«Золотой Витязь» на острове любви

Как только «Золотой Витязь» cтал близиться к завершению, на форум приехали именитые режиссёры Наталья Бондарчук и Владимир Бортко. И не просто так, а чтобы показать свои новые фильмы — cоответственно «Гоголь. Ближайший» и «Тарас Бульба». На церемонии закрытия (31 мая 2009) актёр Владимир Гостюхин, председатель жюри игрового конкурса, назвал «Тараса Бульбу» «величайшим фильмом современности».

После такого ответственного заявления никто уже не сомневался, кто получит Гран-при (плюс дипломы за лучшую мужскую роль Богдану Ступке и за лучшую мужскую роль второго плана Сергею Дрейдену). Биографическая драма о Гоголе с трепетной, нервной работой Евгения Редько в роли мятущегося Николая Васильевича получила Золотого Витязя, диплом за лучшую женскую роль второго плана (Мария Бурляева) и диплом за лучшую операторскую работу (Мария Соловьёва). «Тараса Бульбу» разве что ленивый не обсуждал, потому остановимся на «Гоголе. Ближайшем».

Восемнадцатый «Золотой Витязь» много говорил о «клиповом сознании», бездуховности современного кино и телевидения, о том, что дальше так продолжаться не может и необходимы срочные меры. Видимо, истинно духовное кино — это раздольные панорамы «лесов, полей и рек», мягкие, почти незаметные монтажные переходы, статичные общие и крупные планы, народ-богомолец и невротики-интеллигенты. Интеллигентская, страдающая душа Гоголя, по логике повествования, была настолько не подготовлена к восприятию православия во всей его целостности, что бедному писателю после наставления священника («о душе надо подумать») ничего не осталось, как сжечь второй том «Мёртвых душ» и «сладко умереть». Гоголь — неисправимый романтик, душа которого распахнута во все стороны, и фильм следует за душой Гоголя, то тянет нас в роскошные подсолнухи, то рассказывает о мистических страхах писателя, то выбивает слезу в сентиментальных «семейных сценах». Украина словно сошла со страниц «Вечеров на хуторе близ Диканьки», только без «чертовщины». Духовный поиск Гоголя, его путь к православию материализуется в строгой красоте Оптиной пустыни, сильной финальной сцене смерти. При всей приятности и относительной лёгкости восприятия, картина оставляет неоднозначное впечатление — призванная укрепить зрителя в православии, она, однако, с большим чувством и пониманием рассказывает о фатальной слабости человека перед Богом. Нужно верить и готовить себя к служению Богу изначально, не поддаваясь искушениям искусства, — хотели сказать авторы, но мысль эта прозвучала в «Гоголе…» не слишком убедительно. Возникает встречный вопрос: имеет ли отношение к искусству сам «Гоголь. Ближайший»? Если не имеет, то плох он или хорош (тем, что не искушает)? А если плох, то каков оценочный критерий и достоин ли фильм своей награды? Так мы можем уйти от кинематографа в общие искусствоведческие и философские рассуждения, но ясно одно: что бы и как бы ни говорили адепты духовного кино о целостности мировосприятия, даже в лучших, с точки зрения жюри, фильмах этого направления некая фрагментарность, разорванность авторского сознания не преодолена.

Возьмём другой пример — из конкурса фильмов для детей. «Новогодние приключения в июле» (режиссёры Елена Турова, Иван Павлов, Беларусь). Современная сказка, яркая, нарядная (бюджет – 2 млн. долларов, время работы над фильмом — 3 года), и со смыслом — избавить детишек от компьютерной зависимости. Идея показалась жюри настолько оригинальной, что именно за оригинальность «Новогодние приключения…» и получили диплом. Хотя необычность фильма в другом — пиршестве качественной для малобюджетного белорусского кино компьютерной графики. Как правило, когда одни пируют, другие смотрят и облизываются (я имею в виду прежде всего драматургию). Как и в недавних «Приключениях Алёнушки и Ерёмы», лента распадается на эффектные эпизоды, от которых кружится голова и теряется смысл. А разве за это борются «духовные отцы» «Золотого Витязя»? Хорошо, что «Новогодние приключения…» длятся не три часа, а 80 минут…

Николай Бурляев уверил зрителей на церемонии закрытия в том, что все десять дней гости и участники форума находились «на острове любви». Трудно с этим спорить: в Липецке и области устраивались многочисленные встречи с местными жителями, и везде «Золотой Витязь» принимали очень хорошо. Компания из гостей тоже подобралась тёплая, сердечная. Призы и дипломы получали в основном фильмы, которые их действительно заслуживали. Золотой Витязь не достался никому только в конкурсе короткометражного неигрового кино. И это, наверное, тоже правильно. Председатель жюри Сергей Зайцев (о его полнометражной «Репетиции» мы уже говорили), как всегда строгий, сдержанный, даже суровый, призвал коллег к профессионализму. Это касается и других конкурсов: затянутость, внимание к второстепенным деталям, неумение работать с контрапунктом изображения, звука и музыки привели к тому, что картины не оставляют за собой цельного впечатления, послевкусия, желания пересмотреть и задуматься над тем, что увидел. А ведь действительно хорошее кино не балует нас частым присутствием на кино- и телеэкранах.

Впрочем, вслед за организаторами восемнадцатого «Золотого Витязя», объявившего липецкий форум лучшим за все годы, не будем бить тревогу и мы. Девятнадцатый форум пройдёт в 2010 году в Москве.

www.proficinema.ru