«Золотой Витязь»: о творческих и нравственных приоритетах

В каком направлении должно развиваться отечественное кино? Удалось ли кинематографистам в последние годы сохранить важнейшие творческие и нравственные ориентиры? Как уберечь Россию от духовного распада? Эти и другие не менее острые вопросы обсуждались в субботу за «круглым столом» «Российское кино. Сегодня и завтра», проходившим в рамках XVIII международного кинофорума «Золотой Витязь» в большом зале администрации Липецкой области. Во встрече приняли участие делегаты кинофестиваля, представители власти, журналисты.

Дискуссию открыл своим программным заявлением председатель Союза кинематографистов России Никита Михалков. «Всем нам пора определяться, самое страшное зло для России — неопределенность и безвластие», — считает режиссер.

Говоря о нравственных ориентирах художника, он отметил: «Когда писатель или режиссер любит того, о ком он рассуждает, любит того, кому предназначено его произведение, я могу многое ему простить. Могу простить и понять даже ту жестокость, с которой он повествует. И тогда я тоже вместе с ним хочу любить и сострадать. Но нельзя просто с холодным сердцем фиксировать все ужасы, которые видишь вокруг себя. Для этого можно просто взять камеру и пойти на вокзал, выглянуть в окно автобуса или своей квартиры, но не обязательно быть художником. Ведь еще один древний мудрец сказал: «Жестокая правда без любви есть ложь». И человек, естественно, хочет знать, что нужно делать и кто возьмет на себя ответственность за происходящее».

Михалков уверен, что пора дать отпор всем этим телевизионным призывам «оттянуться со свистом»: «Нам внушают, что единственная возможность преуспеть в жизни — попасть на «фабрику звезд». Удача важна, но за ней должен стоять труд. Кто-то должен сказать народу: работай, не бывает легких денег. Этому пустому гламуру должен противостоять национальный иммунитет — человеку, обладающему им, ничего не страшно».

Тему самоопределения художника продолжил президент кинофестиваля «Золотой Витязь» Николай Бурляев. «Много лет тому назад Гоголь сказал: «Сейчас идет самый главный бой — за душу человека!». Сегодня в этом зале тоже идет такой бой. До «перестройки» советский кинематограф был поистине могучим. Великие режиссеры мира завидовали нам. Федерико Феллини в разговоре с Андреем Тарковским высказывал свое удивление тем, как функционирует кинематограф России: стопроцентное финансирование, единая мощнейшая сеть государственного кинопроката, предоставляющая возможность единовременного показа фильмов по всей стране. А самое главное, какого высокого, не только творческого, но и нравственного уровня достигали высшие творения наших кинематографистов, приносивших всемирную славу нашей стране: Эйзенштейн, Довженко, Чухрай, Герасимов, Ростоцкий, Бондарчук, Тарковский, Шукшин, Михалков, Панфилов, Тодоровский… Подавляющее большинство режиссеров носили в кармане партбилет, но при этом снимали поистине христианские фильмы, ставшие источником живой воды для миллионов людей на планете.

Что мы имеем сегодня? Почти до основания разрушенный и разрозненный государственный кинопрокат. Царство «торгующих во храме» новоявленных частных прокатных дельцов. Киноведы рыночного кинематографа, приторговывающие искусством кино, в эйфории говорят народу о том, что все идет прекрасно. Построено около 1500 кинотеатров с «долби-стерео» и поп-корном «в койку». Заглянул как-то в один из них. Во всех залах — или американское кино, достаточно примитивного, пошлого содержания, либо российский «продукт», подражающий «продукту» американскому. Заметьте — киноискусство, с легкой руки лукавых телевизионных топ-менеджеров и обслуживающих их кинокритиков-рыночников, стали упорно называть «продуктом». Кинокритики, увенчанные степенями и солидным возрастом, уже отказываются серьезно относиться к фильмам, говорящим о высоких идеалах. Россию Пушкина, Лермонтова, Достоевского, Россию Эйзенштейна, Бондарчука и Тарковского год за годом, день за днем, шаг за шагом опускают все ниже», — с горечью говорил Бурляев.

Он особо подчеркнул, что на протяжении двух десятилетий идет последовательная подмена традиционной духовно-нравственной сердцевины русской культуры, мутирование сознания новых поколений. Что будет завтра, во многом зависит от всех нас, убежден Бурляев. «Экранные искусства — есть духовно-стратегическое оружие нашей державы, и оно не должно служить массовому духовному поражению народа. Необходимо кардинальное изменение российской культурной политики и ее составной части — национального кинематографа.

Нужно рекомендовать высшей государственной власти задуматься об утверждении Нового Национального проекта в области культуры и духовного развития нашего государства. Необходимо введение системы Государственного заказа со стопроцентным финансированием кинопроизводства фильмов, способствующих духовному возрождению и укреплению нашей культуры и нашей страны. Пора задуматься о возрождении государственного кинопроката и разбазаренных киностудий. Возродим культуру и кинематограф — преобразим жизнь нашего Отечества!».

