Николай Бурляев: «За возвышение души человека!»

Изложение постулатов современных русских мыслителей, содержащихся в книге «Вера. Держава. Народ: русская мысль конца XX, начала XXI века», изданной Институтом русской цивилизации, на основе которых может и должна быть оформлена в ближайшее время национальная идея (проект государственной идеологии) России – актуальный проект известного публициста, калужанина Андрея Сошенко на популярном сайте «Русская народная линия». Новая статья проекта посвящена выдающемуся представителю русской культуры, известному общественному деятелю Николаю Петровичу Бурляеву. «По моему мнению, в будущем проекте государственной идеологии приоритетными должны стать два блока вопросов – культурного и демографического созидания, – отмечает автор. – Без культуры нет народа, без народа – культуры. И даже из этих двух блоков определяющий – культура, основа которой духовность». А потому в стремлении созидания девиза возглавляемого Н.П. Бурляевым Славянского Форума искусств «Золотой Витязь» – «За возвышение души человека» – можно обнаружить и суть национальной идеи России».

К изложению государственной идеологии России: современная русская мысль о национальной идее …

Н.П. Бурляев – народный артист России, известный советский и российский актер, кинорежиссер, член Союза писателей России, член Патриаршего Совета по культуре, член Общественного совета при Министерстве культуры России, Сопредседатель Общественной Палаты Союзного государства России и Беларуси, академик Международной славянской академии. В возрасте 13 лет он снялся в короткометражном фильме Андрея Кончаловского «Мальчик и голубь». В 1962 году сыграл главную роль в фильме Андрея Тарковского «Иваново детство», в 1967 году –одну из главных ролей в знаменитом фильме Андрея Тарковского «Андрей Рублев». В 1987 году снял авторский фильм «Лермонтов», который был подвергнут ожесточенной критике за поднятую в нем тему масонства и ни разу не показывался на центральном телевидении. В апреле 1992 года организовал киноцентр «Русский фильм», на основе которого им же был создан Международный кинофестиваль славянских и православных народов «Золотой Витязь».

Относительно недавно в материале «Золотой Витязь» или «золотой Оскар» я отмечал, что Президент «Золотого Витязя», отдающий все свои силы славянской русской культуре, неоднократно до этого говорил, что Министерство культуры России финансово и организационно поддерживает любые кинофестивали, в том числе модернистского плана, но только не кинофестиваль православного кино «Золотой Витязь». Центральные российские СМИ, разумеется, также не проявляют практически никакого внимания к этому значительному для страны явлению, проходящему ежегодно с 1992 года под девизом «За нравственные идеалы, за возвышение души человека».

Думается, что Бурляев не просто крупнейший культурный и общественный деятель, но и один из современных теоретиков и практиков русской мысли. На то указывают его конкретные дела и разработки в сфере культуры. Одно сказать можно определенно, что он несомненно относится к глубинным выразителям русской души и идеи, носителям русской совести. Ярко выраженный, коих совсем немного, представитель настоящей русской интеллигенции. Его вклад в развитие культуры и противодействие растлению морально-этических норм в стране переоценить сложно. Причем чувствуется, что его потенциал в этом деле год от года нарастает. Хотя в ряде моментов интервью-опроса чувствуется, что ему приходится сложно, и его силы на пределе.

Неординарность и загадочность личности Н.П. Бурляева начинается с самого начала. Он помнит момент своего рождения! «Я помню свое рождение, которое описывал в своей поэме… – говорит он на 223 странице книги, – это самое главное ощущение – первое ощущение жизни». А начинает ответы на вопросы в интервью-опросе словами: «…Хоронил И.В. Сталина у гроба в 1953 году, благо жил близко… и спокойно дошел до Колонного зала, видел уход… Дальше – школа, и в 1959 году попал в руки кинорежиссера Андрея Кончаловского. Вроде бы всё случайно, но промыслительно… В 1959 году я шел из школы… мне преградил дорогу Андрей: «Иди сюда мальчик, ты мне подходишь!»».

Н.П. Бурляев был инициатором разработки и подписания Президентом России в декабре 2014 года «Основ государственной культурной политики». Бурляев тогда сказал:

– Что такое новая (будем так говорить) стратегия государственной культурной политики? Её выработал кинофорум «Золотой витязь» ещё 22 года тому назад, когда только появился и провозгласил девиз, который гласит: «За нравственные идеалы, за возвышение души человека». Это и есть зерно культурной политики нашего государства. Я это объяснял тем людям из администрации Президента, которые будут заниматься составлением документа. Из этого зернышка нужно проращивать отношение ко всем видам искусства и культуры.

