Жить согласно Божественной истине

Сила уникального таланта актера такова, что способна обогатить и облагородить любой предлагаемый материал. Простое перечисление имен режиссеров, с которыми работал Народный артист Беларуси, Заслуженный артист РФ, лауреат Государственных премий СССР и БССР Владимир Гостюхин — это статусный фактор мастерства и таланта актера: Марлен Хуциев, Лариса Шепитько, Никита Михалков, Вадим Абдрашитов, Виктор Туров, Валерий Рыбарев, Михаил Пташук…

Гостюхин всегда делился со своими героями собственной душевной глубиной, мощью темперамента, силой интеллекта.

Однажды в Америке

Сразу после просмотра в Америке художественного фильма Ларисы Шепитько «Восхождение», к ней подошел известный американский кинорежиссерФрэнсис Форд Коппола (кинотрилогия «Крестный отец», «Апокалипсис сегодня») и, поблагодарив за доставленное удовольствие увидеть великолепное кино, спросил, жив ли актер (имелся в виду артист Владимир Гостюхин), сыгравший в фильме партизана Рыбака. «Да, живой, — удивилась Лариса Шепитько. – А почему вы об этом спрашиваете?» «Потому что он не сыграл, а полностью перевоплотился в своего героя. Он стал Рыбаком. Такая «игра» может убить его! Актеры, которые так играют долго не живут.» — ответил Коппола.

«Об этом мне рассказала сама Лариса, — вспоминает Владимир Гостюхин. – Действительно, в то время я еще не владел актерской техникой игры, и в результате абсолютно воплотил в себе образ Рыбака».

Владимир Васильевич рассказал, что на съемках фильма гример нарисовал ему синяк под глазом. Но он так вошел в роль, что на съемочной площадке его внутренняя энергия просто брызгала наружу, и «синяк» потом не могли свести — нанесенный под глаз грим удивительным образом впечатался в кожу, и две недели актер вынужден был ходить с фингалом под глазом, пока тот сам не прошел.

«Восхождение» — это экранизация известной повести Василя Быкова «Сотников». Вопрос покаяния в фильме Ларисы Шепитько стоит очень остро. Он достигает пика трагизма. У Василя Быкова такого финала не было. Идея глубокого покаяния Рыбака пришла Владимиру Гостюхину. «Однажды ночью я как будто увидел его рыдающего, протягивающего руки в пространство… Такой… библейский вариант». О фильме так говорили, что это не военная, а евангельская история. Поразительно, что при этом картина сразу вышла в советский прокат, а затем ее увидели в сорока странах мира, признав новым словом в мировом киноискусстве. Говорят, что именно после этой – последней в ее жизни! – картины Лариса Шепитько, стала глубоко верующим человеком. А в Гостюхина все поверили как в серьезного, глубокого артиста. По его признанию, после фильма он не получал письма от поклонниц, а получал письма-исповеди. О трагически погибшей в 1979 году Ларисе Шепитько Владимир Гостюхин вспоминает: «Она мечтала снимать Достоевского, и мы наверняка работали бы с ней вместе, потому что Достоевский тоже мой любимый писатель».

Сериал сериалу рознь

Встретиться с Владимиром Васильевичем Гостюхиным получилось не сразу. Он всегда занят на съемках, день его расписан по минутам, но на это раз встреча все-таки состоялась. «Работы много, российское кино кормит меня», — говорит актер. Но при этом добавляет, что выбрать из предлагаемого материала непросто. «Слава Богу, что на фоне «тупого сериальства» нет-нет, да попадаются добрые вещи». В последнее время ему посчастливилось принять участие в нескольких проектах, работой в которых он, по его словам, удовлетворен.

Это, прежде всего, сериал «В лесах и на горах» Александра Холмского, в котором Гостюхин сыграл купца Потапа Максимовича Чепурина. «Редкий подарок в актерской судьбе – сыграть настоящего русского купца, — говорит Гостюхин. – В нас сформировали ироничное, подчас издевательское отношение к русскому купечеству, но на самом деле это были могучие люди, люди чести – купеческое слово многого стоило! К тому же нельзя забывать, что основу русского купечество составляли православные христиане. В их сердцах жила Вера, которая духовно укрепляла их, делала настоящими богатырями».

Фильм понравился зрителю. Очень тепло его приняли петербуржцы. Актеру звонили из Литвы, Америки, сердечно благодарили за работу. «А ведь этот фильм резко выделяется среди остальных сериалов, он, как сейчас принято говорит, «не формат», и тем не менее картина произвела на людей хорошее впечатление», — отмечает Гостюхин.

