«Золотой витязь» — 2009

23—31 мая на липецкой земле прошёл кинофестиваль «Золотой витязь», организованный Международным объединением славянских и православных кинематографистов. За последние годы мы начали привыкать к тому, что термины «славянский», «патриотический», «православный» перестали быть запретными, постыдными и высмеиваемыми. Но так — и мы хорошо это помним — было далеко не всегда…

Можно считать чудом то, что бессменному организатору и президенту фестиваля Николаю Петровичу Бурляеву удалось провести первый «Золотой витязь» в 1992 году.

ЛИПЕЦК-2009

Image За пролетевшие с той поры годы изменилось многое — причёски, климат, политические режимы. Изменился и «Витязь». Замечательная задумка организаторов фестиваля изначально заключалась в том, чтобы проводить его в самых разных городах России и стран — участниц кинофорума. В этом году столицей «Золотого витязя» стал Липецк, встретивший фестиваль в лучших традициях русского гостеприимства. Все старались — начиная с горничных и водителей и заканчивая губернатором Липецкой области О.П. Королёвым. И самое главное, липчане оказались невероятно радушными и благодарными зрителями. Попробуйте вспомнить, как давно вы слышали аплодисменты … в кинотеатре? На фестивале ими заканчивался каждый сеанс. Вне зависимости от того, был ли на показе сам автор картины или демонстрировалась внеконкурсная работа без участия жюри и авторов. Иногда аплодисменты звучали сильнее, иногда тише, но всякий раз искренне. Даже в случаях, сложных для оценки, таких, как, например, фильм «Украина, пейзаж после мора» (к ней мы ещё вернёмся), звучали рукоплескания. Возможно, не в знак согласия, но в знак уважения перед трудом авторов.
Чтобы никто не подумал, что славянское и православное кино – дело скучное и предсказуемое, уже в первый день энергичный тон фестивалю задал замечательный белорусский актёр, вице-президент кинофорума Владимир Гостюхин. Он призвал собравшихся жить по совести и напомнил восторженные высказывания любимца либералов Булата Окуджавы по поводу расстрела Белого дома.

ImageКаждый из нас хотя бы раз в жизни оказывался в роли организатора, поэтому представляет себе, как тяжело заставить действовать по плану хотя бы двух человек. Чего уж говорить о кинофестивале, с сотнями участников, гостей и журналистов и тысячами зрителей! Но организаторы блестяще справились со своей задачей. О прекрасном качестве проделанной работы в первую очередь говорит то, что она была не видна. Всё складывалось как бы само собой, и лишь внимательному наблюдателю открывался титанический труд спаянного и профессионального колектива. Всё говорило о том, что и организаторы, и технический персонал — люди увлечённые, осознающие важность своего дела и верящие в его успех.

Неотъемлемой частью фестиваля по традиции являются концерты и выступления его участников, гостей и даже членов жюри. Это одна из наиболее запоминающихся эмоциональных черт «Золотого витязя». Нынешний фестиваль не стал исключением. Искренность выступавших артистов соединялась с искренностью публики, что порождало невероятную по силе энергетику. Браво организаторам, участникам и зрителям!

«Золотой витязь» проходил после известных событий в Союзе кинематографистов. Понятно, что хорошо быть с победившей стороной, что Н.С. Михалков — личность неординарная. Но православному христианину негоже сотворять себе кумира даже из такой фигуры, как он. Похоже, что собственной «канонизации» не рад и сам Михалков.

СОВРЕМЕННЫЙ КИНЕМАТОГРАФ

Большое число участников и стран-участниц, огромное количество конкурсных работ и внеконкурсного материала позволяют говорить о «Золотом витязе» как об одном из наиболее значимых явлений современного кинематографа. Фестиваль действительно представляет собой яркий слепок всей киноиндустрии славянского мира, со всеми её достоинствами и недостатками. Невозможно объять необъятное — просмотреть все представленные на фестивале работы попросту немыслимо. Пришлось выбирать. Я выбрал документальное кино. Понятно, что в силу специфики жанра большее эмоциональное воздействие вызывает игровое кино, а вот большее доверие — кино документальное. Прекрасное понимание этого демонстрируют украинские документалисты.

