Николай Бурляев «Неужели же в 108 перестану я любить?!»

3 августа народному артисту России — 65. Накануне юбилея актер и режиссер побывал на радио «КП» (97,2 FM), рассказал о Михалкове, о водке и даже спел свою частушку

«С Михалковым не общались 15 лет»

— Николай Петрович, известно, что вы единомышленник и давний друг руководителя Союза кинематографистов Никиты Михалкова…

— Мы с Никитой познакомились в 1959 году, когда я снимался у его брата Андрея Кончаловского в фильме «Мальчик и голубь». Это был мой первый учебный вгиковский фильм. Тогда Андрон привел меня в дом Михалковых. И Никита взял меня в друзья. А я учился тогда в школе рабочей молодежи, где числились киноактеры, танцовщики Большого театра, ансамбля Моисеева, спортсмены. Вот и говорю Никите: чего ты мучаешься в школе шесть дней в неделю? У нас всего три дня, и педагоги потрясающие, оценки ставят только так. Никита по моему совету перешел в эту школу, а дальше — поступил в Щукинское училище, куда и я через год к нему присоединился — и сразу на второй курс.На нашем же курсе училась Настя Вертинская… На третьем курсе Никита задумал поставить учебный отрывочек. «Ты поиграй у меня роль Карла XII”, — предложил он мне. Это по роману Алексея Толстого «Петр I». Я сыграл. Педагоги отрывок оценили на отлично.

Думаю, именно тогда Никита понял, что может быть режиссером, хотя мы учились на актерском факультете.В следующий раз он решил поставить «Двенадцать разгневанных мужчин», и мне дать главную роль. Но когда мы уже наполовину сделали эту работу, вдруг вышел приказ об отчислении Никиты из Щуки. Преодолевая стыд, каждый вечер он тайно залезал в окна училища, и мы продолжали репетировать. Студенческий спектакль стал хитом — и наш ректор Борис Захава, выгнавший Никиту, согласился утвердить этот спектакль как нашу дипломную работу…

— То есть, у вас дружба с юности?

— С юности. Но потом мы 15 лет с ним не общались после съемок «Обломова» («Несколько дней из жизни И. И. Обломова» — фильм Никиты Михалкова — Ред.), где я обиделся на друга.

— Почему обиделись?

— Никита попросил меня поиграть небольшой эпизод, но в сценарии ни этой роли не было, ни имени персонажа, ни самого эпизода. Никита мне говорит, ничего страшного, у него, мол, и вот такусенькую роль играют актеры экстра-класса! Я и согласился, но в процессе работы увидел, что мне нечего там играть — и уехал со съемок. И мы не общались 15 лет, пока я не увидел его документальный фильм-исповедь «Анна: от 6 до 18». Этот фильм меня потряс и открыл Никиту Сергеевича в новой, незнакомой мне стороны…«Первым налил мне спиртное Высоцкий»

— Вы часто повторяете в интервью: если хочешь жить долго, надо учиться самоограничению, то есть, ни вина, ни сигарет. Интересно, как же день рождения — тоже будете отмечать без спиртного?

— Я действительно считаю, что водка — это яд. А первый человек, который дал мне выпить, был Владимир Высоцкий. Мы с ним пробовались на фильм «Иваново детство». Я тогда не знал, кто он такой. Думал, пришел очередной артист пробоваться, он еще не пел в те годы, а если и пел, то только для близких. И вот у нас с ним была общая проба. Я играю Ивана, он капитана Хорина. А после проб мы вышли вместе с Мосфильма, оказалось, что обоим ехать в центр. Пошли с ним в сад Эрмитаж, в каком-то кафе он взял бутылку шампанского и мне налил. Мне было тогда лет 14, Володя на семь лет старше… А что касается водки… Актерский мир раньше так жил, что приходилось выпивать чуть ли не каждый день. Если бы так и продолжалось, отдал бы концы очень быстро. Поэтому в 36 лет я бросил пить и курить и даже написал по этому поводу частушку:«В 36 курить я бросил,В 40, может, брошу пить.Неужели же в 108 перестану я любить?»

— Судя по количеству детей, любить не перестанете. У вас же их четверо…

— Пятеро. Иван, Мария, Георгий, Илья и Дарья. Даше — 12 лет. Всех я опекаю и горжусь ими.

— И с женами — бывшими (Натальей Варлей, Натальей Бондарчук) и нынешней, Ингой Шатовой, — вы в хороших отношениях…

— Помогаем друг другу, чем можем, и поддерживаем.

«Снимусь только у трех режиссеров»

— Николай Петрович, вы заняты общественной работой, руководите фестивалем «Золотой витязь»… На актерскую профессию ни времени, ни сил не остается, а что жаль…

— Если будет что-то достойное, какая-то роль удивительная, я обязательно за нее возьмусь. Но и уровень этих работ должен быть не ниже «Андрея Рублева», «Игрока», «Военно-полевого романа», «Мастера и Маргариты». Просто мелькать на экране мне не интересно. Недавно я спросил у своего приятеля-актера: зачем ты играл в этом сериале? Он честно признался: нужно было построить забор. Для меня это не оправдание.

— А у кого вы согласились бы сегодня сниматься?

— Хоть я и завязал с актерством, но снялся бы у Никиты Михалкова, у Александра Сокурова и у Петра Тодоровского. Три года назад иду я по красной дорожке на Московском международном кинофестивале. У входа в зал, в роли хозяина фестиваля, стоит Никита Сергеевич. Мы с ним обнялись, и он мне вдруг шепчет: «Скоро поработаем». Я обрадовался — ну, наконец-то. Потом узнаю, что он делает «Двенадцать разгневанных мужчин» (фильм «12» — Ред.). Но без меня, хотя я у него играл эту роль в студенческом театре…

kp.ru