив, как символически выразился сам Бурляев, корни «Золотого Витязя» в благодатной земле Пятигорска. У меня это шестая подобная акция, и я с удовольствием включился в благое дело, бережно вкопав свой хрупкий саженец рядом с клёниками самобытных литераторов и общественных деятелей Алтая – Валерия Копнинова и Сергея Шаргунова, иркутской писательницы Галины Афанасьевой-Медведевой, писательницы из Харбина Веры Сытник, народного артиста России Сергея Никоненко, заслуженного артиста Украины Алексея Колесника и других коллег по цеху.

Когда перед торжественной церемонией награждения, не хочется говорить – закрытия, мы друг за другом гордо шли по красной дорожке, я вдруг увидел самозабвенно хлопающих и улыбающихся нам во весь рот двух мальчишек. Я узнал их сразу. Это были ребята из той группы школьников, развязно фотографировавшихся на месте гибели Лермонтова. Они, а может, и ещё кто-то, всё же приехали по нашему приглашению на заключительную встречу с участниками «Золотого Витязя». И это не чудо, это наша лепта в борьбе за нравственные идеалы, за возвышение души человека!


Екатерина Шелеметьева. Санкт-Петербург. Приз «Серебряный Витязь» в номинации «Литература для детей и юношества»:

Письмо от оргкомитета форума с приглашением в Пятигорск стало для меня большой неожиданностью и радостью. Я мало что знала о «Золотом витязе» и не представляла, что ждёт меня в Пятигорске.

Первым приятным сюрпризом стала погода. Из осеннего, сырого и холодного Петербурга я прилетела в настоящее лето. Тепло, +24, солнце, совершенно ясное голубое небо, цветы на клумбах, и люди в тонкой одежде. Удивительно для середины октября.

Впрочем, Пятигорск поразил не только тёплой погодой – это красивый, уютный город, с интересной историей. Рядом с отелем, где мы жили, находится прекрасный парк «Цветник», тот самый, где бывали герои романа Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев».

Здесь же в Пятигорске находятся дом-музей Михаила Юрьевича Лермонтова и беседка «Эолова арфа», описанная в его повести «Княжна Мэри». Всегда волшебно оказываться там, где бывали писатели и герои твоих любимых книг.

И всё-таки, несмотря на красоту города и его историю, самое чудесное в этой поездке и на форуме – люди. Писатели, поэты, публицисты, литературоведы, сценаристы и историки – много удивительных, талантливых людей, знакомство с которыми настоящая удача. Каждый участник форума – интереснейшая личность, кладезь знаний и потрясающих историй. Быть может, немного не хватило времени как раз на общение, всё-таки у форума была очень насыщенная программа. Но это не минус фестиваля, а скорее повод однажды приехать сюда снова, навестить прекрасный город, посаженные нами деревья, побывать в библиотеках и встретиться с литераторами, лауреатами «Золотого витязя».

Хочу поблагодарить организаторов конкурса и членов жюри за эти прекрасные дни в Пятигорске, за возможность участвовать в форуме, за высокую оценку моего творчества. Я желаю «Золотому витязю» процветания и надеюсь на новую встречу!


Владимир Рак. Иркутск. Специальный диплом Х Международного Славянского литературного форума «Золотой Витязь» — «За подвижнический труд, открывающий новые горизонты в языковедении»:

