«Золотого витязя» я создал по наитию

В этом году тройной юбилей у известного актера, режиссера, народного артиста России Николая Бурляева: 65 лет жизни, 50 лет творческой деятельности и 20 лет кинофоруму «Золотой витязь», который он придумал и ведет до сих пор.

Праздничные даты Бурляев отметит в Доме кино 5 ноября. К этому моменту должен появиться и трехтомник его произведений. Нам удалось побеседовать с Николаем Петровичем накануне торжеств, в Петрозаводске, куда он приехал на встречу со своими почитателями.

Российская газета: Николай Петрович, а о чем ваш трехтомник?
Бурляев: Там практически все: проза, поэзия, публицистика, речи. Первый том под названием «Мой Лермонтов» — он собран из киноповести о Лермонтове, которую я иллюстрировал фотографиями из картины, получился целый фотофильм. В этом томе и дневник режиссера, какой я вел, пока делал фильм, потому что понимал, что у этой картины будет особая судьба.

Второй том — все, что написал. «Фрагменты Божьего искусства» — жизнь за 50 лет, целая эпоха. Когда все собралось, увидел, как мне везло в жизни, как много интересных людей встретилось на пути. Вот о них и пишу: о Тарковском, об Ахмадуллиной, о Высоцком, о других, с кем мне посчастливилось общаться, учиться у них, работать вместе, дружить. Пишу об академическом театре имени Моссовета, куда я попал мальчиком, мне было 15 лет. Это произошло в тот год, когда мы оканчивали «Иваново детство» — еще фильм не вышел, а меня уже взяли в театр. И моими партнерами были величайшие артисты — Николай Мордвинов, Любовь Орлова, Вера Марецкая, Фаина Раневская, Ростислав Плятт, Ия Савина.

Третий том — «Славянский венец» — летопись кинофорума «Золотой витязь», который я вел все эти 20 лет.

РГ: Как Вы до него додумались?

Бурляев: Играть было негде, жить не на что. И пришла мысль организовать кинофестиваль «Золотой витязь» как попытку собрать все позитивные силы русского кинематографа. Прежде чем отважиться, поехал в лавру, к старцу, испросить благословения. Думал, он мне ответит, какое кино, блуд это все. Но старец выслушал и сказал: попробуй. Не получится — уходи. Я попробовал, по молитвам старца, при поддержке Патриарха Алексия, форум стал расти не по дням, а по часам, удивляя и радуя друзей и шокируя тех, кто в него не верил, не хотел, чтобы был такой позитивный кинофестиваль.

Он сначала стал православным, всеславянским, потом на фестиваль начали приезжать вообще со всего мира. Я подсчитал: на кинофоруме за 20 лет побывало 60 стран мира, часто очень далеких от нас по менталитету и по верованию. Это Китай, Япония, Австралия, Перу, Израиль. Вот это, пожалуй, самое главное дело моей жизни.

РГ: Но неужели роли — не главное? А как же Ваш великолепный Бориска из фильма «Андрей Рублев»?

Бурляев: Сейчас понимаю: это промыслительно, что сыграл у Тарковского колокольных дел мастера. Я эту роль у Андрея буквально вырвал, он не хотел, чтобы я ее играл. Он делал для меня другую — Фомы, ученика Андрея Рублева, которую затем блистательно исполнил Михаил Кононов.

Когда дочитал до конца новеллу «Колокол», был просто потрясен, увидел, что Бориска — это мое. Разговаривал с Тарковским, он в ответ: «Ты еще мал на эту роль». Попробовал действовать через Савву Ямщикова, который был моим другом и консультантом фильма. И Савва решил эту проблему. Он пошел не ординарным путем, не стал просить, а предложил: «Поспорим, Андрей, что ты утвердишь Колю. Лучше все равно не найдешь». Поспорили на ящик шампанского. И на пробе я увидел, как Тарковский, как прежде в «Ивановом детстве», подходит, что-то шепчет на ухо, уже работает со мной. Мой герой Бориска по наитию отлил колокол, не зная, как это делается, просто отлил с Божьей помощью. Так и я, через какое-то время, в 1991 году, отлил первый колокол кинофорума «Золотой витязь».

РГ: Вы сыграли порядка 70 ролей в кино, но сегодня у Вас, похоже, отношения с кинематографом никак не складываются?

Бурляев: За последние 20 лет я очень мало что сделал. 18 лет тому назад сыграл Иешуа в «Мастере и Маргарите», фильм только появился в этом году. После этой роли отказывался от всех предложений, согласился сыграть только у Натальи Бондарчук Тютчева, фильм тоже никто еще не видел. Был небольшой эпизод — императора Николая в фильме «Колчак». Все.

РГ: Ничего не предлагают?

Бурляев: Предлагают. Роль генерала КГБ, предателя, который работает на западного олигарха. Я не могу играть такую роль. Перепишите, чтоб он был героем, жертвовал жизнью ради Отечества, тогда я с удовольствием возьмусь за нее. Я понимаю, что не мое время сейчас, не требуются такие, как я. Не нужна глубина, не нужен дух, не нужна просветленность. Увы, но акционеры некоторых телевизионных каналов ничего и слышать не желают ни о нравственности, ни о духовности. Их интересуют только деньги.

РГ: А какие собственные роли Вы больше всего любите?

Бурляев: Это Лермонтов, фильмы «Мастер и Маргарита», «Военно-полевой роман», «Игрок», «Иваново детство», «Андрей Рублев». Порядка 20 ролей, за которые мне не стыдно.

РГ: Николай Петрович, Вас недавно наградили орденом Почета, поздравляем от души.

Бурляев: Никакого почета у меня нет здесь. Я ничего не знаю, никто не говорил. Вот в Сербии мне дали орден Святого Саввы первой степени.

РГ: И все же, есть указ президента России от 10 августа 2011 года о награждении Бурляева Николая Петровича, президента общества с ограниченной ответственностью «Международный кинофорум «Золотой витязь», орденом Почета.

Бурляев: Первый раз слышу. Но если так, спасибо за поздравление.

Светлана Цыганкова