Основные мысли Н.П. Бурляева, интересные для национальной идеи (проекта государственной идеологии) из книги «Вера. Держава. Народ…».

– О поиске русской идеи Это ведь очень просто. Она найдена давно, мы с этим живем и, по-моему, ее прекрасно оформил в одной фразе Иван Александрович Ильин: русская идея – это идея сердца, идея любви. Вот поэтому наша русская душа загадочна для Западного мира… Запад живет для того, чтобы побольше урвать у жизни, оградиться от всех правами человека. Совершенно неправильное чисто юридически понятие! Что значит «права человека» и что такое человек? Нет даже определения человека, а права человека – есть! Когда-то древнему философу задали вопрос: что такое человек? А тогда было понятие, что человек – это что-то гладкое, без шерсти и на двух ногах. Он ощипал курицу и сказал: сие человек… Вот, что для меня главная идея – идея сердца, идея любви – самоотдачи, самопожертвования.

– Нас сейчас пытаются всячески мутировать, откровенно об этом говоря. Об этом честно говорилось по радио «Свобода» в самом начале перестройки. Я запомнил эту цитату, потом читал в прессе, что цель перестройки в том, чтобы произошла мутация русского духа, чтобы русских выбить из традиции. Это меня тогда потрясло, но сейчас я вижу, что за четверть века… как по нотам, разыгрывался этот сценарий мутирования сознания поколения – и это им удалось.

– Для России очень важно обретение идеи. Еще при Ельцине поднимался этот вопрос: где же идея русская? Искали-искали, хотя чего искать-то! Идея сердца, идея любви. Сейчас нет идеологии, а почему наши вожди так боятся идеологии, почему они выкинули ее из конституции, мол, у нас нет идеологии? Как это нет? У нас есть идеология – идеология разрушения, распада, идеология прав человека, обособленности – тупиковая идеология. Нужна другая идея, ради которой наши дети, будущие воины, могут жертвовать жизнью. За что они сейчас будут жертвовать жизнью? Что, наши доблестные воины будут жертвовать за временного менеджера, избираемого на 4 или 5 лет, или за семь олигархов, поделивших Россию? Хотя, пока генетический код еще работает; притом, что нет идеологии, есть такие герои, как Евгений Родионов. Мы знаем, есть такие люди, потому что генетика работает.

– Видно, совесть – есть одно из главных приближающих нас, людей Руси, к истине… Самое главное, начало русской души, русского человека — добротолюбие. Это поиск общей гармонии. Я не знаю, я ли один, или все русские люди с этим рождаются, но я, по-моему, родился с этим: с добротолюбием и поиском общей гармонии. Я об этом уже говорил: это кредо жизни, я провожу это в каждом фильме, в жизни я это провожу.

– Я белая ворона для очень многих коллег – творческих работников, которые все, как говорил Швыдкой, подвинули культуру на панель. Он отрыто говорил, что культуру нужно подвинуть на панель, и он ее подвинул и заставил торговать, превращать искусство в доходный промысел, что сейчас и делается. Вот бескорыстие – это то самое начало русской души, над которым так усиленно работает Князь Мира Сего, у которого не получилось уничтожить Россию через коммунистическую действительность. Мы сделали эту коммунистическую идею русской, поэтому ее отменили и ввели капиталистическую идеологию, направленность к поиску выгоды… Был референдум по поводу сохранения Советского Союза, и почти все поддержали сохранение, но Союз отменили и ввели капиталистические правила жизни. Это преступление перед Россией.

– Я, глядя на историю, понимаю, что нет более пригодной для России власти, чем власть царя, монарха… Аристократии нет, коммунизм мы уже прошли и увидели, что это такое, демократии не было, нет и не будет… А монархия есть. Это ответственность хотя бы одного человека перед Богом – помазанника Божьего, который понимает, что будет отвечать. Для него есть Создатель, и он понимает, что он попадет туда и будет отвечать перед Ним за то, что ему удалось или не удалось с его державой, которую он передает по наследству детям. Разве ты оставишь что-то худшее детям? Ты хочешь оставить лучшее, чтобы жизнь продолжалась. При последнем царе был прекрасный человек Столыпин, который говорил, что люди, облеченные большой государственной властью, не должны думать корыстно о собственной деятельности. Вот это бы выбить на табличке для чиновников нынешнего аппарата власти и в Белом доме ее повесить: что прежде всего – государство и народ, а не собственная корысть. Мне жалко людей во власти, а сейчас – тем более, потому что пробиться туда человеку духовному, который понимает, что Создатель и что он будет отвечать перед Создателем, практически невозможно…

