Одухотворить «зомбоящик»

Просьба ряда общественных деятелей первым лицам создать общественный совет, надзирающий за СМИ, в Кремле не понравилась своим антиконституционным характером. Важнее, впрочем, другое: авторы заблуждаются, предполагая, будто обществу и власти нужно другое телевидение.

Идея общественников о создании высоконравственных путем появления Общественного совета у властей пока понимания не находит. В Кремле, по крайнем мере, ее отвергли.

«Идея введения цензуры, а это не что иное, как фактически цензура, противоречит Конституции и не соответствует пути, по которому развивается наша страна. Задача деятелей культуры как раз и заключается в том, чтобы своей деятельностью развивать общество, поднимать его культурный уровень», — сказал агентству РИА «Новости» источник в Кремле.

Накануне ряд деятелей культуры, в частности, режиссеры Никита Михалков и Владимир Хотиненко, актеры Василий Ливанов, Евгений Стеблов, Аристарх Ливанов, Николай Бурляев, худрук Малого театра Юрий Соломин, председатель Союза писателей России Валерий Ганичев и другие обратились к президенту и премьеру с письмом об изменении культурной политики России, в котором обратили внимание на плохое влияние средств массовой информации на умы (полный текст обращения опубликован на «Полит.ру»).

Подписанты сетуют, что «нравственные идеалы, гражданственность и патриотизм в процессе воспитания и обучения детей и молодежи формируются слабо». Также их не устраивают «попытки предать забвению и намеренно исказить отечественную историю, культуру, традиции». По мнению подписантов, заявления представителей СМИ и правозащитников о недопустимости любого контроля за СМИ «лишь подтверждают заинтересованность этих людей в сохранении губительной культурной и информационной политики в неизменном виде».

«Возможности учреждений культуры, искусства, средств массовой информации, а также семьи, призванных выполнять основную роль в воспитании граждан, используются недостаточно. Происходит искусственное навязывание через СМИ и глобальную систему Интернет, в кино и литературе чуждых российскому обществу ценностей», — отмечается в документе.

Общественный совет, по замыслу подписавшихся, должен быть независимым и некоммерческим, а к участию в нем необходимо привлечь деятелей культуры, представителей образовательных и медицинских учреждений, а также представителей РПЦ и других религий.

Некоторые СМИ проинтерпретировали это в духе введения православной цензуры и введения контроля церкви над светскими СМИ.

«Создание такого Совета – дело кропотливое, требующее немалых сил. Но продолжать и дальше откладывать решение этого вопроса недопустимо», — считают подписанты. Реакция Кремля дает понять, что никакого совета не будет создано, по крайней мере, в ближайшее время.

Безусловно, свою роль в шумихе вокруг просьбы сыграл имидж одного из авторов текста — Никиты Михалкова, которого «прогрессивная общественность», мягко говоря недолюбливает. Михалков отвечает ей тем же.

На СМИ мэтр отечественного кинематографа жалуется довольно часто, как и на ситуацию с пропагандой в них чуждых русскому человеку ценностей. Представляется, что этот тезис является довольно слабым в позиции авторов обращения. Ценности целого народа (заузим до русского — ценности иных народов России, надо полагать, отличаются) — вещь трудно уловимая и вряд ли выразима в словах. Попытки свести ее к простым формулам обречены на провал.

Теория официальной народности министра народного просвещения, графа Сергея Уварова коротко формулировалась в трех словах «Православие, самодержавие, народность» (в профанной версии — «За Веру, Царя и Отечество»). Однако динамично развивающееся в конце XIX века общество уже не было готово воспринимать эти ценности. В результате массированной пропаганды триады появлялось все больше неудовлетворенных ею, за ценности ни православие, ни монархию не считавших. Советские ценности также поиздержались к исходу советского Союза.

Желание пропагандировать нечто «исконно русское» наталкивается на проблему формулировки, чем же это «русское» является и что важно, является ценностью для россиян.

Другой важный вопрос: кто является автором запроса на иные, духовные СМИ. Православные ценности, как кажется, слабо воспринимаются большинством россиян, хотя большая общества причисляет себя к верующим.

Есть некоторые основания полагать, что авторы обращения заблуждаются, полагая, что общество сильно недовольно телеконтентом и содержанием материалов иных СМИ. Отдельные передачи, действительно, вызывают довольно мощное возмущение (набивший оскомину пример — «Дом 2»). Однако в целом населению нравится его ТВ, недаром ни одно СМИ не может сравниться по аудитории с «проклятым зомбоящиком». По данным ВЦИОМ от 2008 года, порядка 60 процентов россиян в свободное время смотрят телевизор. При этом, согласно опросам, молодое поколение выступает, скорее, против цензуры.

Адресата подписантов — государственную власть — тоже устраивает современные СМИ. Подконтрольное телевидение, например, является мощным пропагандистским ресурсом, влияющим на сохранение относительной социальной стабильности. Сколько не обсуждался вопрос о введении общественного контроля за ТВ — все осталось на уровне разговоров. Подвергать инструмент опасности в выборный год для власти невыгодно и просто опасно. Да вне ситуации выборов то, что работает, трогать не рекомендуется.

Поскольку ни власти, ни обществу в целом не хочется радикальных изменений в области СМИ, то есть отсутствует внятный запрос, то и просьба общественников останется неудовлетворенной. Да и нынешний президент несколько лет назад назвал наше телевидение «лучшим в мире».

Михаил Захаров
Полит.ру