Второй проект – «Око за око» по повести Бориса Лавренева. Фильм снял «последний из могикан советской режиссуры» Геннадий Полока, — говорит Гостюхин. — Необыкновенно драматическая картина о временах гражданской войны. И тоже «не формат», ее с трудом удалось закончить, но зато результат был ошеломляющим. В Киеве после просмотра картины зрители устроили 30-минутную овацию!»

Владимир Гостюхин тепло вспоминает и свое участие в 4-х серийном фильме «Ящик Пандоры», называет его «трогательной, нежной и очень христианской историей о прощении и любви». И, наконец, называет сериал «Участковый» — «Мне нравилось играть этого мужичка», — поясняет Владимир Гостюхин.

Герои со сжатыми зубами

Я говорю Владимиру Васильевичу, что его герои – это все-таки не «мужички», а физически крепкие мужики с жестким характером. Один его Кацуба из фильма «Старшина» чего стоит.

Гостюхин соглашается. «Это люди со сжатыми зубами. Я знаю одного такого. Он жив до сих пор. Ему 90 лет, но это человек удивительно ясного ума. Прошел войну, полный кавалер ордена Славы, и вот он – человек со сжатыми зубами. Но сердца у этих людей большие, горячие. Они готовы пожертвовать жизнью за други своя»

«Мне в какой-то степени везло, — продолжает Гостюхин. — Всегда удавалось уходить от предложений сниматься в кондово-партийных фильмах, этаких идеологических поделках. И не обходила стороной настоящая работа. Ко мне обращались режиссеры-личности, которые снимали кино не на потребу. Для них было важно найти во мне единомышленника, и они приглашали меня в надежде, что я пойму их замысел и буду работать с полной самоотдачей». Как это было, к примеру, у Абдрашитова в «Охоте на лис». Такие фильмы — это богатство советского кинематографа, уверен Владимир Гостюхин.

Не чужды Гостюхину и эпизодические роли. Правда, сыгранные им эпизоды были сродни главным ролям. Как это произошло в фильме «Война». Один известный кинорежиссер-документалист как-то высказал ему свое мнение об этой картине: «Фильм так себе. Но эпизод, в котором ты снялся – впечатляет!» Действительно, игра актера в этом эпизоде вызывает сильное эмоциональное впечатление у зрителя. Может быть поэтому режиссер и вынес фамилию Владимира Васильевича в заглавные титры.

Радение о Державе

Гостюхин, как и я, с Урала. Говорю ему об этом, и суровое его лицо разглаживается, глаза теплеют. «Бываю на Урале, но нечасто. Скучаю…» Когда ему перепадают дни для отдыха, актер выезжает на свою, как он ее называет, усадьбу: «Здесь природа как у нас на Урале!» Он рассказывает, что снимался в Екатеринбурге в фильме «Варвара». «Материал очень интересный, XIII век, псковские земли, нашествие тевтонов, и во главе народного сопротивления встает дочка князя – Варвара. Она поднимает на защиту Отечества людей, у которых уже и руки от безысходности опустились, вдохновляет их своим примером, своей Верой». Гостюхин играет в фильме православного священника. Но опять же, по его словам, фильм – не формат. «Картина – патриотическая. Поэтому найти деньги для того, чтобы закончить работу, почти невозможно. А вот если бы кино было направлено на разрушение патриархальных устоев, то тогда бы деньги быстро нашлись», — сокрушается артист.

«Вы называете себя державником. Какие качества присущи державникам?», — спрашиваю я Владимира Васильевича, и он тут же отвечает: «Любовь к родной земле и к своему народу – это главное».

Кстати, одни считают Гостюхина советским до мозга костей. Другие — антисоветчиком. Почему так? «Я не вступил в партию, потому что в детстве был крещен, и не скрывал этого, — рассказывает Владимир Васильевич. – Работая на производстве, спрашивал, почему мы 15 дней бьем баклуши, а последние 15 дней у нас аврал – проблемы с организацией? В армии за политику получил 15 суток, и при этом еще хорошо отделался, потому что вполне мог получить два года дисбата. В ГИТИСе активно высказывался на занятиях по истории и общественным наукам. На премьера советского фильма «Контракт века» о строительстве газопровода «Сибирь – Западная Европа» заявил со ссылкой на Ленина (а его труды я знал хорошо, но труды Сталина еще лучше), что государство, у которого плохо с экономикой, начинает продавать свои ресурсы. За что тут же попал под прицел КГБ. Но при этом все мои поступки были направлены не против родной страны, наоборот, я хотел как лучше! Правильнее сказать, я боролся не против идеологии, а за ее обновление».