– С чувством патриотизма русские люди рождаются, правда, оно тоже может мутировать. Наше послевоенное поколение воспитывалось на фильмах, которые укрепляли в нас чувство патриотизма: «Иван Грозный», «Александр Невский», «Кутузов», «Суворов», «Адмирал Ушаков», «Адмирал Нахимов», «Рядовой Александр Матросов», «Зоя» (Космодемьянская) — мы росли на этом и мы хотели быть такими, как они… Мне удалось 24 мая 2011 года собрать на Красной площади в шатре-кинозале нашу творческую интеллигенцию в рамках форума «Золотой Витязь». Я пригласил все творческие профессии, и тема нашей конференции была такая: «Государственная культурная политика – будущее России». И около 250 деятелей культуры, причем, это первые имена нашей культуры из разных ее областей: Федосеев, Шилов, Андрияка, Михалков, Татьяна Доронина, Юрий Соломин, около 50 народных артистов СССР и России, элита – мы обратились к руководству государства не с предложением, а с требованием изменения государственной культурной политики. Потому что у нашего государства культурной политики нет, а то, что считают политикой, то это антикультурная политика.

– Я вот 50 лет отдал культуре, и я не понимаю, что это такое: инновации в культуре. Традиции – я понимаю, да! Это самое главное, это надо оберегать. Нам показывают, что прослушивают наши лидеры, какие у них диски «Deep Purple» и прочее. Они публично принимают не русских деятелей культуры, они принимают не Валентина Распутина или еще кого-то, а вот этих престарелых рокеров, на которых они воспитывались, и это очень тревожный момент… Сергий Радонежский, Александр Невский, Иван Васильевич Грозный, Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский, Гоголь, Рахманинов, Чайковский, Свиридов, Тарковский, Шукшин, Бондарчук – вот, как много у нас гениев!

– Что делать? Во-первых, нам нужен православный монарх – честный, совестливый, некорыстный. Во-вторых, нужно изменение государственной культурной политики и понимание того, что самое главное – это возрождение, духовное просвещение, просветление России, а не модернизация и инновации. Это даже не вторично, а третично, потому что плодами инновации воспользуются духовные мутанты. Вот я вижу два главных пункта: православный монарх и просветление нашей нации. Это значит – глобальный национальный проект в области культуры и духовного развития нашего прекрасного русского народа.

Запомнилось выступление Н.П. Бурляева 26 сентября 2017 года на научно-практической конференции, посвященной 1155-летию Российской Государственности: «Достоинство личности. Достоинство семьи. Достоинство государства». Приведу слова русского мыслителя почти полностью, учитывая, что пока имеется только видео-вариант его выступления.

– Вы видите, что уже в который раз общество делится, мы не проходим ничего нового в нашем 21 веке, эти процессы были и в 19 веке, во времена Пушкина и его друга Языкова, который написал о тогдашней пятой колонне поэму «К не нашим»: «Не любо вам святое дело И слава нашей старины; В вас не живёт, в вас помертвело Родное чувство… Умолкнет ваша злость пустая, Замрёт неверный ваш язык: Крепка, надёжна Русь святая, И русский Бог ещё велик!»…

При попустительстве государственной власти «они» стали отнимать театры в Москве с ведома бывшего руководителя управления культуры Капкова, который назвал это «перепрошиванием театров». Начал с театра Гоголя, который работал хорошо, играл классику, были полные залы. И молодежь воспитывалась на классике – Пушкине, Лермонтове, Островском. Что было потом? Рейдерский захват театра Гоголя, его уничтожение. На место главного режиссера поставили не-режиссера, человека без образования, некоего Серебренникова, человека с серьгой в ухе… и этот театр потихонечку стал превращаться не в Гоголь-центр, а в гей-центр, как его прозвали очень многие люди. Кто-то в администрации президента поддерживал Копкова…

Президент страны озвучил, я не знал этой цифры, что за два с половиной года Серебренникову дали миллиард рублей! Для справки: только что мы провели в Иркутске восьмой славянский литературный форум, посвященный Валентину Распутину, с участием славянских писателей, на что государство выделило 700 тысяч рублей. Как хотите, патриоты, так и выживайте. А эти ребята пусть жируют…

