Общественный Совет при Министерстве культуры РФ призван отстаивать интересы гражданского общества

Жесткой дискуссией открылось очередное заседание Общественного Совета при Министерстве культуры Российской Федерации. Общественный Совет высказал свои претензии руководству и департаментам Минкультуры, оставляющим без ответа все обращения Совета по важнейшим стратегическим вопросам развития культуры и игнорирующим мнение Общественного Совета, являющегося органом общественного контроля.


«Общественный Совет при Министерстве культуры РФ создан именно для того, чтобы обсуждать, в рамках своей легитимности, на официальных площадках наиболее резонансные вопросы и проблемы в сфере культуры, представляя интересы различных групп и слоев населения, различных общественных организаций. Подобная деятельность позволит нам значительно снизить в обществе существующий градус напряженности, — обратился к участникам заседания председатель Общественного совета П.А.Пожигайло. — Многие из тех проблем, которые мы сегодня имеем, мы предвидели и могли бы их избежать. Это касается и ситуации с фильмом «Матильда», демарша Н.С. Михалкова на коллегии Министерства культуры в связи с деятельностью Фонда Кино, проблем, связанных с театральными постановками в столичных театрах. Попытки некоторых чиновников-функционеров превратить Общественный совет в некий «карманный отдел», готовый по первому зову поддержать любые министерские инициативы, неконструктивны и малопродуктивны. Сегодня для нас была бы особенно актуальна встреча с министром культуры В.Р.Мединским, чтобы наши протоколы были доведены до его сведения и исполнились.

Силами наших рабочих групп необходимо провести мониторинг решений Общественного совета за год и выяснить причины, почему те или иные обращения не были рассмотрены, а решения — не исполнены».

Первый заместитель министра культуры г-н Аристархов В.В., отвечая на выступление председателя Общественного Совета, не раз подчеркивал, что он высоко оценивает деятельность Совета и призывает к конструктивному сотрудничеству в рамках существующего законодательства, начиная от порядка организации прохода и участия в заседаниях представителей прессы и приглашенных экспертов (которых в этот раз на заседание не пустили) и вплоть до формирования повестки очередных заседаний и определения вопросов, предлагаемых к обсуждению.

Выступление председателя Общественного Совета обобщил и конкретизировал Заместитель главы Совета, народный артист России Н.П.Бурляев: «Протоколы заседаний в виде конкретных предложений исправно направлялись руководству Министерства. И каков результат? Ни на один поставленный вопрос, ни на одно предложение Общественный Совет ответа не получил до сих пор. Приходится констатировать очевидное игнорирование руководством Министерства деятельности и решений Общественного Совета. У Общественного Совета складывается впечатление, что руководство Министерства недопонимает значение института Общественных Советов, созданных по воле Президента и Правительства; Минкультуры вполне устроил бы домашний, карманный Общественный Совет, не трогающий наболевшие, острые темы культурной жизни страны, исправно одобряющий и подписывающий текущие министерские документы, ознакомиться с которыми времени практически не даётся.

Получается, что члены Общественного Совета, загруженные своей напряжённой, профессиональной деятельностью и не получающие в отличие от сотрудников Министерства зарплаты, тратят своё драгоценное время впустую.

Приходится напомнить статью 9, N212-ФЗ, согласно которой «ОБЩЕСТВЕННЫЙ СОВЕТ ПРИ МИНИСТЕРСТВЕ КУЛЬТУРЫ РФ ЯВЛЯЕТСЯ СУБЪЕКТОМ ОБЩЕСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ, без каких либо ограничений в сфере своих полномочий, что наделяет ОС обязанностью и правом осуществлять контроль всех культурных институтов, вне зависимости от их ведомственной подчиненности: проводить проверку и анализ, давать оценки и предложения по улучшению деятельности культурных институтов, с учётом общественного мнения; содействовать предупреждению и разрешению социальных конфликтов; обеспечивать прозрачность, открытость и эффективность деятельности Минкультуры и всех культурных учреждений страны».

Поскольку вопросы Общественного Совета, возможно, не дошли или не были прочитаны руководством Министерства, напомним основные посылы протоколов заседаний Общественного Совета, направленных руководству Минкультуры в течение года, и в которых говорилось:

о необходимости постановки вопроса перед руководством страны о выведении государственной культуры из сферы рыночных отношений;
о восстановлении ответственности Министерства культуры и Общественного Совета за осуществление реализации государственной культурной политики.

В протоколе заседания Общественного совета по проблемам современного театра говорилось:

о необходимости сохранения, поддержке и развитии традиционного репертуарного театра;
о назначении на руководящие должности в театрах, оркестрах и во всей отрасли культуры специалистов с высшим профильным образованием и опытом работы;
о деструктивной практике Министерства по внедрению в творческие коллективы института «менеджеров» с правом решающего голоса;
о необходимости воссоздания в театрах Российской Федерации института художественных и общественных советов, контролирующих разрушительную деятельность «рыночников-менеджеров»;
о необходимости восстановления руководящей роли главных режиссёров, дирижёров и художественных руководителей творческих коллективов, специалистов с высшим профильным образованием и опытом работы и укрепления их статуса.

В протоколе заседания Общественного совета по деятельности Фонда кино говорилось:

о необходимости приведении деятельности Фонда в соответствие с
Указом Президента «Об основах государственной культурной политики;
о реформировании экспертного совета Фонда и введении в его состав представителей социально значимых профессий: педагогов, медиков, духовенства, представителей правоохранительных органов;
о недопустимости присутствия в экспертном совете Фонда контрагентов иностранных кинокомпаний;
об исключении практики получения грантов Фонда членами его экспертного совета;
о поддержке Фондом исключительно социально-значимых проектов; о введении Фондом кино и Департаментом кинематографии системного, процентного планирования производства фильмов для детей и подростков, анимации, дебютов, авторского кино и т.д.;
о повышении ответственности за качественные, (а не только за количественные), за нравственные результаты деятельности и Фонда кино, и Департамента кинематографии.