Многие украинские работы несут в себе едва уловимую нотку провокации. Вот, к примеру, с виду совершенно аполитичная, выполненная на завидно высоком техническом уровне по всем канонам западного кино, картина «Не один дома» Е. Фетисовой. В ней рассказывается история украинской женщины, усыновившей и воспитывающей нескольких детей, двое из которых темнокожие. Ну как можно устроить провокацию таким фильмом? Оказывается, достаточно вопреки всем правилам фестиваля предоставить копию на украинском языке с … английскими(!) субтитрами.

А вот другая картина с прямо-таки кричащим названием — «Пейзаж после мора» Ю. Терещенко, где повествование о человеке, установившем в своей деревне памятник жертвам голодомора, идёт на фоне рассказов женщины-краеведа о невероятном родстве украинского народа и… индейцев чероки(!), перебиваемых цитатами некоего Джеймса Мэйса о тяжёлой судьбе Украины начала века. В какой-то момент выясняется, что этот Джеймс является супругом вышеупомянутой женщины-краеведа… После чего автор демонстрирует действительно шокирующие кадры и статистику поголовного пьянства и вымирания современной украинской деревни. Многие, может, чересчур поспешно, восприняли эту ленту как очередную прозападную агитку …

Image Отечественные докуменальные ленты, составившие большинство конкурсных работ, в общем и целом представляли собой вполне достойное явление. Кинофорум был открыт показом почти игровой по форме документальной картины «Царское дело» замечательного режиссёра Бориса Лизнёва.
Сложную, интересную и незаслуженно забытую тему Крымской войны поднял хабаровский режиссёр Владимир Василиненко в своей ленте «Честь русского флага». Его светлая, насыщенная фактами картина воскрешает в нашей памяти плеяду замечательных личностей прошлого.
Десять лет жизни посвятил созданию фильма «Молите Бога о нас» Алексей Илюхин. Картина рассказывает о новомучениках православной церкви, в частности, о жертвах так называемого Бутовского полигона.
К сожалению, чувство радости от того, что хорошие и поучительные документальные фильмы ещё снимаются у нас в стране и за рубежом, быстро сменяется чувством сожаления: большинство этих фильмов никогда не станут достоянием широкой публики. Слишком далёк их «формат» от того, что востребовано сейчас на центральных каналах.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Image В разгар фестиваля состоялась пресс-конференция «Духовные традиции. Кинематограф славянского мира». Большая часть выступавших высказали свои проклятия главному врагу кинематографа — «телевизору» — и воздали хвалы главному другу кинематографа Н.С. Михалкову. Гадость на телевидении самоокупаема и даже прибыльна, говорили многие, а вот для продвижения нравственного кинематографа нужны немалые средства.

Самые мудрые кинематографисты заставляют себя идти на некоторые сделки с совестью, чтобы получить эти средства, а самые честные задаются вопросом: «как далеко в этих сделках можно заходить»?
Это не самые приятно звучащие итоги конкурса, но весьма важные. Ведь только наличие людей обоего сорта дарит нам, пусть и призрачную, но всё же надежду на появление в нашей стране высоконравственного, патриотичного, искреннего и вместе с тем востребованного массами кино.

ImageГромом среди ясного неба прозвучали речи народного артиста России Юрия Назарова, смело конкретизировавшего тех, кто стоит за «телевизором». Валентина Гуркаленко призвала вместо дежурных похвал и проклятий обратиться в своём творчестве к своей совести. Борис Лизнёв назвал многие вещи своими именами.
Я слушал этих людей и думал: как же хорошо, что есть ещё в нашем кинематографе честные и смелые люди, как здорово, что нашёлся такой человек, как Николай Бурляев, чьими трудами многим творцам дан шанс встретиться и поделиться своими идеями со зрителями, читателями и слушателями.

gazeta-slovo.ru