Для меня «Золотой витязь» начался в теперь уже далёком 1978 году. Я тогда учился в Иркутском училище искусств, на последнем курсе художественного отделения. В это время начинался, как его назовут позже, застойный период. Форточка свободы шестидесятых годов захлопнулась, но были живы люди, которые успели хлебнуть того пьянящего воздуха свободы. Уже были написаны «Уроки французского» Валентина Распутина, уже на подмостках театров всей страны начались постановки пьес Александра Вампилова и весь Советский Союз знал стихи Евгения Евтушенко. Это всё были наши, живые земляки и это не могло не сказываться на культурной жизни Иркутска. Были «живые» тусовки, где-нибудь в художественной мастерской, или на квартире собирались разношёрстые компании творческих людей и часто до утра вели разговоры «за искусство». К этому нужно добавить, что в каждом городском дворе из магнитофонов звучали песни Владимира Высоцкого. Удивительное дело, казалось бы, в песнях Высоцкого не было ничего антисоветского, но почему партия не приветствовала его творчество? Да всё было очень просто – все понимали, что это поёт свободный человек, и людям этого было достаточно. Среди огромного количества профессий, при социализме наибольшей свободой пользовалась, так называемая, творческая интеллигенция. На заводах, фабриках, да и вообще на любом мало-мальски уважающем себя предприятии, существовала проходная система, это значит, что каждый член рабочего коллектива имел пропуск, по которому его пропускали на работу и выпускали после смены домой. Пропуск должен был регистрироваться на проходной с приходом на работу, и так же регистрироваться с уходом с работы, от этого зависела зарплата. День, когда пропуск не был зарегистрирован в ведомости, автоматически считался прогулом. По этой системе проходных работала вся страна, за редким исключением. Если человек не работал вообще, он очень быстро попадал в разряд тунеядцев, а с такими людьми у властей был разговор короткий – не хочешь работать на свободе, будешь работать за колючей проволокой. Некоторые исключения были сделаны только для «творческой интеллигенции». Под этим выражением подразумевались люди творческих профессий, которые были объединены в союзы. Наиболее значительными и заметными были союз писателей, союз художников и союз театральных деятелей. Союзы писателей имели свои помещения, где они могли проводить всевозможные мероприятия и собрания, но писал, то есть работал, каждый писатель и поэт дома. Союз театральных деятелей имел тоже своё помещение, но в отличие от Союза писателей в этом помещении был ресторан. В дни театральных премьер и других знаменательных событий, этот ресторан мог работать всю ночь. Союз художников в своём здании не имел ресторана. Зато у художников были мастерские, в которых они были сами себе хозяева и могли в них свободно распоряжаться своим рабочим временем.

Партия пестовала и лелеяла творческую интеллигенцию, её всячески ласкали, прикармливали и берегли. У всех членов творческих союзов не только не было никакой проходной системы, они вообще были народом свободным. Однако в творческий союз можно было вступить только после того, как наступит известность, а она зачастую задерживается на неопределённый срок. Тяжелее всего приходилось поэтам. Писать стихи люди начинают с самого раннего возраста, вначале они пишут в школе, потом где угодно. Наконец, по-настоящему талантливый поэт встречается с прозой жизни, с одной стороны, он вдохновенно пишет свои стихи, а с другой стороны, ему нужно обязательно числиться на работе и чем-то кормить семью. Даже если у человека были обеспеченные родители и они могли содержать своё чадо, ему всё равно необходимо было работать. Вот и мыкались эти пииты по всевозможным кочегаркам, благо работать там нужно было сутки, через двое: то есть – сутки отработал, двое суток отдыхаешь.

…По вечерам, когда заканчивалась дневная суета, в художественную мастерскую моего друга Бориса Десяткина приходила всевозможная творческая братия. Люди, которые в разное время и разными компаниями приходили в мастерскую к Борису, приносили с собой вино, водку, выпивали, вели разговоры о чём угодно, но любой разговор вёлся в контексте искусства. Как бы гости ни выглядели и о чём бы ни говорили, я знал, что у каждого есть ещё и другая жизнь, о которой не принято было распространяться. Каждый из гостей был творцом, в большей или меньшей степени, но все занимались созданием произведений, если говорить высокопарным слогом. Большая часть из них были художниками, некоторые были писателями и поэтами, третьи были актёрами, иногда в эту среду залетали и белые вороны, люди от науки или медицины. Я был студентом, но уже участвовал в нескольких городских выставках, может быть, поэтому творческий народ относился ко мне благосклонно.

Часто в нашу компанию заносило кинооператора студии кинохроники, Владимира Головкина. В этих случаях разговор принимал киношный оборот – обсуждали кинорежиссёров, их кинокартины, да и в личную жизнь заглядывали. Чаще других Головкин заводил разговор об Андрее Тарковском – мол, это режиссёр огромного таланта и мы все ещё о нём услышим. И действительно, на слуху этот режиссёр был у всех, но картин его никто не видел. Однажды Головкин запальчиво обратился ко мне: «Вот ты, студент, организуй своих ребят, напишите коллективное письмо в министерство культуры. Так мол и так, есть такой режиссёр Андрей Тарковский, а мы, будущие работники искусства, не знаем его фильмов. Как мы можем нести искусство в массы, если мы не видели ни одну из его кинокартин? Никто из нас не видел «Иваново детство», «Андрей Рублёв», «Сталкер», «Солярис» и «Зеркало»». О серьёзности предложения оператора свидетельствовало то, что он тут же на бумажке переписал названия всех пяти фильмов мастера. Поговорили ещё о всякой всячине, потом все выпили, но бумажку я положил во внутренний карман куртки.