Все эти предложения Общественного Совета были оставлены чиновниками Минкультуры России без внимания.

«4 месяца спустя, — напомнил Н.П. Бурляев, — после критических замечаний Общественного совета Фонду кино, член попечительского совета Фонда, выдающийся кинорежиссёр и общественный деятель, один из инициаторов создания Фонда кино Никита Сергеевич Михалков, высказав своё отношение к безответственной, деструктивной работе Фонда, объявил о своём выходе из его состава. Может быть, теперь руководство Правительства и Минкультуры, осознав ошибочность осуществляемой ими «рыночной кинематографической политики», приведут работу Фонда кино, Департамента кинематографии, а заодно и государственного телевидения, в соответствие с Основами и Стратегией государственной культурной политики».

Четкая позиция Общественного совета при Министерстве культуры РФ продиктована реалиями времени: гражданское общество озабочено тем, какого зрителя формирует подобная «рыночная кинематографическая политика», какую страну мы передадим нашим потомкам. Возрастающая роль общественных институтов контроля и планирования деятельности министерства, профессиональное участие в законотворческой деятельности сможет остановить пагубный процесс понижения духовного уровня народа, причем за его же деньги.

Обсуждая вопрос состояния архитектурных памятников культурного наследия, заместитель председателя Общественного совета Н.П. Бурляев напомнил первому заместителю министра о печальном положении дел с домом, в котором проживал Лермонтов (Санкт-Петербург, ул. Садовая, 61). Это единственный уцелевший в северной столице дом, освящённый проживанием в нём величайшего поэта России. Квартира поэта располагалась на втором этаже — уникальное мемориальное пространство, имеющее непреходящее значение, как Музей Пушкина на Мойке, как дома Шекспира, Гёте, Данте, Моцарта… Именно в этом доме Лермонтовым были написаны великие произведения: «Бородино», «Ветка Палестины», «Маскарад», «Княгиня Лиговская» и «На смерть поэта». Именно здесь Лермонтов состоялся как величайшая личность России. Из этого дома он отправился в ссылку на Кавказ.

Дом находится под государственной охраной как объект культурного наследия регионального значения – и пребывает в катастрофическом состоянии: обшарпанные стены, разбитые окна, покосившаяся лестница в парадной, искорёженный мозаичный пол, выбитые ступени. Потолки комнат, где жил поэт, подперты досками, покрыты плесенью от постоянных протечек. Однако, к счастью, сам дом ещё крепок.

В настоящее время Дом Лермонтова передан в управление Мариинскому театру с условием создания «мемориальной лермонтовской зоны». Мариинский театр, не имеющий недостатка в помещениях в Санкт- Петербурге, намеревается использовать Дом Лермонтова как гостиницу для приезжающих в театр. Руководство театра и Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга решили разместить мемориальную «лермонтовскую зону» не на втором этаже, где проживал Поэт, а на первом, где всегда располагались только технические помещения. Выделяемое помещение не имеет к Лермонтову никакого отношения! Почему нынешние «домоприказчики» решили выделить под «лермонтовскую зону» помещение бывшего зоомагазина на первом этаже, размером около 50 м2 (площадь 2-х комнатной квартиры), в то время как Лермонтов жил в 12 – ти комнатах второго этажа?

В Петербурге создана прекрасная система литературных музеев. Дело чести — прибавить к ним и Дом-музей великого русского поэта Лермонтова. А место под гостиницу для Мариинского театра город может предоставить иное, не нанося непоправимый ущерб культурному наследию. Этот вопрос неоднократно поднимался широкой общественностью: направлялись обращения на прямую линию Президента, писались петиции в адрес Минкультуры, в интернете собраны более 20 000 подписей.

Среди аргументов, выдвигаемых против, фигурирует то, что для создания музея, якобы, нет необходимых экспонатов. А много ли было экспонатов, когда создавался Государственный музей А.С. Пушкина в Москве? Главным музееобразующим объектом должно стать само бережно восстановленное, мемориальное пространство дома и квартиры. В нём может быть развёрнута экспозиция, повествующая о созданных в этом доме литературных шедеврах, о жизни Лермонтова в Санкт-Петербурге и о его окружении. Дополнить экспозицию могут кинозал для просмотра художественных и документальных фильмов о жизни Лермонтова и фильмов по его произведениям; репродукции живописных полотен самого Лермонтова и выставки художников, посвящённые поэту. В музее могут проходить литературно-музыкальные вечера и камерные театральные постановки. Для полноценного использования ценнейшего мемориального пространства, целесообразно создать Дом-музей М.Ю. Лермонтова, как филиал Всероссийского музея А.С. Пушкина. Основание для этого — духовная близость двух величайших поэтов России: Лермонтов, боготворивший Пушкина, стал его фактическим преемником на русской поэтической Голгофе.

Из представителей заинтересованных сторон – Союза писателей России, Лермонтовского общества, Санкт-Петербуржского филиала ассоциации «Лермонтовское наследие» и других организаций, принимающих участие в формировании концепции музея, – необходимо сформировать Общественный совет в целях контроля за процессом создания музея и последующего участия в его работе». 

 


Фото, видео: Алексей Давыдов – Институт культуры МЧС России