Внимательно слушавший выступления на «круглом столе» глава администрации области Олег Королев включился в обсуждение : «Кино — самое коммуникативное из искусств. Для меня оно бывает двух видов — созидательное и разрушительное. А Михалков именно тот режиссер и актер, который всем своим творчеством способствовал и способствует воскрешению России. Скажу откровенно, на съезде кинематографистов была осуществлена попытка уничтожения могучего могиканина русского духа Никиты Михалкова. И, поздравляя его, прежде всего нужно поздравить всю Россию с победой. Проблемы сегодня нужно ставить четко и остро. И Никите Сергеевичу, подлинному лидеру нашего кино, это под силу», — высказал свою точку зрения Олег Петрович.

В этот день прозвучало еще немало ярких, эмоциональных выступлений. «Наступает пора, — говорил советник Президента России по культуре Юрий Лаптев, — когда каждый художник должен понимать свою просветительскую миссию. Нам необходимо рассказать нашему зрителю, что такое Россия, что досталось нам в наследство, что же мы должны беречь и передать дальше. Это очень важная гражданская миссия. Мы похоронили в 90-х годах главную идею, а новую до сих пор не придумали. Мы не даем возможности людям гордиться своей страной. Историческая правда получает просто невероятную интерпретацию в кинематографе. А нужны такие примеры, которые могли бы вырабатывать в человеке лучшие качества, как раньше после фильма мальчишки играли в Чапаева».

Политолог Сергей Кургинян напомнил, что в истории мы уже однажды оказались на краю гибели. Неужели сейчас общество готово повторить пройденный жестокий урок? «Ведь надо ясно сознавать, что точка кипения в перестроечное время была настолько высока, что пройди общество еще раз этот путь — российская история закончится вообще. Не секрет, что на нашу территорию смотрят уже как на корову, которая раньше давала молоко, а теперь пора ее забить на мясо. То, что происходит на окраинных рубежах нашей страны, — это далеко не шутки. Когда мы смотрели фильмы того же Эйзенштейна, то понимали, что оттуда идет новая весть, значимая для всего мира. Россия, которая не скажет нового слова миру, в XXI веке существовать не будет. Давайте скажем, что мы живы и наследство это наше. Все мы имеем свои дела и интересы, но иногда о них надо забыть, чтобы сойтись в одном: оставить в наследство потомкам великую Россию, а не раздробленные, распавшиеся территории, на которых будет хозяйничать кто угодно, но не мы!».

Борис Любимов, ректор театрального института имени Щепкина, озвучил свои тревоги о будущем молодежи. «У них нет стержня, и это страшно, — считает он. — Не секрет, что для многих молодых людей интереснее не суть и знание творчества великих соотечественников, а скандалы и анекдоты из их жизни. «Переписка Грозного с Крупской» и «Пушкин погиб в застенках Дантеса» — это не шутки, а реальные цитаты ответов абитуриентов».

Еще одной проблемой, по мнению Бориса Любимова, является Единый государственный экзамен. «Кто сказал, что тестовое мышление — критерий знаний? — возмущался ректор. — Слава Богу, недавно и президент Медведев озаботился этой проблемой, дав понять, что не исключена возможность пересмотра ЕГЭ. А мы, в свою очередь, будем стараться, чтобы в вузы попадали не те, кто ловко угадает ответы на экзаменах, а действительно талантливые юноши и девушки».

Кинорежиссер-документалист Валентина Гуркаленко призналась: «Больно осознавать тот факт, что из нашего кинематографа был изъят такой жанр, как научно-познавательное кино. Для телевидения пакетами закупаются иностранные фильмы производства ВВС и Discovery. А я считаю, что и возрождение нашего кинематографа необходимо начинать с научно-популярного кино. Я работаю в этом жанре не один десяток лет и знаю, о чем говорю. И когда мы приезжаем в школы разных городов России, педагоги порой плачут от радости, узнав, что студия научных фильмов жива и даже снимает кино».

Советник председателя Совета Федерации Сергея Миронова Александр Щипков выразил возмущение нравами, царящими на российском телевидении: «ТВ базируется на идеологии цинизма, бесстыдства и наживы. Ради денег и рейтинга они готовы глумиться над самым святым. Такого разнузданного мата из уст очаровательных девушек, как в Останкино, я не слышал нигде».

Актер Александр Михайлов высказал свою боль за судьбу российской глубинки: «С каждым годом нас остается все меньше, всего 140 миллионов, а не 475, как рассчитывал Менделеев. Сердце кровью обливается, видя, как гибнут русские деревни, как сибиряков спаивают китайцы дешевой рисовой водкой, как отщипываются куски нашей территории».

Хватит смотреть на все это, пора что-то делать, считает Михайлов. «Я рад, что в одной связке с этими ребятами в Союзе кинематографистов. Хватит разрушать, пора строить. Сегодняшняя речь Олега Петровича Королева — это благо. Чем больше будет таких глав-созидателей, тем лучше заживет Россия», — уверен он.

Подвел итог разговора Никита Михалков: «Не нужно надеяться на то, что кинофорум закончится и все само собой покатится по нужной колее. Без политической воли все бесполезно!

Нам необходимо понимание власти и государственная стратегия в решении тех проблем, о которых мы здесь говорили. Мне хотелось бы, чтобы результатом этой нашей встречи стал взвешенный, грамотно составленный документ с конкретными предложениями. Его мы отправим на имя президента. Коль мы себя считаем хозяевами страны, то имеем право потребовать от тех, кого избирали, чтобы они нас услышали. Я берусь доставить манифест в высшие эшелоны власти».

www.lpgzt.ru