Любовь к Родине ему привили родители. Его отец был сталинистом. На фронте воевал в звании старшего лейтенанта и в должности политрука роты. Первым вставал в атаку. После войны был избран 2-м секретарем Свердловского обкома партии. Когда начали развенчивать культ личности Сталина, он категорически защищал свою, противоположную точку зрения и, как следствие, полетел со всех должностей. Но служение Отечеству для него всегда было святым понятием.

Владимир Гостюхин мучительно переживал развал СССР. «Для меня потеря страны стала личной трагедией. Я даже поседел в 91-м году. Это самые страшные годы в моей жизни, — признается он. — Я — государственник, я любил свою страну, верил в нее и вдруг ее не стало. Все разлетелось в клочья! Я тогда уже жил в Белоруссии, и совершенно не представлял себе Белоруссию и Украину раздельно. Участвовал в антиельциновских митингах, а в 1993 году, когда расстреливали Белый дом в Москве, рвался в столицу. Но не получилось уехать – работа не отпустила».

При этом он никогда не думал, что нужно уехать из страны, как это сделали в то время многие: «Конечно же, у меня была такая возможность, но я не смог бы там жить. Я быстро превратился бы в ничто. Моя Родина – здесь, здесь моя земля, в ней лежат мои предки, и именно здесь я могу отдать все свои силы на служение Отечеству. Особенно сейчас, когда все очень непросто, когда стране трудно, я должен быть рядом».

Державник Гостюхин и кинематограф называет державным искусством. Но является ли он сегодня таковым по сути? Нет. «Сегодняшний кинематограф – это одно сплошное развлечение и ничего более». Гостюхин вспоминает, что советский кинематограф воспитывал в людях патриотизм. Правда, был один изъян в советской воспитательной политике – происходило нивелирование национальных качеств многонационального населения страны, которое выражалось, по мнению Владимира Васильевича, в стремлении создать советского человека без национальности. В то время как нужно было бы говорить о национализме, как важной части национальной культуры. «Я всегда гордился тем, что я русский, — говорит Гостюхин. – Но при этом у меня и мысли не было о каком-то превосходстве перед татарином, узбеком, евреем. Национализм – это святое понятие, а где есть святость, там не может быть ни нацизма, ни шовинизма.

Вечные ценности

У нас заходит разговор о русской православной культуре. Владимир Гостюхин подчеркивает, что, по его мнению, правильнее говорить не о православной культуре, а о православных традициях в национальной культуре. «Я понимаю – церковная культура с ее внутренним и внешним убранством, церковными служением и песнопениями. Но православная культура – понятие размытое. А вот православные традиции – да! Это наше национальное достояние, это наше наследие, и все что я делаю сегодня, я делаю в рамках этих традиций», — говорит Гостюхин.

Я рассказываю ему о том, как наш прославленный кинорежиссер и сценарист Евгений Иванович Ташков («Майор Вихрь», «Адъютант его превосходительства», «Подросток» и другие) представлял себе православное кино. В частности, он говорил, что православное кино – это высоконравственное кино. И Владимир Гостюхин удовлетворенно кивает в ответ: «Если в фильме показан человек, который пребывает в нравственном поиске, то этот фильм уже повествует о христианских ценностях».

В Киеве начал издаваться ежемесячный православный журнал «Фома в Украине». С обложки первого номера журнала смотрят лица Эмира Кустурицы, Дмитрия Дюжева, Владимира Гостюхина… «Я испытываю очень теплые чувства к минскому священнику Феодору Повному, — рассказывает Владимир Гостюхин. — Он настоятель храма Всех Святых, при котором организовал Дом милосердия. Это уникальный комплекс, который сочетает в себе и лечебницу, и приют для престарелых, и начальную школу с православной формой обучения. С Божией помощью батюшка начал создавать этот дом десять лет назад – и все происходило на моих глазах». А еще Гостюхин глубоко симпатизирует Святейшему Патриарху Кириллу. «Мне нравиться, что Святейший Патриарх не чурается современных проблем, наоборот, пытается активно разбираться в них и решительно выступает против насаждения чуждых нашим народам ценностей». В 2009 году в Киеве актер принял участие в съемках программы «Прямой эфир с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом», задавал Святейшему вопросы, и с тех пор говорит, что он «на его стороне»: «Предстоятель Русской Православной Церкви не взирает смиренно на проявления современного сатанизма, но активно противодействует ему».

В завершении нашей беседы, Гостюхин, обращаясь к читателям желает им:

«Не унывать! Чтобы не произошло – не унывать! Все плохое скоротечно. Верить надо, что Бог нас не оставит. Есть великая Божественная простота, и согласно этой простой Истине и нужно жить. Для меня – это главное. К этому я стремлюсь».

Протоиерей Александр Новопашин