Утром следующего дня я нашёл у себя в кармане список фильмов, которые Головкин рекомендовал посмотреть, и задумался. Нужно сказать, что у себя в училище я был профсоюзным боссом – так меня в шутку величали сокурсники. В училище была женщина, от профсоюзов, и даже кабинет у неё был, но я был главным выборным лицом от студентов всего училища. Собрав с десяток студентов-старшекурсников, я держал перед ними речь, на предмет создания и отправки письма в министерство культуры. Студенты, с прибаутками и молодым хохотом стали сочинять «письмо турецкому султану», так в шутку мы это письмо именовали. Бумага была составлена, как бы от профсоюзной организации, даже печать на ней тиснуть я уговорил нашу профсоюзную деятельницу. Письмо отправили, как «на деревню дедушке»: на конверте мы написали адрес – Москва, министерство культуры, министру.

При встрече с Головкиным, я рассказал ему об эпопее с письмом – вместе посмеялись. А спустя месяц, на городском кинотеатре «Хроника» горожане увидели афишу, написанную мелким шрифтом:

Ретроспективный показ фильмов Андрея Тарковского
– «Иваново детство»
– «Андрей Рублёв»
– «Сталкер»
– «Солярис»
– «Зеркало».

Несмотря на мелкий шрифт, городской народ афишу увидел. То, что эти фильмы были запущены в прокат по письму студентов, только подлило масла в огонь. Начался ажиотаж, и сборы кинопрокату были обеспечены, даже на подходах к кинотеатру люди спрашивали «лишний билетик».

Первым шёл фильм «Иваново детство», эта лента была создана в лучших традициях реализма. Главную роль играл подросток Коля Бурляев, и с тех пор я начал следить за его творчеством. На второй день шёл фильм «Андрей Рублёв», это кино рассказывало о временах давно минувших – но как достоверно была показана эта старина! Казалось, что это не кино, а какая-то машина времени увезла зрителей в те древние времена. И в этом фильме одну из главных ролей тоже сыграл Николай Бурляев, и опять свежо и талантливо.

На третий день зрителям показали фильм «Сталкер», это была картина совсем другого плана, чем две первые – это был фильм-фэнтези, о некой зоне, в которую всё время ходил главный герой. Кино очень интересное, но до конца оно стало понятным только тогда, когда рванула Чернобыльская АЭС на реке Припять.

К показу на четвёртый день был предложен фильм «Солярис». Это тоже была кинофантазия автора. В этом фильме речь шла о некоем космическом путешествии группы космонавтов (как это тогда ещё далеко было от реальности!), но тоска этих людей по земле была передана осязаемо.

Наступил пятый день просмотра, а толпа желающих посмотреть последний фильм не уменьшилась, наоборот, казалось, что она стала ещё гуще. Зрителям предстояло посмотреть «Зеркало». В зале медленно потух свет, началась демонстрация фильма. Первые кадры этого кино начались с чёрно-белого сеанса гипноза, и только потом шло уже само цветное кино. На экране показывали, как горел дом – пламя полыхало, но стояла тишина. Я смотрел фильм и каким-то невероятным образом в нём растворился. Моё я растворилось в этом фильме, я просто чувствовал, что всё происходящее на экране происходит именно со мной. При этом, ни в каком-то прошедшем времени, а именно здесь и сейчас. Я смотрел себя, и видел своё внутреннее содержание. Я просто сидел и чувствовал – мыслей не было. Это было непостижимо! Именно в этом был гений Андрея Тарковского, он создал фильм, который нужно было просто чувствовать, мысли были излишними.

Может быть, этому помог сеанс гипноза в самом начале фильма. Может быть. Но в этом фильме я взглянул на самого себя, как в зеркало, именно поэтому этот кинофильм и назывался «Зеркало».

