Н.Михалков: России необходима революция сверху и эволюция снизу

Знаменитый российский режиссер, актер, председатель Союза кинематографистов Никита Михалков ответил на вопросы читателей и журналистов РБК. Фигура Н. Михалкова остается одной из самых обсуждаемых в стране: читатели оставили около 2 тыс. вопросов на страницах РБК в соцсетях. Мы постарались задать Никите Сергеевичу наиболее интересующие вас вопросы.

Про цензуру и мраморный фаллос

На прошлой неделе Н.Михалков и его коллеги выступили за введение цензурного органа. Режиссер объяснил, зачем России цензура.

— Цензура нужна. Вопрос в том, кто цензор. Надо точно понимать ее границы. В Думе долго спорили, что такое порнография: никто так и не понял. Я совершенно убежден, что цензура нужна. Важно только, кто этот цензор. Лесков, как в прежние времена, или идеологический отдел ЦК. Ужас в том, что, прикрываясь мыслью и фразой «Пусть все цветы цветут» и пользуясь демократическим принципом, мы снимаем с себя ответственность за все.

Я считаю, что с точки зрения технологии и замысла гениально придумано — за 60 секунд или 3 минуты нарисовать 60-метровый член с учетом того, что когда мосты будут разводиться, он будет смотреть прямо на окна ФСБ

— Я бы не пустил на телевидение, условно говоря, «Дом-2», но разговор идет не о конкретном запрете, это ничего не меняет, просто будет запрещена какая-то программа, а надо запрещать делать какие-то вещи. Вот яркий пример: группа «Война» получает премию «Инновация», в которой принимает участие Министерство культуры. Я считаю, что с точки зрения технологии и замысла гениально придумано — за 60 секунд или 3 минуты нарисовать 60-метровый член с учетом того, что когда мосты будут разводиться, он будет смотреть прямо на окна ФСБ. Придумано колоссально! Как придумка это круто! Но это хай-тек, придумка, это не художественное произведение. А если это художественное произведение — будьте любезны дать народу на это смотреть на постоянной основе. Выложите рисунок мрамором, и каждый раз, когда поднимается мост, белый мраморный член будет смотреть в окна ФСБ. Идите до конца! Запретить это — глупо. Энергетика этих ребят с их талантом может быть замечательно созидательной. Это стеб, это классная придумка, и тот, кто это придумал, действительно человек талантливый. Но давайте разделять придумку и художественное произведение. Для того чтобы сделать эту акцию, не нужно учиться в академии рисовать, как Илья Репин. Нужны только взгляд на жизнь, смелость и азарт. Поэтому запретить — глупо: сделали, так сделали, но если вы за член даете художественную премию, тогда будьте любезны увековечить его, чтобы это было памятником тому, что вы считаете искусством.

Россию погубила великая русская литература

Н.Михалков: России необходима революция сверху и эволюция снизу— И я вам скажу более криминальную вещь. Я согласен с Василием Розановым, который говорил, что Россию погубила великая русская литература. Народническая, демократическая. Николай Некрасов: «Вот парадный подъезд, по торжественным дням…» Все это было смело, талантливо и по большому счету в результате становилось классикой, но вымывало нравственные основы, после чего убивают П.Столыпина и все заканчивается кровавой бойней. 1917г. начался не в 1916г., а лет за 150 до этого. Мы почему-то ненавидим Александра III, который это понял и сразу стал тушить. Он сказал своему сыну Николаю: «Запомни, Ники: у России нет друзей, нашей огромности боятся. У России только два союзника — армия и флот». Чистая правда. И до сих пор так.

Станет ли Н.Михалков президентом

Много вопросов у читателей было про возможную политическую карьеру Никиты Михалкова и его отношение к происходящему в стране. Режиссер уверил РБК, что не хочет быть высокопоставленным чиновником и даже президентом страны.

«Cтав чиновником, ты становишься человеком команды. А если стал человеком команды, ты во многом ограничен, ты можешь быть чем-то недоволен, можешь бросить службу, но все равно следуешь правилам игры, по которым играет команда».

— Каждый должен заниматься своим делом. Я считаю, что могу быть полезен в том, что делаю, в моей независимости. Я даже не пошел ни на одну из чиновничьих должностей, которых мне достаточно предлагали, так как понимаю, что став чиновником, ты становишься человеком команды. А если стал человеком команды, ты во многом ограничен, ты можешь быть чем-то недоволен, можешь бросить службу, но все равно следуешь правилам игры, по которым играет команда. Мне интереснее иметь свое личное мнение по любому поводу и высказывать его на любом уровне, что я и делаю. Считаю, что это мое преимущество, и я бы не хотел менять его ни на что».

Он со смехом опровергает разговоры о том, что ему предложено стать лидером “Справедливой России»: «Как можно стать лидером пустоты? Быть лидером нуля — это сильно мазохистское занятие. У меня есть намного более интересные занятия, чем делать из нуля что-то».

«Все человекообразное подвергается осмеянию, остракизму и стебу»

Н.Михалков: России необходима революция сверху и эволюция снизуВ современной России Н.Михалкову не нравится, что «все человекообразное подвергается осмеянию, остракизму и стебу». «Я уверен: никогда не сможет жить полноценной жизнью большая страна, если в ней нет чего-нибудь такого, над чем нельзя стебаться. Не потому, что тебя в тюрьму посадят, а ты сам не можешь. Ты не можешь вслух сказать, что твоя мать проститутка. Не можешь, даже если это правда. У тебя язык не может повернуться», — говорит режиссер.

Он возмущен тем, как прошел парад 9 мая. «Неужели не чувствуете, что скукоживается огромный пласт и выходит, что Верховный главнокомандующий может принимать парад, сидя, как в театре. Это же не назло сделано, а потому что пропускается мимо. А вместе с этим пропускаются и другие довольно важные вещи: отношение к воинам, то, что они все на одно лицо и в одинаковой форме, и только по дикторским текстам можно понять, кто это», — негодует Н.Михалков.

Режиссер уверен, что России необходима революция сверху и эволюция снизу, просвещенный консерватизм как основа политической системы и идеологии. По мнению Н.Михалкова, первым поступком под знаменем просвещенного консерватизма должно стать введение смертной казни и «не для того чтобы кого-то убить, а для того чтобы осознание неотвратимости такого наказания могло остановить того, кого остановить еще можно».

 

РБК