Перед общественным советом минкультуры, который достаточно активно действует, отчитывался Фонд кино. Вышел обаятельный человек, исполнительный директор фонда Антон Малышев и быстро отчитался, что все хорошо, они создали 150 фильмов, что потекли уже деньги (только кому потекли?), что уже отвоевали в российском сегменте проката (нашего отделения американского проката) 18 процентов. Мне пришлось там говорить, спросить: «А чем мы можем гордиться?» Из этих 150 фильмов прошу назвать мне, профессионалу, четыре-пять фильмов, которые не предали кино, как искусство. Все прочее, как говорил Иван Ильин, – это «доходный промысел»: эффектно, но пусто. Можно ли считать достижением ремейки и бутафорские фильмы о войне? На экраны перекочевали из телевизора нетронутые интеллектом лица звезд шоу-бизнеса, КВН, «Комеди Клаб». От одних названий фильмов оторопь берет: «Крякнутые каникулы», «Дабл трабл», «День дурака», «СуперБобровы», «Бармен», «Стикер», «Брокер», «Борьба полов», «Быстрее, чем кролики», «Мафия», «Самоубийцы», «Парень с нашего кладбища», «Темный мир». Хотим ли мы жить в таком мире?.. Почему у вас в экспертном совете из двадцати экспертов – пятнадцать прокатчиков и продюсеров, которые «распиливают» эти миллиарды рублей между собой? Почему во времена санкций у вас представители компаний «Двадцатый век Фокс» и «Уолт Дисней»? Ни на один протокольный пункт, направленный министру Мединскому, общественный совет не получил ответа! Нас не хотят замечать. Но не пройдет!

Мы попросили, когда в общественный совет пришло 20 тысяч подписей против фильма «Матильда», показать нам картину, как показывали «оперу» «Тангейзер», и общественный совет высказал свое отношение к этой бездарной провокационной постановке, и был уволен директор театра, который не стал выполнять предложения общественного совета… Не показали нам фильм «Матильда»… Замминистра культуры уважаемый Аристархов подписал прокатное удостоверение, тем самым взяв на себя ответственность за будущие нестроения.

Общество делится опять на тех, кто не хочет, и тех, кто хочет жить сообразно с традициями нашего народа, к чему призывает Президент, издавший указ о государственной культурной политике, которая и зиждется на морально-этических нормах и духовно-нравственных категориях нашего народа, которые деятели культуры должны аккумулировать и передавать грядущим поколениям.

Деятельность фонда кино, деятельность телевидения, деятельность театрального руководства города Москвы идет в разрез с основами государственной культурной политики. Они как будто не хотят признать, что такой указ, по сути – закон, есть. Хотят они того или нет, но им придется переформатировать свою работу на принципы государственной политики. И ничего нового здесь нет: это наша традиция, наша история, которую нельзя извращать.

Говоря об одном из недавних заседаний Совета при Президенте по культуре и искусству, Николай Петрович говорит: «Вспомнили Гранина, который сказал: «Культурой нельзя руководить. Культуру надо понимать». А вот Пушкин говорил другое: «Всякое правительство вправе не позволять проповедовать на площадях, что кому голову придёт, и может остановить раздачу рукописи». А ведь Пушкин – наше все… Выполнение этого указа («О государственной культурной политике») сейчас пробуксовывает, и все идет по-старому – поддерживаются проекты, работающие на растление сознания нации. Думается, должен появиться второй указ – о выведении государственной культуры из рыночных отношений. Ибо культура и рынок – понятия несовместимые. У них разные задачи. У культуры – поднимать и возвышать душу народа, у рынка – делать деньги. Должен появиться достойный закон о культуре, опирающийся на позитивные положения «Основ государственной культурной политики», чтобы появился этический кодекс чести деятелей культуры, о котором в последние годы всё чаще говорится. Сейчас такой кодекс дорабатывается Общественной Палатой Союзного государства – кодекс чести творческих работников Союзного государства, чтобы деятели культуры понимали, что рукопожатно, а что нет».

В настоящее время Н.П. Бурляев прикладывает все свои усилия к разработке проекта «Кодекса деятелей культуры» Союзного государства, основным автором которого он является. Многие указанные позиции из Кодекса могут быть учтены при изложении национальной идеи (проекта государственной идеологии) в сфере культуры, например, такие формулировки.

— Произведение искусства не должно снижать моральные устои людей, симпатии которых никогда не должны быть на стороне зла или греха, преступления и недостойного поведения.

— Религиозная вера в любых произведениях искусства не может быть подвергнута осмеянию.

— Явное кощунство и богохульство в адрес Бога, Господа, Иисуса Христа и других священных понятий для официальных конфессий недопустимо в любом словесном или визуальном проявлении.

— Национальное достоинство и естественные человеческие законы не должны становиться предметом насмешки.

— Добро не может быть представлено в отрицательном, а зло в привлекательном свете.

— Сексуальные извращения, патологические, нетрадиционные отношения людей и любые намёки на них недопустимы.

— Необходимо всемерно поддерживать священный институт брака и семейные ценности. Авторы произведений, режиссёры и актёры должны руководствоваться принципами хорошего вкуса и уважения к чувствам зрителей.

Интернет — сайт «Русская народная линия». Николай Бурляев: «За возвышение души человека!»