Кино закончилось, в зале загорелся свет, и густая толпа молча двинулась к выходу. Я выходил вместе со всеми и вдруг по соседству услышал: «Или Тарковский дурак, или я ничего не понимаю». Я легонько дотронулся до плеча человека, сказавшего эти слова, и произнёс – «Тарковский не дурак, он гений».

После показа фильмов Андрея Тарковского в Иркутске прошло много времени – менялась страна, а вместе с ней менялись и люди. В 1986 году началась перестройка. Вся общественная собственность страны, в одночасье, обрела хозяев. Те, кто ещё вчера эту общественную собственность рьяно охраняли, вдруг сделались её владельцами. Творческие союзы собственности не имели, поэтому очень скоро они превратились в балласт для государства – писатели продолжали писать свои книги; художники ваяли холсты; кинематографисты продолжали ставить кинокартины, но государство за всё это творчество прекратило платить. Культура была отпущена в свободное плавание, зато отменили цензуру. И началось! Творцы начали «вытворять». Всё делалось на потребу публике, а что поделать – семью-то кормить нужно. Качественная литература заменилась откровенным чтивом, а художественные полотна стали похожи на праздничные открытки. Театр и кинематограф тоже не остались в стороне, на сцены и на экраны прорвалась пошлость, вкусовщина и откровенная порнография. Попса в новой России стала править свой бесовский бал.

В стране, несмотря на все передряги, оставались честные и талантливые люди. В 1992 году актёр Николай Петрович Бурляев организовал форум «Золотой Витязь». За несколько лет своего существования этот форум приобрёл статус международного и охватил наиболее значимые сферы культурной жизни России. «Золотой Витязь» стал заметным явлением не только в России, но и во всех странах славянского мира, и быть участником форума и, тем более, его призёром стало престижным.

Я был участником Х международного славянского литературного форума «Золотой витязь» в Пятигорске. Общее впечатление от форума я могу назвать двумя словами – это праздник!

…Форум закончился, а у меня остались вопросы. Как тот мальчишка, Коля Бурляев из кинофильма «Иваново детство», стал объединяющим началом для всех деятелей искусства не только России, но и далеко за её пределами? Может быть, в этом человеке продолжил свою жизнь его Великий учитель Андрей Тарковский? А может быть, Бог отдельно поцеловал того мальчишку в макушку и он стал Великим?

Я не знаю. Но, я знаю точно, что дело, которому Николай Петрович Бурляев посвятил себя всецело, не умрёт, и «Золотой Витязь» будет расцветать всеми цветами Божественной радуги! Удачи тебе, Мастер!


Тамара Лангуева. Ставрополь. Диплом в номинации «Литература для детей и юношества»:

К сожалению, я не смогла присутствовать на церемонии открытия и на других мероприятиях Х Международного Славянского литературного конкурса «Золотой Витязь». Но мне удалось побывать на церемонии его закрытия. И я благодарю организаторов за отличное её проведение.

Запомнилось то, что сами организаторы оказались очень вежливыми, тактичными и отзывчивыми людьми. Поскольку у меня сейчас большие проблемы со здоровьем, передвигаться мне было крайне затруднительно. Я едва смогла подняться на сцену. Однако президент МСЛФ «Золотой Витязь» Николай Петрович Бурляев не растерялся и учёл это обстоятельство, после награждения он галантно помог мне спуститься со сцены. Казалось бы, ничего особенного в этом нет, но приятно. Аналогично поступил и В.Е. Орлов, когда я выбирала для себя удобное место в зрительном зале. После окончания церемонии он подошёл ко мне и поинтересовался, какое впечатление у меня осталось от конкурса, дождался ответа, затем пожелал мне крепкого здоровья и творческих успехов. Очень внимательна и тактична была Зоряна Чеботарь. Она, как ангел… легка, заботлива и симпатична!

О концерте. Особенно понравилось выступление Валерия Баринова, песни в исполнении Леонида Серебренникова и других участников.

Замечательно, что этот литературный конкурс уже 10 лет проводится на нашей благодатной ставропольской земле. Как чудесная ставропольская природа служит украшением и источником вдохновения во время творческих встреч и выступлений конкурсантов, так и непосредственно сам конкурс является настоящим изумрудом в короне министерства культуры Ставрополья. Желаю крепкого всем здравия, благодати и процветания.


