Николай Бурляев: «Мы стареем от отрицательных эмоций»

В народном артисте России Николае Бурляеве, отметившем в этом году свое 65‑летие, без труда угадывается тот хрупкий, но духовно сильный подросток из «Иванова детства». Он ведь и в жизни такой: убежденно отстаивающий идею, борющийся за то, что считает нужным и важным. Не случайно созданный 20 лет назад кинофестиваль он назвал «Золотым Витязем», своеобразным щитом которого стал девиз: «За нравственные идеалы, за возвышение души человека».

Ученик и учителя

«АиФ»: – Николай Петрович, известно, что короткометражный поэтичный фильм «Мальчик и голубь» тогда еще студента ВГИКа Андрея Кончаловского, в котором вы сыграли в 13 лет, на престижнейшем Международном кинофестивале в Венеции в 1962 году завоевал «Бронзового льва св. Марка». Задана была очень высокая планка, продолженная в фильмах Тарковского. Насколько это было сложно в столь юные годы?

Н.Б: – Тогда я заканчивал 6‑й класс и своим школьным учителям приносил с киностудии ВГИКа объяснительные записки. А по вечерам играл в Театре имени Моссовета в спектакле «Ленинградский проспект». Главная роль была у знаменитого Николая Мордвинова, который стал моим первым наставником в искусстве, первым учителем. Я сыграл с выдающимся мастером в 150 спектаклях.

«АиФ»: – И тем не менее вы все-таки выбрали кино, где сыграли около 70 ролей. Которые из них можно назвать веховыми?

Н.Б: – Главным своим фильмом считаю «Лермонтова». Самые заметные роли – в фильмах «Мастер и Маргарита», «Игрок», «Военно-полевой роман». И, конечно, в фильмах Тарковского – «Иваново детство» и «Андрей Рублев».

«АиФ»: – Вы как-то сказали: «Тарковский никогда не учительствовал, но был учителем». В чем это выражалось?

Н.Б: – Есть в жизни опорные столпы и судьбоносные моменты. Это встреча с Мордвиновым в театре и встреча с Тарковским в кино. Тарковский был и учителем, и другом, и примером. Когда мы встретились на «Мосфильме», ему было лет 29, но мне он показался очень взрослым и особым, я уже в нем читал какую-то вечность, гениальность. Я впитывал его бескомпромиссность, отстаивание того, с чем он пришел в эту жизнь, и собственного творчества.

Быть, а не казаться

«АиФ»: – Почему при такой творческой востребованности вы решили стать общественным деятелем?

Н.Б: – Потому что я – по сути своей не актер, предпочитаю быть, а не казаться. Хотя тайны актерского мастерства мне известны.

«АиФ»: – Сейчас страстно занимаетесь фестивалем «Золотой Витязь», который в этом году прошел 20-й раз. Что же заставило вас создать «Золотой Витязь»?

Н.Б: – Маленький штрих: после того как наш кинофорум приходит в какой-то регион, и мы там за 10 дней показываем 250 фильмов, привозим около 200 участников, по итогам я получаю письма из администрации области и справку из УВД: они фиксируют в период фестиваля резкое снижение преступности, самоубийств и других социальных пороков. Поэтому «Золотой Витязь» для меня – главное дело жизни.

«АиФ»: – Это свидетельство настоящего интереса к подлинной культуре.

Н.Б: – Я считаю, что экономика и инновации будут иметь успех только тогда, когда будут опираться на духовность нации. Недавно я отправил президенту письмо, где предложил параллельно с проектом Кремниевой долины в Сколково, создать Духовную долину – в Радонеже, допустим.

Там должны быть академия всех искусств, киностудия, ориентированная на отечественные традиции. В то время как Голливуд занимается доходным промыслом, Россия должна заниматься искусством. Планируется создание этнических деревень, представляющих культуру всего мира. Ну должен быть такой очаг в России! Культура не может жить законами рынка. Не должна, потому что для нее это гибель и вырождение.