Василий Киляков. Электросталь Московской области. Приз «Бронзовый Витязь» в номинации «Проза»:

В этом году сошлись – точно звёзды в плеяды — юбилейными датами рождения самые удивительные русские писатели. И.А. Крылову – 250 лет, А.С. Пушкину – 220, Я.П. Полонскому – 200, А.П. Платонову — 120, Л.М. Леонову – тоже 120, В.М. Шукшину – 90 лет, М.Ю. Лермонтову – 205! И все они гордость наша, укоренённые верой православные писатели, мыслители, философы. Классики, писатели разные, по-разному приходившие к вере. Но есть то, что их объединяет: они одного Духа. И они посылают Благословение Международному славянскому литературному форуму.

«За нравственные идеалы, за возвышение души человека» — выбито на Бронзовом Витязе, которым удостоил форум меня за книгу прозы «Посылка из Америки»….Вот я и «забронзовел», — думаю я о себе с улыбкой. Не возгордиться бы… Слаб человек без помощи Божией. Что это, в самом деле, честолюбие или нечто иное, новое? И понимаю я вдруг, что не в славе как таковой дело. Дело в том, чтобы найти большого и, что главное, — родственного сердцу читателя. Действительно, кто бы знал или узнал в будущем, что жил, а может быть и ещё поживет и поработает, такой писатель русского классического «направления» – Киляков В.В? И вот теперь, с такой наградой, – я уже не зря жил. Я замечен. И отмечен. Теперь необходимо соответствовать уровню да и не какого-нибудь, а Международного! масштаба. Такие форумы и такие награды не для славы суть, а тем уже ценны, что открывают перспективы.

Писатели: русские и украинцы, белорусы и сербы — делились своими планами, заметами. Свои, по Духу, тянулись к своим. Неизвестный мне автор, исполнивший в бронзе моего Витязя, – тоже свой, творец. Этот витязь — вызов злу мира сего. Он, отстаивая Отечество, пронзает врага мечом, оставляя ему (по меткому определению А.С. Пушкина в оде «Клеветникам России») только одну перспективу – навечно успокоиться на широких просторах наших степей, «среди не чуждых гробов».

Приземистый и крепкий русский воин, тяжёлый, весомый, несокрушимый, витязь пронзает врага, но и осеняет крестом (меч отлит в форме креста) – соотечественника, борца. Земляка, со-таиника, со-мысленника и наперсника своих дум, чаяний. Меч – Крест Христов.

С 18 октября 2019 года и я, милостью Божьей, принят в воинство витязей. Вручение мне за третье место по прозе за книгу повестей и рассказов на Литературном форуме, — тот случай, когда бронза дороже (и тяжелее!) золота. Скульптор смог точно воплотить идею Международного форума в замысле «пера» и наконечника знамени; на прекрасном русском языке этот наконечник называется – как сильно! – «нАвершие»… И свёл замысел к идее соборности под этим знаменем – в русском воине, стоящем со щитом в строю.

…Международный славянский форум воюет давно — с «тех самых» тяжёлых времен, которые даже представить себе тяжело! С 1992 года он воюет за нас. И за меня тоже. Для меня выстроилось всё теперь просто и понятно, словно открылась простая истина: я — принят в дружину. И тогда и молебен на открытие, и выступления именитых артистов, и слова Н.П. Бурляева и моего дорогого земляка В.Н. Крупина, и даже сама Красная дорожка – предстали не как атрибуты славы и успеха, но как борьба за добро, как движение вверх и вперёд. Всех нас — и участников, и руководителей Международного форума, я увидел в общем строю за нравственность и правду.
«Нравственность есть правда», — повторял В.М. Шукшин своей жизнью. В Пятигорске эти слова звучат рефреном ко всей жизни Лермонтова, до самой его гибели, до крайней точки, до последних шагов к барьеру на горе Машук.

Машук тогда, 15 (27) июля 1841 г., разразился бурей с дождем. А теперь, на форуме, все шесть дней, — и Машук, и Эльбрус были чисты и ясны.

Прекрасно танцевали девушки-барышни у памятника величайшему поэту М. Ю. Лермонтову — и, словно пришедшие из позапрошлого века, протягивали им руку юнкера в фуражках с малиновым околышем. Везде я видел только это: чудо и Промысел. И — приглашение на столь высокий форум, где конкурс был – более трехсот книг участников-претендентов, и этот сказочный перелёт над облаками в самолете, и соседство знаменитых писателей и артистов…

Но и это было ещё не всё. В номере пансионата «Искра» я открыл окно свежим осенним днём, и в лицо, в грудь, в самую душу мне вошёл живой и целительный воздух Пятигорска. Прямо перед окнами моего номера — золотились купола главного Кафедрального собора Пятигорска, и ударил вдруг благовест его колоколов. Удивительной чистоты и красоты — Храм Божий! Словно послан во свидетельство и укрепление в вере! А за ним, как чудо, — дальний, двугорбый Эльбрус высотой едва ли не 6 километров! Воистину — пир духа и злата!

Об этом думал я в храме, стоя со свечой среди своих братьев-писателей, когда открывали молебном первый день нашего Литературного форума. Затем, по завершении молебна, у памятника Пушкину, нам прочёл, а вернее, расколдовал, расшифровал стихотворение нашего гения А.С. Пушкина – Николай Петрович Бурляев. Конечно, так блестяще прочесть стихи любимого поэта мог только он. Хотя какие только величины актёрского мира не озвучивали Пушкина, не рассказывали нам о нём!

Два памятника, двум поэтам — Пушкину и Лермонтову. А между ними пятигорский Кафедральный собор. Что к этому добавить? Форум 2019 года в Пятигорске – безусловно, главное событие за последние, быть может, четверть века моей жизни. И когда на пресс-конференции выступали Н.П. Бурляев, В.Н. Крупин, золотые медалисты конкурса П. Астахов, Г. Медведева, я отдавал себе отчёт, что идея такой объединяющей работы, такого масштаба и размаха могла возникнуть только в сердце неравнодушном, творческом. Множество писателей прибыли на форум – от Байкала до Сербии. А за ними – тысячи читателей. Друзей и соратников. Воинов, как я теперь понимаю. И многих и многих — за ними – братьев наших и сестёр, которых я просто до поры не знаю, не вижу.

…Думаю, что в моём участии на форуме есть для меня нечто промыслительное, и вот почему. В 2011 году наградили на форуме «Золотым витязем» моего учителя по творчеству, по Литинституту, моего наставника и примера для меня во всём – М.П. Лобанова. Когда я после вручения ему Витязя (тогда ещё, восемь лет назад), пришёл в Литинститут, на кафедру творчества, — он светился лицом. Этот 86-летний старец, фронтовик и боец, бессребреник, сказал мне (между делом похвалив мой новый рассказ в журнале «Наш современник»), — сказал мне так:

— Василий, меня наградили Витязем на Международном форуме… — и, как часто он это практиковал, как бы испытывая людей, даже знакомых, «на внешнее и внутреннее», — пристально глядя мне в глаза, добавил, смеясь: — Ну-ну, не пугайся, он безденежный. — И тут же закончил твёрдо и отчетливо: — Но, по нынешним временам, Витязь дорог мне как фронтовая награда! – И, помолчав, добавил: — Потому что, Василий, продались сегодня многие. И лишь вокруг «Золотого Витязя» нет меркантильной возни.

И вот теперь я, считающий себя учеником его, сам приглашён на награду за свою книгу прозы.

Книгу эту мою Лобанов прочёл только в рукописи. И благословил меня на её издание. Не дожил, ушёл от нас полтора года тому назад. Но эстафета преемственности осталась. И я, быть может, сам в недалекой перспективе тоже подготовлю для «Золотого Витязя» – моего ученика, писателя. Я вижу в этой мечте суровую и непобедимую правду жизни. Как у Пушкина: «И пусть у гробового входа младая будет жизнь играть».

…Радовало, что форум проходит под эгидой русской Православной церкви. Наше священство окормляло нас на форуме. Как много хороших слов было сказано на пресс-конференции протоиереем Михаилом Самохиным – руководителем Информационно-издательского отдела Пятигорской и Черкесской епархий – и архиепископом Феофилактом, о дружественной и гостеприимной пятигорской земле, в которую укоренился Витязь.

… Главное наше делание на форуме – вот эта «эстафета перехода» мудрости и знаний от поколения к поколению, в которой залог будущего России. И не только России, а и Беларуси, и Сербии, и Северного Кавказа, и всех-всех нас… Почему? Потому что «нравственность есть правда»… и лишь немного – чудо.