Чем больше трачу – тем богаче

«АиФ»: – Самое главное, наверное, что первые ваши единомышленники – это члены вашей семьи. Супруга Инга Олеговна – актриса, заместитель генерального директора Международного кинофорума «Золотой Витязь», старший сын Иван – арт-директор, композитор фестиваля, Илия и Даша – члены и руководители жюри детского конкурса. Хватает ли вам времени на обычное семейное времяпровождение?

Н.Б: – А это и есть обычное. Единственная из основоположников «Золотого Витязя» сотрудница, оставшаяся от первого кинофорума с 1992 года по сей день, моя жена Инга Шатова, ведет все дела в домашней штаб-квартире, являясь моим главным «имиджмейкером», «дизайнером» и советником. На домашний телефон постоянно идут деловые звонки и сообщения. Кроме того, Инга ведет все церемонии открытия-закрытия – она же актриса, причем очень талантливая, но не реализовавшаяся в кино, зато реализовавшаяся как мать. У нас двое прекрасных детей. А это – самое главное!

Дети рядом, они учатся ориентироваться в том, что их окружает, что такое хорошо, что такое плохо. Был даже случай, когда они обратили мое внимание на фильм, который, по их мнению, не соответствовал духу фестиваля.

«АиФ»: – Все ваши пятеро детей исключительно интересны, талантливы. Расскажите о них немного.

Н.Б: – Старший сын Иван – композитор, написал музыку к «9‑й роте», «Грозовым воротам», «Мы из будущего», «Десантура». Дочка Маша – актриса, хотя я не думал, что моя дочь должна была стать актрисой, не поддерживал ее стремления учиться в театральном институте. Думал, что «на детях природа должна отдохнуть». Потом понял, что ошибался… Сын Георгий учится на юриста. Он сознательно выбрал эту специальность. Хотя сначала пробовал поступить на актерский, я даже пытался ему помогать. Младшие – Илия и Даша учатся в школе. Есть внуки от Ивана – Анастасия и Никита.

Они действительно все очень хорошие – разные и одаренные. Иван удивил тем, каким стал композитором. В машине поставил диск, я послушал, спросил: «Это Рахманинов?».

Оказалось, что сын…

«АиФ»: – Невозможно не отметить и то, насколько хорошие отношения связывают вас с бывшими женами – Натальей Варлей и Натальей Бондарчук. Мне кажется, вы в последнее время только у Натальи Сергеевны в фильмах и снимаетесь, причем вместе с Ингой Олеговной. А в ее фильме «Гоголь, Ближайший» один из центральных женских образов создан вашей общей дочерью Машей. Однако на вашем юбилейном вечере, прошедшем недавно в Доме кино, открылась еще одна грань вашего таланта. Я имею в виду вашу книгу с емким названием «Жизнь в трех томах».

Н.Б: – Честно говоря, я всегда хотел быть режиссером и писателем. Режиссером я стал, а вот стал ли писателем – покажет время (хотя меня уже приняли в члены Союза писателей России). В этой книге собрано почти все или многое из того, что за 35 лет я написал в прозе, поэзии, а также публицистика и воспоминания о друзьях. Здесь и дневники периода съемок фильма «Лермонтов», и летопись «Золотого Витязя», и многое другое.

«АиФ»: – В чем же вы черпаете силы, чтоб справляться с таким огромным объемом работы?

Н.Б: – Вы знаете, как сказано у Шекспира, «моя любовь – без дна, а доброта – как ширь морская. Чем я больше трачу, тем становлюсь безбрежней и богаче». Мы ведь занимаемся тем, что нам прибавляет силы. К нам приходят такие встречные потоки энергии, укрепляющие, заставляющие отступать все недуги.

«АиФ»: – А как отдыхаете?

Н.Б: – Здесь я неприхотлив, немного сна – и снова за работу. Я думаю, мы больше всего стареем от отрицательных эмоций, агрессии – на окружающий мир, на людей, на сотрудников, на дело свое. Мы же – с семьей, с соратниками – твердо знаем, что жизнь проживаем недаром.

Алена Жукова